Персонажи в событии:

Ivica Acinger
Game Master
Информация события
Смежные события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Завершён.
Время и дата:
5 Реганденейр, Месяц Звездопада, 308 год. Примерно 23:00 - 23:59 (сумерки).
Погодные условия:
2°, без осадков.
Место действия:
Жилые помещения, Комната Кии.

Аннотация:

Прошло несколько дней с тех пор, как молодые будущие волшебники заселились в свои комнаты. В один из таких дней некоторые ученики услышали странный шум: это пробудило их ото сна или каких-то других важных дел.

В коридоре этажа башни они встретили маленькую девочку – Киа, которая точно также как и они, была ученицей первого сезона. Девочка сидела на полу у стены, свернувшись калачиком и плакала.

К ней вышло четыре студента: кузнец Леонардо, маленькая ученица Ивица, и сводные брат с сестрой — Лафорта и Лаймур. Они внимательно выслушали речи крошки Кии, отвели её в комнату, наказав Ивице присматривать за ней, а сами отправились на поиски источника шума на верхних этажах башни.

И вот Ивица вместе с Кией остались одни в небольшой тёмной комнате, где в одиночестве проживала малышка. Их разговор был не короток, и не долог. Они говорили об взрослых ребятах, что ушли на верхние этажи, об уроках и учителях, и конечно немного о магии. Каждая из девочек смогла успокоиться и расслабиться в окружении друг друга, забыть о страшных шумах, и чуть погодя, без какой-либо задней мысли заснуть вдвоём в ночи.

Ivica Acinger:Льняная рубаха

Загадки Академии: ночная неразбериха — Laforta Inkslight, Leonardo, Limeur Inkslight, Ivica Acinger.
Загадки Академии: ночной вой — Laforta Inkslight, Leonardo, Limeur Inkslight, Game Master.
Загадки Академии: шёпот воды — Laforta Inkslight, Limeur Inkslight, Game Master.

2 2 766

Re: [Ответвление] Загадки Академии: страхи Кии

Уговаривать Ивицу остаться вместе с Киа никому не пришлось. Едва представив возможные последствия встречи со страшным созданием тьмы, юная ученица академии не на шутку испугалась. Испуг свой она, впрочем, всеми силами скрыла, и была в этом привычно хороша. Так поступать учил папа. Если боишься и ранен, нельзя дать понять окружающим. Нельзя показать слабость. Она подавит волю друзей и даст недругу смелость к решительному действию, которое нельзя провоцировать.

Только пальцы ее, сжимавшие руку Киа с нежной и мягкой детской силой, еле-еле дрожали.

Заходи пожалуйста, — тихий шепот коснулся уха Ки, но не каменных стен. Не потревожил эха.

Так отворилась и дверь. Ивица была, совсем немножко, горда продемонстрировать свой навык.

Нельзя провоцировать... Только если твоя слабость и испуг не будут уловкой. Ловушкой. Тогда можно выиграть. Но у кого тут выигрывать?

Я буду с тобой.

Перед тем, как зайти в комнату Киа, Ивица огляделась по сторонам. Она видела темноту коридора, тускло окрашенную пламенем свечей, и три фигурки, скрывающиеся в ней. В глубине коридора они выглядели маленькими. Это позабавило Ивицу. Настолько, насколько она могла почувствовать себя позабавленной, пребывая в состоянии испуга. Со спокойным лицом, чистым, пристальным взглядом, не выражающим ничего, кроме внимания по отношению к подопечной, маленькой, как и сама Ивица, но все-таки испуганная.

Сколько захочешь.

И вот, позади страшный коридор. Ивица и Киа  в комнате последней. Есть надежда, что девочке будет не так страшно. Что к этой комнате она успела привыкнуть хотя бы немного. В мере, достаточной для того, чтобы бояться не так сильно, как снаружи, за дверью. Пристальный серо-голубой взгляд выхватил из полумрака знакомые очертания кровати. К ней Ивица и повела подругу, не отпуская ее руки и стараясь не слишком торопиться. Прямой опасности нет пока. Пусть девочка почувствует это через действия Ивицы — в них нет суматохи и спешки.

Присаживайся. Или ложись, если хочешь.

