Персонажи в событии:

Wolfgang Fremder
Ion Fortuna
Game Master
Информация события
Смежные события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Завершён.
Время и дата:
13 Эбнейр, Месяц Хлада, 308 год. Примерно 11:00 - 23:59 (полдень, день, вечер, сумерки).
Погодные условия:
-9°, без осадков.
Место действия:
Епископство Дартийшское, Заброшенный монастырь.

Аннотация:

До Академии дошли слухи о том, что в районе Епископства Дартийшского начала активное движение некая группировка, называющая себя "Воронами Морганы". Они похищают оставшихся там людей, а вместо них оставляют длинные чёрные перья.

Необходимо найти логово этой группировки, разузнать их истинные мотивы и, по возможности, предотвратить их дальнейшее пагубное влияние.

* * *

Путь Ваш начинается со склада Академии, где вы берёте нужную одежду для путешествия, которое может занять пару недель. Собрав всё необходимое, вы отправились до Епископства, в один из полузаброшенных монастырей, где в последний раз, по вашей информации, пропал человек. Здесь всё ещё ходят люди, поэтому нужно действовать аккуратно и бесшумно, не привлекая к себе внимания — мало ли спугнёте нужную зацепку. Монастырь плохо освещён, но кое-как вы находите комнату, где лежит чёрное воронье перо.

* * *

Сам монастырь, всё ещё действующий несмотря на сложные условия жизни, был пустынен и неприветлив. Ничего и никого там не было найдено, кроме одного подозрительного монаха, что сжав в руках большую книгу, пытался незаметно покинуть стены Божьего дома. Сие действо быстро привлекло внимание "стражей" Морганы и те не постеснялись остановить оного и выпытать, кто он такой, зачем несёт книгу и что она вообще за такая.

Однако, тот оказался немым, и более того безумно испугался появившихся незнакомцев, сперва попытавшись сбежать, а после, когда все пути были отрезаны, забившись в дрожащий комок, не отпуская фолиант ни на секунду.

Кто бы знал, к чему бы это всё привело, если бы спустя время и попытки разъясняться на его языке, а также навыка в письме у монаха, слуги Морганы не договорились с тем о том, что он расскажет всё что знает, но только после того, как окажется за крепкими стенами самого Чёрного замка.

Небольшая техническая заметка:

1) Очередность строго такая, какая указана в шапке эпизода.

2) Не указывайте сразу свою экипировку — выберите походную из списка предметов на локации, а после одобрения одевайте из того, что вы конкретно выбрали и что у вас есть. Не забывайте про основное правило — все предметы, которые вы берёте, должны быть отображены в постах.

3) Эпизод начинается с локации "Епископство Дартийшское", а если ещё более конкретно — с комнаты в монастыре, следовательно после взятия предметов на локации, вы должны будете пойти туда. Не разбивайте посты со взятием предметов и отправлением к точке сбора. Считайте прибытие на склад небольшим флешбеком в посте.

4) У события будет один эпизод длиною в один день, всё остальное время (так как квест рассчитан на 2 недели) персонажи находятся в пути пешком. Логично что за это время персонаж не может отписываться в Академии, Умостье и других локациях кроме Епископства. Однако по желанию игроки могут создать дополнительные эпизоды в тех местах, где они сейчас проходят, как друг с другом (если персонажей участвует двое), так и по просьбе с ГМом.

Wolfgang Fremder:БазелардБоевая мантия АкадемииДорожная сумкаКожаный нагрудникКожаный ременьКожаный сапогКожаный сапогКолчанКороткая кольчугаКороткие брэКороткий плащЛукЛьняная рубахаМечНожныПатенПатенПерстеньПерчаткаПерчаткаПортянкиСюркоУдлинённые шоссыШаперон

Ion Fortuna:БазелардБоевой топорБольшой шерстяной платокДорожная сумкаКожаный сапогКожаный сапогКороткая кольчугаКороткие брэЛьняная рубахаМечПерчаткаПерчаткаРондашСюркоУдлинённые шоссыШаперон

