Персонажи в событии:

Mistofia Fogneel
Karl Eckhart
Leonardo
Информация события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Заброшен.
Время и дата:
18 Реганденейр, Месяц Звездопада, 308 год. Примерно 13:00 - 13:59 (полдень).
Погодные условия:
1°, без осадков.
Место действия:
Башни Академии, Лестница и коридоры южной башни.

Аннотация:

Утром после празднования Падения Святого юная Мистофия Фогнил обнаружила пропажу своей льняной рубахи. После долгих поисков, отыскала она её в фонтане во внутреннем дворе Академии, совершенно не понимая, как так произошло.

После долгих раздумий и логических цепочек, Мистофия надумала, что она всё происки Леондардо — парня, которого вчерашним вечером полненькая особа окатила горячим вином. Желая отомстить, она решила подкараулить его на винтовой лестнице в жилые помещения, дабы окатить его ещё, только уже холодной водицей. Чтобы не повадно было.

Да вот только план её сработал не до конца — вместо беловласого кузнеца под водный удар попал другой мальчик — бывший раб по имени Карл...

Mistofia Fogneel:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие шоссыМантия ученикаНабедренная повязкаНагрудная повязкаОчки

Leonardo:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие брэКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаПортянки

Karl Eckhart:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие брэКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаПортянки

Деревянное ведро (пустое) x2
Небольшая ёмкость, где-то на пять литров. Туда можно что-то налить.
Прочность: 40/40

2 2 864

Re: Видишь, как падает вода?

Колется. Как чёрт возьми всё колется!

Мистофия хотела снять проклятую суконную мантию, но понимала – под ней то толком ничего нет. В этом была и проблема… Битый час, мучаясь от стыда (мантия конечно была длинной, но всё равно у юной Фогнил оставалось ощущение, словно она бегает голой) и неприятных ощущений, она искала свою единственную рубаху, и нашла её где? Правильно, в фонтане! Только вот в чём вопрос, а что она там вообще забыла?!

Насквозь мокрую одежду носить – то ещё удовольствие, поэтому муки Мист продолжались. Никаких заклинаний, которые помогли бы ей в этой деле, она не знала, поэтому развесив рубаху у себя в комнате, девушка была вынуждена в таком же виде пойти на завтрак. Но мысли её блуждали там, в желании отомстить тому, кто так злостно над ней подшутил!

Сперва девушка подумала на её недоброжелательницу – Саббию Рок. Мист внимательно следила за этой «бандиткой» во время еды, но в итоге всё свелось к тому, что будущая волшебница решила, что эта чудаковатая, пускай и открыто недолюбливает прекрасную Фогнил, но явно не опустилась бы до таких мелких пакостей и действовала бы куда более изящно. Следом подозрения пали на юношу, которого Мистофия вчерашним вечером облила вином. И о боже! А ведь именно он и мог так поступить! Грубый, неотёсанный мужлан, которому явно не понравилось такое отношение девушки, и который решил её проучить! Точно, это был он!

Почему же под раздачу попала лишь рубаха, в таком случае, а не мантия, оставалось конечно загадкой, как и то, а как парень вообще эту рубаху достал, ведь она была под мантией и в ней Мистофия (наверное?) укладывалась спать… Но почему-то в голове юной Фогнил эти вопросы не пришли в своё время, поэтому она выбрала цель – и решила действовать.

План её заключался в том, чтобы он почувствовал на себе, каково это, когда одежда мокра. И только она остановится не только какой-то рубахе, а на всей одежде, от нитки до нитки! В этом ей должны были помочь её верные друзья – вёдра, которые периодически встречались в коридорах и пустых комнатах. Выбежав с завтрака раньше всех, чтобы успеть закончить свои приготовления, будущая чародейка набрала ведро воды и, проследив за тем, куда направляется беловласый мужчина, затаилась.

Девушка знала, что он вот-вот должен подняться к своей комнате в Южной башне, поэтому она приподнялась чуть повыше по ступеням, да затаилась за колонной винтовой лестницы. Прислушалась.

Какие-то разговоры, смех... Нет, это всё доносилось из других комнат, едва слышно. Шаг. Вот, он идёт! Ещё шаг. Ели слышимый, но разносимый эхом о каменные стены. Шаг…

- Получай! – вскрикнула девушка и окатила своего недруга водицей.