Вспомнилось, как один малыш играл на улице, упал и прокусил губу. Как он испугался и затрясся всем телом, когда понял, что во рту у него кровь. Но Ивица оказалась рядом и сумела с ним говорить так, что по пути за помощью взрослых малыш даже не заплакал. Ивица еще не понимала, как это сделала, и это воспоминание удивляло. А ответ был прост. Она подражала маме. Ее ласковой манере говорить, умению выбрать хорошие слова.

Как тебя зовут? — Ивица сделала над собой усилие и, вырвавшись из плена доброй памяти о маме, обратилась к Киа, все также неосознанно подражая взрослой женщине, — Я Ивица.

Она присела на колени, на холодном полу у кровати. Мурашки, на этот раз не от страха, а от соприкосновения с камнем, бодрящей волной промчались по телу.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

3 1 893

Киа:

В комнате стало легче. Тут был свет. Тут чувствовалось тепло, идущее от необычного горшка с дырочками. Киа плохо видела в темноте, но через слабое освещение смогла разглядеть очертания помещения. Здесь она жила уже… сколько? Где-то неделю.

Она была не одна. С ней была девочка. Она держала Кию за руку. Кия смущалась, но не так как с мужчиной. С девочкой было привычнее и спокойнее. Особенно если она примерно её возраста.

Маленькая ученица Академии забралась на кровать с ногами. Она посмотрела на другую ученицу, которая представилась как Ивица. Та села у кровати на пол. Кия замотала головой, взяла её за руку и потянула на себя, чтобы Ивица тоже залезла на койку.

- Х-х..холодно.. На по..лу.. – объяснила Киа своё решение. Кровать была большая, в разы больше чем сама Киа, и места было на ней много. Она была явно для больших людей, не таких как Киа или Ивица.

- М…меня.. Киа.. зовут… - ответила на вопрос белокурой малышки девочка из монастыря. – Мы…мы… Ви…делись… Н-н…-н..есколько… рас…

Будущая волшебница всегда держалась поодаль ото всех остальных учеников, но занятия не пропускала. Не потому что ей это было сильно интересно, но хотя бы потому что считала, что если она не придёт – учителя будут ругаться. И бить. В монастыре её били. Много и больно.

Киа немного заёрзала на постели. Потупила взгляд. Ей непривычно было разговаривать с кем-то. Но она хотела подружиться с Ивицей. Ведь лучше, когда ты не один, да? Да и Ивица не была похожа на тех, кто её обидит. Девочка взяла полную грудь воздуха, вместе с которым попыталась набраться ещё и храбрости.

- С…спаси..бо… — сказала она, немного покраснев. – З..за… то што… О…о.. Со мной… тут.. сей..час… — Киа подняла взгляд на Ивицу. Она казалась… прозрачной. Светлой и прозрачной. Как лёгкая дымка тумана по утру в монастыре. – И.. Ивица… А ка..к.. Ты… при..-при…-пр..ишла… сю..да?

Киа

4 (изменено: Ivica Acinger, 31-10-2020 20:48:10) 3 199

Re: [Ответвление] Загадки Академии: страхи Кии

На полу действительно было и в половину не так уютно, как на кровати. Ивица согласилась подняться без возражений, поскольку таковое ей уже во всю высказывали дрожь и колики в коленках. От холода даже показалось, будто кожу ниже бедер стянуло, и чашечки под нею стали еще более крохотными, чем уже были в самом деле. Ки, вечно заикающейся, не хватало силы убеждения, однако чувства Ивицы объяснялись с нею красноречиво и без всяких слов — воздуху стало тесно в груди, когда обе девочки устроились поудобнее на мягкой подстилке, и дали тишине мгновение. Было в этом восхождении как будто бы что-то героическое, чего маленькая Ивица никак не могла облечь во внятную устную форму. Помимо этого досадного препятствия, попытка самовыражения встретилась с другой непреодолимой силой. Стеной, выстроенной из двух разнородных материалов. Восторг. И стыд за этот восторг. Стыд, чья природа пока остается загадкой для десятилетнего ребенка, но легкий и мимолетный.

Точно. Мы встречались. Но я все никак не решалась спросить твое имя.

Почувствовав, как Киа ворочается, Ивица неосознанно повторила ее движения, и как бы невзначай обвела светлым взором комнату. Белые пальчики волнительно мяли подстилку, двигаясь так, как двигаются лапки новорожденных котят, насыщающих себя молоком кошки-мамы.