Бумага x3
Тонкий писчий материал, похожий на пергамент.
Прочность: 1/1
Воронье перо
Длинное перо, принадлежащее птице-ворону.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 3/3
Загадочная книга
Большая красивая книга на пергаменте, от которой исходят необычные волны.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 100/100 Заметка: В руках у монаха.
Набор для письма x2
В этот незамысловатый набор входит небольшая чернильница с чёрной тушью и длинное заострённое перо для письма.
Прочность: 50/50
Отрез льняной ткани x2
Небольшой кусок (ярд на ярд) льняной ткани.
Прочность: 5/5
Туждий вран: Всесожжение — Wolfgang Fremder, Ion Fortuna, Game Master.
Туждий вран: Искомое — Wolfgang Fremder, Game Master.

2 4 269

Re: Туждий вран: Всесожжение

Епископство Дартийшское...Когда-то это были золотые от пшеничных полей долины, среди которых, словно шахматные фигурки, возвышались аккуратные монастыри, храмы и часовни. Настоящая Земля Обетованная, кажущаяся аккуратной и красивой имперской девой на фоне нескладного, больного и измученного провина  — самих земель Моризаммо, покрытых язвами разломов, завшивевшего бандитами и прочим гнусом. По крайней мере, так казалось с десятилетие тому. Сейчас же епископство — одна из богатейших житниц сих мест — лежало в запустении.

Обильные поля были вытоптаны, сожжены или варварски и поспешно ободраны отчаянными людьми перед наступившей зимой. И шапка снега едва ли могла скрыть этот разор. Да и, более того, Вольфганг знал, что в дернейре, как сойдёт снег, обнажится куда более грустная и печальная правда  — посечённые кости с талой плотью.

Да даже просто стуча патенами по ещё сохранившейся дороге можно было в заваленных оврагах не только увидеть мусор, но и чернеющие мертвые руки и лица — падение Святого дорого обошлось местным землям. И Епископство не спасли ни покровительство высоких иерархов церкви, ни спонсоры. Хотя... владелец местных земель, Парвей Аркуа, никогда и не планировал делать с этой землей, этими храмами и этими несчастными, ставшими кормом для диких зверей и одичалых от голода людей, ничего, что не приносило бы ему дохода. Будучи на словах благочестивым и благостным, на деле он являлся героем очень многих "историй", лежащих на полках инквизиторского скриптория в Солариуме. Но он был нужным и под защитой куда более основательной, чем могла дать боевая мантия, кольчуга и нагрудник вместе взятые со склада. Вероятно, он был обласкан и до сих пор вниманием, но вот только Моризаммо, Ествегу, Рутленсу и самому епископству уже всё равно. Разорённое в первые годы, оно лишь погружалось в отчаяние всё глубже, всё чаще появлялась здесь Тьма. И безумцы.

Именно безумцами мог бы назвать Вольфганг людей, поклоняющихся Моргане слепо. И хоть ироничны такие речи от Её слуги, Фремдер не питал иллюзий — сложно найти было более гадкие и мерзкие поступки, нежели те, что творят фанатики, выдумавшие себе некий образ. И хотя епископство уже и было практически беззаконным местом, Академия не могла позволить источнику пшеницы в следующем году так просто сгинуть, не могло позволить марать свою репутацию на радость этому упрямому старику, отцу Августу из Ествега.

Сам Вольфганг, будучи родом из Даклёна, спокойно относился к лёгкому морозцу. Но холодок — меньшее из бед,учитывая дальний путь. Нахлобучив поглубже капюшон шаперона, оставалось лишь уповать и укутавшись в сюрко, приходилось двигаться от одной забытой Соларом веси к другой, останавливаясь у забытых хуторов, покинутых даже мародёрами, cпать с дорожными сумками под головами в подпольях и часовнях. И каждый раз не спускать руки с ножен меча на ремне или рукояти базеларда — дороги нельзя было назвать пустыми и, уж тем более, безопасными. Даже использовать кремень и трутовик, без которого немыслимо любое путешествие, приходилось очень аккуратно, так что котелок,миска и ложка Фремдера видели куда меньше работы, что бывшему инквизитору того хотелось. С другой стороны, разрывать запасную рубаху на бинты, а веревку на нитки не понадобилось, как и использовать результат стараний Неды — травницы из Умостья, подготовившей для искателей небольшую, но помощь в форме сумки с мазями, заготовками для припарок и трав, а также инструменты, что могли бы помочь приготовить последние — ступка, пестик и небольшой нож. Удивительная удача.