Пауза. Девушка удивлённо смотрела на человека, перед ней. Это был явно не Леонардо.

«- Упс…» — только и успела подумать Мистофия, немного раздосадованная тем, что это не тот кто надо, и смущённая по этой же причине.

3 104

Мастер игры:

Заявка на использование предмета "Деревянное ведро с водой" в количестве х1 была одобрена.

Game Master

4 (изменено: Karl Eckhart, 01-11-2020 23:55:10) 3 266

Re: Видишь, как падает вода?

Бенедикта Вран разъяснила: в Академии все равны. Звучало красиво, на долю мгновения — даже убедительно. Место сие было воистину необыкновенно; удивительно ли, что и правила здешние — новы, необыкновенны и даже абсурдны для всех чужих. И все же! Пусть свежеиспеченные ученики, в основной своей массе были насильно изгнаны из привычного мира, привычный мир не был изгнан из них — они принесли его с собой. Принесли свои убеждения, свои привычки, свои мировосприятие и мировоззрение; притащили самих себя и свое гнилое нутро. И убеждения их читались не только лишь в косых взглядах и сморщенных носах, но и в куда более ясных словах и делах.

То, что Карл ранее был рабом — очевидно.

Очевидно потому, что он раб и до сих пор.

Он был скромнее большинства, покладистее. Настолько, что это не умиляло, а раздражало. Ведь с ним было куда сложнее завязать разговор. К нему и подойти было той еще задачей — он стремительно избегал любых контактов. Он ставил себя ниже окружающих; жалкий, он вызывал не жалость, но брезгливость. К счастью, ему было плевать. Приученный быть вещью, он отвык обижаться.

Но плевать было и окружающим.

Ведь плевать на раба — это нормально.

Плотно позавтракав, Карл намеревался отдать всего себя рутине. Можно было оспорить плотность поданных по утру «яств» — но раб не спорил, раб ел, раб наслаждался, раб благодарил. Иной мог бы пожаловаться на всю ту рутину, преподаваемую на первых порах учебы — но раб был рад, раб был создан для подобного рода забот, он всем своим естеством любил утопать в буквах, в словах и в их значениях, он с жадностью принимал все, что ему преподавали.

И именно в промежутках меж разного рода рутинными делами, Карл наткнулся на Мистофию. Ну или, скорее уж, она наткнулась на него. Честно сказать, бывший даже имя бывшей дворянки произнести не мог без запинки — то ли от слабого ума, то ли от слабого духа. Впрочем, обращаться к ней по имени он и не собирался. Подобных ей он обязан был звать, как минимум, госпожой. Впрочем, обращаться к ней он и в принципе не собирался. Подобные ей не должны были опускаться — и до сих пор не опускались — до его уровня.

Но жизнь так волнительна, непредсказуема.

Тем более — здесь, в маленьком доме всего загадочного.

Сперва послышался ее голос. Сразу после показалась сама она — но лишь на мгновение. На то самое мгновение, пока вода летела от нее — к нему. Любивший мыться, но так редко мывшийся, бывший раб приучен был к холодной воде, теплую же он мог отыскать разве что в кружке. Но фактор неожиданности несколько подпортил столь радостную встречу воды и Карла. Дернувшись и отступив, он чуть было не оступился, чуть было не упал, чуть было не покатился вниз по лестнице, чуть было не умер. Еле-еле восстановив равновесие, не без труда он вновь обрел опору под ногами.

Впрочем, проблемы на том не окончились.

Проблемы в принципе никогда не кончаются.

Весь мокрый, Карл протер рукой лицо, смахнув воду, растерев глаза. Он был удивлен — а это успех. Но по лицу прочесть его эмоции было тяжело — он не то чтобы их контролировал, скорее выдавил, как прыщи, еще в первые полгода рабства. Что делать конкретно в этой ситуации он не знал. А потому действовал по привычному шаблону:

- Прошу прощения, - попросил прощения Карл, не представляя, за что, но веря — так надо.

5 2 823

Re: Видишь, как падает вода?