Теперь-то я знаю.

Хорошо, что Киа была сильнее. В чем-то даже смелее. Например, невзирая на трудности, она продолжала говорить. Без ее участия беседы могло и не завязаться. Ивица не подавала виду, но стеснялась, и теперь, когда обстановка более-менее успокоилось, сей недостаток ее еще не сформированной личности, крохотный, но значительный, давал о себе знать.

Это ничего, — мягкий кивок, и пряди волос, вьющиеся, как туман восходящего утра над молочной рекой, упали на алую щеку.

Благодарность девочки была достойно принята. Еле-слышный короткий смешок — смущение. Но молчанием ведь никого не успокоишь.

Я расскажу, как, - короткий рассказ Ивицы начинался очень осторожно, — Я жила с мамой. Потом пришли злые люди. Мама дала мне одежду, еду. Рассказала, как добраться к Умостью.

Печалью и спокойствием полнился голос Ивицы. Печалью и спокойствием, противоречащими друг-другу, но пред ликом угрозы, единой для них, сложившими оружие и заключившими перемирие, что страшнее войны.

Дни и ночи, вдоль дорог, лесами, оврагами, реками... я шла. А потом меня приютили, — Ивица подняла взгляд, чтобы увидеть, что будет в глазах Киа, — Как и тебя. И теперь мы здесь встретились.

История Ивицы звучала, наверное, так, будто была подсмотрена в книжке. Все потому, что девочка жила этой историей, и каждый день, по нескольку раз, и особенно часто в начале своего пути, проговаривала ее про себя, в голове формируя стройный, осмысленный рассказ. Так было легче.

И еще легче, когда расскажешь. Так легко, что Ивица улыбнулась. Совсем немного. И хотела продолжить беседу. Но снова стеснялась. Почему-то былая "взрослость" куда-то подевалась, стоило только оказаться лицом к лицу с этой девочкой. На одном уровне. Рассказать ей свою историю.

Ну, а ты?

Ивица заметила, что ногам ее все-таки немного холодно, и пальчики на них поджались и тихонько подрагивают.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

5 2 187

Киа:

Киа уставилась на покрывало под нею и лишь кивнула. Да, теперь и она знает. Киа и Ивица. Две малышки в этом большом тёмном замке.

Голос белокурой девочки, когда она рассказывала свою историю появления, показался Кии очень грустным. Киа не помнила своей матушки, но хорошо помнила двух старших братьев и отца. Отец был строгим, а братья проказниками, которые в один из дней просто не вернулись. Тогда у отца Кии тоже было грустное лицо и голос. А потом в дом пришла женщина. Киа думала, что это была её мама, но та была груба и часто била Кию. Так девочка поняла, что это не может быть её мама. А потом Кию отвели в монастырь. Женский. Там было много разных тёть, но Кию не любили. Почему-то. И часто били. Иногда просто так. По крайней мере так казалось самой Кии. Поэтому Кия подумала о том, что не хочет, чтобы Ивица грустила. Тем более она так успокаивала Кию из-за её страхов и даже сидит здесь с ней рядом. Ивица не должна грустить.

Киа подвинулась поближе к Ивице и обняла её, погладив по белокурым шёлковым волосам. Когда-то так делал папа и Киа подумала, что это может помочь и Ивице. Киа не знала, насколько это действительно подействовало, но сама темновласая девочка точно успокоилась. Страхи потихоньку ушли. Ивица здесь, а более старшие ребята разберутся с бабайкой. И больше не будет грохота и теней. Ведь по крайней мере сейчас было тихо.

- Аз.. аз.. – девочка задумалась, вспоминая о том, как её забрали. – Аз жила в… в… с тё..тями. Они… мо..лились.. М..много. И аз… молилась. Но… но… т-там б-было п-пло..хо. Т-там… м-м…много.. б-би..ли… П-потом.. при…шла.. Длугая… Тё..тя. Она сп..лоси…ла… Хотю… ли аз… уй..ти. Она г-го…воли…ла… Шо там… меня не б-буду..т… Так… бить… — девочка замолчала и смущённой отодвинулась от Ивицы. Девочка, пускай и была маленькой, но понимала, что там в её возрасте так говорить очень плохо. А тут уже не только говорить надо, а учиться писать! Госпожа Матильда пускай и выглядела очень доброй женщиной, но Киа боялась, что у неё не выйдет писать. Говорить же хорошо не получается. – Аз… со..гласи…лась… уй..ти. П-пока… нлавит…ся… тут… Кломе… шу…ма. К-ка..к… думае…шь? Они… в…-взло..слые… ле…бята… нашли… и… ис… исто… ш..-шума?