И вот, миновав охрану из уставших, сонных и измученных голодом монахов, они проникли в монастырь, где, согласно принесённой вороном информации, пропал ещё один человек. Холодный и недружелюбный, тёмный из-за кончающихся свеч, он мало походил на те монастыри, где был слышен многоголосых гул молитв или, наоборот, лишь благостную тишину. Монахи старались хоть как-то согреться в одном из залов, практически все остальные коридоры оставив без присмотра  — душераздирающая картина, ничем, кроме как отчаянием, не объяснимая.

Нужную келью удалось найти не сразу, но подслушанный разговор помог в этом деле и теперь Вольфганг, сев на корточки с интересом рассматривал перо, матово отблескивающее в тусклом свете танцующих огоньков.

3 988

Мастер игры:

Заявка на взаимодействие с:

Базелард в количестве x1 (взятие);

Верёвка в количестве x3 (взятие);

Дорожная сумка в количестве x1 (взятие);

Кожаный нагрудник в количестве x1 (взятие);

Кожаный ремень в количестве x1 (взятие);

Короткая кольчуга в количестве x1 (взятие);

Котёлок в количестве x1 (взятие);

Кремний в количестве x1 (взятие);

Льняная рубаха в количестве x1 (взятие);

Маленький нож в количестве x1 (взятие);

Миска в количестве x1 (взятие);

Ножны в количестве x1 (взятие);

Патен в количестве x2 (взятие);

Ступка и пестик в количестве x1 (взятие);

Сюрко в количестве x1 (взятие);

Трутовик берёзовый в количестве x5 (взятие);

Шаперон в количестве x1 (взятие);

Сумка с целебными припарками в количестве x1 (взятие);

была одобрена.

Game Master

4 2 729

Re: Туждий вран: Всесожжение

Собираясь в путь, Ион не питал иллюзий касательно их цели пребывания в епископстве. Будь то фанатики, о которых упоминал Фремдер, или хитрая подковерная игра с целью настроить местных против отпрысков Морганы, что угодно — не важно, эти люди шли на осознанное преступление. Шли с открытым вызовом. И сейчас, наблюдая из-за плеча бывшего инквизитора за всем, что осталось от неизвестного бедняги, губы Фортуны растянулись в тонкой улыбке. Но вот взгляд, — единственная часть тела, доступная обозрению в пространстве меж натянутому на нос теплым шарфом и тенью низко опущенного шаперона, не выражал ничего. Определенно, они умели себя подать. Осознавали всю тяжесть содеянного и... рано или поздно ждали гостей. Нет, договориться не удастся. По крайней мере, Джин искренне надеялся на это. Ведь именно за этим он здесь — убить мерзавцев. Там, где то под складками просторного сюрко, пальцы Иона с нежностью коснулись рукояти боевого топора. А кольчуга, базелард в сапоге, ровно как и рондаш на спине, отягощали его явно не дипломатичный настрой приятной тяжестью дерева и стали. Осталось только найти этих любителей вороньего крыла.