На утро Лео был не в лучшей форме. Болела нога и голова, пусть и не так сильно, как первое. У Габирэля была та же ситуация, но с головой, и похуже. Парень выпил, кажется, куда больше, чем кузнец и страдал похмельем. Таким образом, утро для Леонардо началось весьма рано — с лечения алкоголем в Умостье. Главное, что пил он не один, значит это не зависимость, а количество уже не так важно. Впрочем, товарищи по академии могли почувствовать стойкий запах перегара, который исходил от кузнеца. На лекции, конечно, идти не очень хотелось, но было нужно себя заставлять. Магия — это не то, что могло даваться так просто, а для него — тем более. Вот только слушать все эти заумные речи, в текущем состоянии Лео, будет, наверное, тяжело. Хорошо, если у него в голове вообще хоть что-то отложится.

Ну хоть не вдрызг напились, — сетовал на жизнь кузнец, направляясь к лестнице и потирая шею. Так как он прихрамывал от раны на ноге, то Леонардо решил пропустить несколько учеников вперёд себя, чтобы не задерживать их сильно на лестнице, по которой спускаться и подниматься было тем ещё актом мазохизма.

- Получай! — вдруг донесся с лестницы знакомый голос, а затем послышался всплеск и журчание воды, которая ударилась о ступеньки и стекала по ним. На какое-то мгновение воцарилась тишина. Кузнец был недалеко, так что, пройдя несколько ступенек, он увидел Мистофию и ещё одного парня. Кажется, он не знал как его звали. Во всяком случае они не пересекались  где-либо, чтобы им довелось поговорить и познакомиться. Он стоял мокрый, а с одежды стекала вода. По поведению девушки было понятно, что с ней, кажется, всё хорошо. Лео не знал насколько удар по голове был эффективен, но дурость, похоже, это из неё не выбило. Можно было и плакать и смеяться одновременно.

- Чего это ты извиняешься? Ты же не виноват, - обратился кузнец к парню, поравнявшись с ним, а затем перевёл взгляд на девушку.

- Вижу, что с тобой всё хорошо, — протянул Леонардо. Он не испытывал к девушке особой симпатии после всего случившегося. Вдобавок, мысль о том, что первопричина её поведения просто в том, что он больная на голову, укоренилась в нём сильнее, чем то, что её поведение берёт начало с каких-то определённых событий. А с такими людьми было крайне сложно... Лео видел иногда таких в городе и во взгляде на таких обычно присутствовала какая-то отстранённая жалость, какую иногда испытываешь к глупому животному. Над ними чаще всего измывались, конечно, а те продолжали делать то, что делали. Буйных, правда, среди них не было. Впрочем, буйные, наверное так и заканчивают свою жизнь после пары ударов по голове.

- Хотя знаешь, тут ты прав, - добавил Лео, обращаясь к незнакомому парню, - Извинился и иди суши одежду. Лучше с ней не связываться, — посоветовал кузнец, намереваясь уйти дальше по своим делам.

6 1 608

Re: Видишь, как падает вода?

Девушка осмотрела паренька, которого по случайности задела своей маленькой "местью". Черные волосы, худой, безэмоциональное лицо. Кажется, она видела его пару раз — он также был из текущего первого потока, и учился вместе с ней. Правда уверенности у юной волшебницы совершенно не было.

Не смотря на то, что человек перед ней был мужского пола, Мистофия поняла глубину своей ошибки. Она посмотрела парню прямо в глаза, после — опустила взгляд в пол, и почесала правую щёку.

- Прости... — очень тихо пробубнила она. Нелюбовь нелюбовью, но сейчас инициатором их контакта была именно Мист, а до этого парень не то что с ней никогда не говорил, но и не подходил на расстояние больше пяти метров, не считая одного стола на пирах. Значит, пока что по крайней мере, хотя бы извинений заслужил.

Но всё её смущение и порядочность мигом улетучилась, когда на горизонте появился Леонардо. Кровь моментально закипела в жилах, взгляд стал острый, пронзительный и испепеляющий. Голова неожиданно загудела, стоило Фогнил вспомнить вчерашние побои. Парень что-то говорил другому, и Мист это прекрасно слышала, из-за чего лицо её стало красно, как ковры в Академии.

- Иш как хорош, тварь двуличная. — процидила сквозь зубы девушка, - Мало тебе вчера было, так еще решил поиздеваться?! Какого лешего ты мою рубаху в фонтан кинул, отродье нечистое?! Этот дождь тебе предназначался, но ты видимо не в состоянии даже по лестнице нормально подняться.

Девушка решила не мелочиться и сразу перейти к делу. Она крепко держала в руках пустое ведро, в случае чего готовясь применить его по другому назначению.