Киа

6 (изменено: Ivica Acinger, 02-11-2020 01:19:56) 3 319

Re: [Ответвление] Загадки Академии: страхи Кии

Ивица осторожно, чтобы не повалить Ки, подалась вперед. С запозданием, потому что объятия были для нее полной неожиданностью. Неожиданностью приятной. Такой приятной, что было трудно держать себя в руках, не начать двигаться, сжимать маленькую подругу руками со всех сил. Нет, так Ивица не сделала.

Ее предплечья прильнули к бокам девочки, в то время как ладони уперлись в постель позади ее бедер. Ивица обнимала в ответ, только почти без рук. Она боялась, что испугает. Или что Киа попросту не захочет. Но все равно была рядом. Очень близко физически. Еще ближе мыслями.

Здесь тебя не будут бить. А если будут, я тебя спрячу, — сказала Ивица своим тихим, спокойным голосом. С уверенностью, не величественной и не помпезной, а обыденно веря в сказанное, как в то, что снег холодный, а свет летнего солнца несет жар.

Ивица не герой. Просто она, девочка, которой повезло больше, умеет прятаться.

В мире, где печаль и жестокость творит историю за историей, и на каждом шагу рушатся судьбы, тяжело расти. Физически, умственно и душой. Нелегко делать шаг вперед, когда больно ступать, иной раз буквально — перед глазами у Ивицы возник милый сердцу образ Лафорты. И пусть ненастье и злоба повсюду, нет на свете такой пары негодяев, которые способны были бы породить человека, что озлоблен с утробы и рожден с привычкой. С привычкой быть битым и голодным. До тех пор, пока боль и жажда не только хлеба, но даже тепла, справедливости и понимания не отомрут вместе с коркой, что покроет детскую душу, словно болячки. Пока они не отвалятся, когда больше нечему будет держать их изуродованные останки. Что будет под этой коркой? Человек?

Если бы Ивица услышала такие слова, она не смогла бы ответить. Она была еще слишком мала, чтобы даже услышать их — не говоря уже о том, чтобы быть автором такого высказывания. Но сие горькое и счастливое мгновение, когда Киа прижималась к ее груди своею, и крохотная ладошка ощущалась в мягких белых прядях, доносило до Ивицы понимание. Так просто и незамысловато, как правила игры, рассчитанной на ребенка, едва научившегося слушать и понимать самые простые слова. Обличенное в форму настолько невинную, понимание жестокости пробуждало в Ивице разное. Сперва неверие. Потом грусть и сострадание. За ними следом гнев. И потом раскаяние за него, потому что, по какой-то причине, постыдно и неприятно злиться, даже заслуженно.

Я думаю, что скоро найдут.

Ивица развела руки в стороны, чтобы не мешать Киа сохранять то расстояние, которое ей хотелось бы. Все время, пока они были близки, Ивица держала глаза закрытыми. Теперь вновь открыла. Увидела перед собой коленки Киа. И решила пока не отводить взгляд. Разглядеть, чтобы узнать, не бил ли девочку кто-нибудь совсем недавно.

Они большие. Далеко видят, — тут в голосе юной волшебницы едва-едва слышно прозвучала нотка зависти, — Что хочешь найдут. Или к взрослым пойдут. Это их забота.

Конечно, Ивица замечала, что с речью у Киа не очень получается, но не заостряла на этом внимания. Вдруг это обидит ее? Нужно было сказать иначе. Мама у Ивицы была очень хитрой, и этой хитрости невольно научила девочку, просто общаясь с нею по своим хитрым законам.

У нас другие заботы. Подружиться и уснуть. А с остальным, — Ивица помнила, что это называется "намек", - С остальным я тебе помогу потом.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

7 2 365

Киа:

Киа подняла взгляд на Ивицу и по-детски улыбнулась. Впервые за долгое время она ощущала спокойствие и радость. Девочка забыла о том, как давно радовалась, поэтому на мгновение даже испугалась этого нового для себя чувства. Потрогала свои щёки, подняла взгляд на потолок. Ничего не болело, только щёки немного по приятному покалывали.