Медленно опустив на пол походную сумку, Ион обвел взглядом келью, прислушиваясь к звукам извне. Тяжелый спертый воздух и давление глухой тишины рождало в гешеанине весьма гнетущее впечатление об этом месте. Словно бы оно давно умерло. Впрочем, как и местные земли в целом. Обладая куда большим опытом в общении с обитателями северных провинций, знании и понимании их обычаев, Фремдер негласно занял инициативную роль в их молчаливом дуэте также и с позиции старшего, направляя и принимая стратегические решения на пути семидневного следования группы. Оказавшись вне стен академии человеком довольно молчаливым, Джину оставалось лишь благодарить судьбу, что сам он оказался избавлен от попыток осознания излишне витиеватых словесно-речевых оборотов Фольфганга. Что же касается самого Иона... Восприняв это "задание" как хорошую возможность отвлечься от стен, давно ставших неотъемлемой частью жизни гешеанина, он также увидел в этом неплохую возможность и развлечься. Покинув академию, Джин неожиданно для себя понял, что оказался избавлен от целого ряда психологических барьеров и установок, что сознательно взращивал в себе на протяжении последних лет, дабы оказаться в состоянии мирного и цивилизованного существования со всеми прочими. И будучи человеком, слишком рано познавшим что такое смерть близких, а в свое бытие наемником принесший ее многим собственноручно, Фортуна уже долгое время мучился от отсутствия этой скрытой, но невероятно важной частички собственной души. Жажды убийства. Поэтому единственное, что оставалось совершить Иону, это в нужный момент просто спустить себя с цепи.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

5 400

Мастер игры:

Заявка на взаимодействие с:

Базелард в количестве x1 (взятие);

Боевой топор в количестве x1 (взятие);

Дорожная сумка в количестве x1 (взятие);

Короткая кольчуга в количестве x1 (взятие);

Рондаш в количестве x1 (взятие);

Сюрко в количестве x1 (взятие);

Шаперон в количестве x1 (взятие);

была одобрена.

Game Master

6 677

Мастер игры:

Комната, в которой собрались два преподавателя Академии, казалась на удивление слишком полупустой. Кроме пера, что ухватил в свои пальцы Вольфганг Фремдер, в комнате почти не было вещей. Стол, на котором лежала пара листов бумаги (самой настоящей) да чёрные чернила с парочкой перьев, кровать с соломой, старинный шкаф, узкий и невысокий, да несколько кусков какой-то ткани на спинке стула. Видимо, некогда богатый монастырь сейчас переживал далеко не свои лучшие времена.

В любом случае, добраться то учителя Морганы добрались, но что дальше? Сможет ли это перо навести их на какие-то мысли? Или может быть в полупустоте этой комнаты они смогут отыскать ещё какую-то зацепку?

Game Master

7 3 648

Re: Туждий вран: Всесожжение

Насколько мог судить Вольфганг, перо, которое он осматривал, являлось ровно тем, чем и казалось — обычным пером ворона. Он не мог ничего почувствовать в нём, а значит, это было просто знаком для обычного человека, внушающим страх. Перед Морганой в первую очередь, ведь Леди выбрала ворона своим символом. Хотя, люди, что называли себя "Воронами Морганы" и не могли быть менее... незаметными. Пол также не изобиловал следами, скорее очень тонким слоем пыли и редкими чешуйками грязи — прежний обитатель сей кельи явно заботился о чистоте. Что же это значит? Отсутствие следов...

- С таким же успехом он мог просто уйти. — задумчиво произнёс преподаватель, поднимаясь и оглядываясь. На столе лежало несколько серовато-коричневых листов бумаги — роскошь, в глазах обычных людей. Да и далеко не все монахи имели доступ к этому ценному ресурсу, кроме как в скриптории или выполняя важные поручения. Бывший Инквизитор взял в руки небольшой лист, перевернул — пусто. Держа в руках бумагу повернулся к окну, навстречу полуденному солнцу. Никаких тайных знаков не проступило, как и не было видно следов от нажатия пером без чернил — это был совершенно обычный лист бумаги. Такую же процедуру прошли и оставшиеся, никак исследованию не помогшие. Однако, инквизитор знал, что существуют составы, что невидимы человеческому глазу, пока не будут нагреты или не останутся на свету надолго. И хотя Вольфганг и сомневался в их применении здесь — всё-таки, не было углублений от острого жала пера или стилуса- он убрал бумагу в сумку, аккуратно сложив.