Слова Ивицы звучали для Кии убедительно. Девочка вновь вернула взгляд на беловласую красавицу и ещё раз кивнула. Да, ребята взрослые. Да, они разберутся. А по утру обо всём расскажут.

И только после слов о сне, Киа вспомнила, что очень устала. В это время она уже обычно видела второй сон и сейчас сонливость накрыла страшной волной. Девочка зевнула, а из уголочков глазок выступили маленькие сонные капельки-слёзки. Но перед тем как ложиться спать, нужно было раздеться.

Киа слезла с кровати, встав на носочки на холодный пол. Мурашки пробежали по телу. Быстро расстегнула длинную шерстяную мантию, которая была ей немного велика. Скинула её со своих плечей, оставшись в одной рубахе да шоссах, и аккуратно сложила рядом с кроватью, на небольшой сундучок. Обратно села на кровать и стянула чулочки-шоссы, положив их сверху мантии. Последним штрихом девочка развязала ленточки, которые отправились к остальной одежде, и её длинные коричневые локоны волною растеклись по спине.

Вновь с ногами забравшись на кровать, Киа на четвереньках проползла к краю покрывала, и откинув этот самый краешек, залезла под него. Посмотрела на Ивицу и аккуратно похлопала на место рядом с собой.

- Т-ты… П-..поспишь… со.. мной? – спросила Киа, немного ёрзая под шерстяным покрывалом. – Е..если.. х-х..очешь… Л-ля…жешь… И мы… е..ещё н…-нем..но..го… п-п..по..бол..таем.. – девочка кивнула, словно в подтверждение своих слов.

Девочке вспомнились дни в монастыре. Монашки, которые были чуть постарше Кии, часто любили подшучивать над ней. Стягивать покрывала в ночи, забирать грелку. Здесь, в Академии, грелкой было странное устройство и при всём желании Киа не смогла бы его поднять. Девочке казалось, что вообще мало кому это удавалось. Но оно было тёплым. И светящимся. И в темное не было так страшно спать. А рядом с Ивицей, думала Кия, что не будет страшно вдвойне. Ивица была тёплой. Не такой, как те монашки. И Ивица хотела дружить с Кией. От этого девочка продолжала расплываться в улыбке. Сегодня для неё была хорошая ночь.

Киа

8 (изменено: Ivica Acinger, 02-11-2020 05:52:30) 3 645

Re: [Ответвление] Загадки Академии: страхи Кии

Бывает так, что кто-то улыбается, и эта улыбка особенная. То ли она неуместная, как улыбка абсолютного незнакомца, на которую посмотришь, и не поймешь ни причины, ни мотива, и потому глаз отвести не можешь. То ли улыбка мамы, или любого другого дорогого человека, которого что-то расстроило, быть может, ты сам, и потому все что угодно делаешь, чтобы ее увидеть, и потом никак не насытишься. Или человек просто красивый, и его улыбку хочется увидеть без какой-либо еще причины. А бывает, что человек не улыбается годами. Но потом что-то заставляет его улыбнуться. Это свершение нельзя пропустить.

Ивица не знала, что радость, которую она видит на лице Киа, есть что-то исключительное. Как первый и последний зимний снег в далекой южной стране, падение звезды или искры в глазах, когда разбежишься и, не заметив препятствия, приложишься головой как следует — либо лбом, либо затылком, поскользнувшись и упав. О том, как важно не пропустить эту улыбку в силу определенных причин, сделавших из нее драгоценную редкость, Ивица могла лишь догадываться в силу умозаключений, сварившихся в ее слегка взъерошенном об подушку котелке, когда Киа добавила туда правильные ингредиенты. Но и без всякой заумщины, без всякого провидения девочка-серв понимала, что именно так хотят увидеть ее глаза. Почему взгляд тянет к губам малышки напротив, как камушки с края утеса к бездне под ним. Потому что это настоящее сокровище.

Улыбка... И зевок. Можно наблюдать маленькие зубки Ки еще лучше.

Очень красиво.

А потом захотелось еще выше. И Ивица решила, почти осознанно. Почему нет. Взглянула в глаза. Коротко, аккурат перед тем как девочка встала с постели и принялась разоблачаться. Чтобы не стеснять ее и себя, Ивица двинулась вглубь угла, занятого кроватью, и смотрела уже на столбик одежды, который Киа возводила столь аккуратно.

Потом Киа вернулась, и Ивица была приглашена присоединиться к ее путешествию под покрывало и разговору.

Ее волосы... Почему.. Почему Ивице так красиво?

К-конечно, — тут уж она, без всякого злого умысла, и сама немного запнулась, — Конечно. Если ты не возражаешь. И поговорим. И поспим.

Сама Ивица даже не поняла, как обрадовалась такому широкому жесту. А обрадовалась она так сильно, что ответ ее прозвучал, наверное, слишком быстро. Но она не задумалась. Просто убедилась, что обувка стоит у постели, и поползла под покрывало. Раздеваться не пришлось, ведь Ивица, придя сюда, и не была одета. Прямиком из своей постели в эту. В рубашке, что просторна, потому что велика.

Если я буду крутиться или бубнить во сне, просто толкни меня немного. Или прижми. Я так успокоюсь.

Она сама, того не зная, улыбалась. Глядела куда-то в сторону шеи Киа. Расположилась Ивица на боку, лицом к лицу с подружкой, чтобы не мешать ей спать своими волосами. Белые пряди разметались по подушке, теперь не скрывая одно из больших, смешно торчащих ушей. Белые ручки легли между девочками, плечи вздрогнули. Она выдохнула теплый, беззвучный смешок. Даже кончикам пальцев стало щекотно, и они прижались к ладошкам, прячась.

А то мне иногда снятся всякие глупости.

Ивица вдруг поняла. Этой ночью она защитила Киа. А теперь, если Ивице приснится кошмар, Киа сможет защитить ее. И если для того, чтобы защитить друг друга здесь и сейчас, мир не требует от них больших усилий, значит тот маленький мир, который девочки  делят на двоих, очень хорош и добр. Конечно, он крохотный. Шагнуть не в том направлении и оказаться вне его пределов также легко, как спасти подружку.

И вот почему нужно его сберечь. Хотя бы в сердце. Запомнить на будущее все то, что так красиво и повсюду здесь. Не важно, почему. Оно просто есть.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

9 2 568

Киа:

Девочка немного рассмеялась. Так тихонько, в кулачок. Ивица казалась ей очень милой.

Киа проползла чуть ниже под одеялом, чтобы её голова была чуть ниже головы Ивицы, а после прижалась к самой девочке, обнимая её одной рукой за талию. Та очень приятно пахла. Киа прикрыла глаза, расплываясь в ощущении тепла и прикасаясь щечкою к ручками беловласки.

- П..плижимаю. – сказала Киа и вновь немного посмеялась. Зачем ждать, когда Ивица будет волноваться, если можно сразу сделать так, чтобы всем было спокойно? На секунду Киа подумала о том, что, наверное, сейчас выглядит как взрослая. Помотала легонечко головой. Да нет, что за глупости.

- К..как.. теб-бе… улоки…? – спросила Киа у Ивицы, думая над тем, как бы завязать разговор. Сама она не сказать, что была болтливой, даже наоборот – зачастую Киа молчала. Но сейчас она хотела немного поделиться своими мыслями хотя бы с кем-нибудь, кто мог бы её понять. – Г..г..оспожа… Б-бе..дикт..та… о..чень… кла..сивая, п-п..лавда? О..на… о..чень.. не.. п-похо..за… на… длугих! А… г..гос..пожа… М..мати..льда… о..чень… до..блая.. Н-но… я п..лохо… п-понимаю… И п-пи..сьмо… и т-ем.. бол..ее.. м-ма…гию… В-ви.. дела… к-ак… г-го…спожа… Б-…беди…кта… в-вы..тяги…вала…н…ног..ти? Э..то… б..было…с…страс…но… — бормотала тихонечко Киа, вспоминая все события, что произошли с ней за последние несколько дней в Академии. Кроме шума, который пугал и мешал спать, здесь произошло много чего интересного и непонятного, что одновременно отталкивало маленькую девочку, но и в то же время притягивало. В монастыре ей часто говорили, что магия – такая же Тьма, как и сама Тьма, и что при встрече с магом нужно немедля рассказать об этом настоятельнице. И пока Кие было больше свойственно с опаской относиться ко всему, что происходит здесь – отсюда и все страхи по поводу странного шума и теней – но за последние несколько дней она больше склонялась к тому, что не всё так плохо, как люди говорят. По крайней мере, здесь маги относятся к ней лучше, чем относились там. И здесь есть такая добрая Ивица. И смелые взрослые ребята.

- А… а… те..бя… же… во…зду..х… выб..лал… да? – вспомнила Киа занятие по стихийной магии, — А… м.. меня… вот… в…вода… Х-хо..тя.. навел..ное… ты и так… э..то зна…ешь… — голос девочки с каждым словом становился всё тише. Последующие её слова и то вовсе были похоже на невнятное и неразборчивое бормотание, без какого-либо смысла, а ещё чуть погодя, Ивица могла услышать тихое сопение Кии.

В тепле покрывала, караффина и объятий Ивицы, Киа впервые за долгое время спокойно заснула.

Киа

10 2 866

Re: [Ответвление] Загадки Академии: страхи Кии

- Спасибо, — в ответ на объятия Ивица выдавила из себя скромную благодарность, произнесенную вполголоса, но казавшуюся исключительно правильной во всем. И в том, что было сказано, и в том, как.

Мне нравятся уроки. И госпожа Бенедикта. Я тоже думаю, что она красивая, — если кто-то еще заметил, значит ей не показалось, — И фокус с ногтями был страшным. Но страшно интересным. Когда-нибудь и мы сможем что-нибудь такое. Я тебе помогу научиться. Магии. И грамоте. И ты мне будешь помогать.

Вот и обещание.

Ивица когда-то часто думала о том, каково это, лежать вот так, с кем-то вдвоем. Засыпать вместе, ведя одну на двоих беседу, и разделяя мысли. Быть тем, кто уснет первым. Или тем, кто будет бережно хранить сон другого, пока сам не провалится в мягкое облако ночных видений. Как это — что бы тебе ни приснилось, чувствовать руки другого человека и его дыхание. Знать сквозь сон, что она рядом. Неужели сегодня это случится? Ивица будет лежать с Киа, как мама и папа, из-за которых эти мысли когда-то впервые посетили малышку. Конечно, она спала с мамой. Но в последний раз это случалось уже очень давно.

Верно, воздух. Ко мне прилипло воронье перо. Сейчас у меня его с собой нет, но я тебе покажу завтра, — Ивица отозвалась кивком и весьма отвлеченным размышлением, — Вода очень хорошая. Я люблю ходить в купальню, потому что она делает приятно и чисто. Тебе подходит вода...

Теперь Киа вернула Ивицу, не только мыслями, но и телом, в то время, к тем самым вопросам. Все ощущалось, однако, иначе. Мама была большая — не больше папы, и меньше других взрослых женщин в деревне, как и дочурка. А Киа такая маленькая, и легла так низко, почти уткнувшись лицом в грудь, что это она, Ивица, теперь чувствует себя большой, как мама.

Настала пора Киа ответить. Но Киа не отвечала.

Всепоглощающим мыслям и роящимся в голове сравнениям потребовалось несколько мгновений, чтобы отступить, и дать Ивице наконец почувствовать. Дыхание девочки, теплыми струйками ложащееся на рисунок звезд-цветов на ее груди. Стук сердца, передающийся через кожу. Мягкость и аромат темных волос, к которым губы Ивицы прижимались сами собою, не утруждая ее сознание вопросом, стоит ли делать это. И то, как голос Киа, давно растворившийся в уснувшей вместе с нею тишине, мистическим эхом все еще приятно щекотал слух, отчего складывалось ощущение, будто теплая вода из купальни струится вниз по телу. Не остывая, немного затрудняя дыхание.

Тогда Ивица, потеряв собственный ритм, стала прислушиваться к дыханию девочки в своих объятиях и повторять его. Вдох. Выдох. Следовали друг за другом, утекая вперед, в грядущее. Кажущееся бесконечным мгновение навсегда застыло в памяти Ивицы. Ведь момента, когда она перестала считать вдохи и выдохи, будто бы не существовало.

Так она и уснула. Ласково прижимая к себе Ки, уткнувшись лицом в ее пушистую макушку.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

11 126

Мастер игры:

Всем участвующим в эпизоде будет зачислено 40 игровых баллов. Большое спасибо за активность и приятной дальнейшей игры!

Game Master