Взгляд мужчины вновь упал на стол, отмечая перья и склянки с чернилами. Был ли пропавшим монахом-писарем? На это указывало почти всё. Но монахи очень редко брали к себе в келья книги и Вольфганг не видел специальной конторки, которой использовали переписчики. Написанием же рукописей и манускриптов занимались братья, снискавшие себе доверие, некую репутацию. Возможно, пропавший писал письма? Но куда и кому?

В голове Фремдера мелькнула шальная мысль, что перо оставил ворон-посланник, вроде обитающего в Академии. Но его оперение было густо и крепко, да и обычные птицы не так уж часто оставляли свои перья в первый же визит. 

Не стоило и упускать из вида небольшую, но ценность чернил и перьев. Их присутствие здесь очень сильно подрывало теорию о добровольном уходе жителя — их бы забрали. А похитители...Скорее всего бы проигнорировали, если торопились. По крайней мере, Фремдер их точно заберёт с собой, но потом.

- Мастер Ион, — сухо обратился Вольфганг к своему праздно стоящему коллеге. — осмотрите шкаф. Может хоть там что-то найдём.

Взгляд же инквизитора упал на засов на прикрытой двери, через которую они оба вошли. Он был цел, а значит, обитатель сам открыл дверь своим похитителям. Или, опять же, ушёл. Но где тогда вещи, кроме как в шкафу? Отрезы ткани преподаватель ощупал и тоже осмотрел на свету, но ничего. Куда бы он ни сунулся — вопросов становилось лишь больше.

Наконец, он направился к кровати — простой деревянной конструкции с сеном. Но покрывала или одеяла не было, лишь порядком промятое сено. Ему доводилось "будить" еретиков и хулителей Церкви прямо в постелях, а затем, используя одеяла, как мешок, обездвиживать их. Но в таком случае всегда оставалось сено на полу. С другой стороны, иногда в кровати и тюфяки люди прятали всякие интересные вещи. Украденные вещи, деньги, памфлеты.

- Каа́вси тра́шт ласа́ир  - тихо произнёс Вольфганг заклинание, призывая огоньки света и погружая руки в сено, рыская в поисках зацепок и улик. — Это был не простой монах. Может школяр или бывший чиновник. И ушёл он явно без сопротивления. Что у вас? 

8 91

Мастер игры:

Заявка на взаимодействие с:

Бумага в количестве x3 (взятие);

была одобрена.

Game Master

9 2 582

Re: Туждий вран: Всесожжение

-Ничего. — прочертив указательным пальцем краткую линию по поверхности одной из полок, Джин растер собранные крупицы пыли подушечками пальцев и отошел в сторону, демонстрируя Фремдеру содержимое небольшого шкафа. Вернее, его абсолютное отсутствие. -Пыли практически нет. Он забрал все содержимое шкафа с собой. Следов борьбы тоже. Согласен, навряд ли похититель просто стоял и ожидали пока наш "приятель" оденется. Если только...

Пока смысл происходящего несколько ускользал от Иона. Наблюдая за манипуляциями коллеги с предметами в комнате, Фортуна выбрал, возможно, наиболее рациональную позицию, стараясь не мешать пытливой проницательности бывшего инквизитора неторопливо разматывать этот клубок фактов, причин и следствий самостоятельно. Что, впрочем, совсем не мешало гешеанину параллельно прорабатывать собственные версии на основе увиденного. Пропавший либо покинул стены монастыря добровольно, либо был обманут. Признаков силового захвата не было. Академия получила сигнал о похищении, значит именно в подобном свете окружающим была воспринята действительности. Для них это исчезновение стало полной неожиданностью. И если монах действительно покинул это место добровольно, то вероятнее всего подкинул перо самостоятельно, намеренно установив подобный акцент в корыстных намерениях очернить лик Морганы. Вероятно, будучи на тот момент уже в составе тех самых "Воронов Морганы". Либо, был обманут кем то из своих. Это объясняло наличие ценных писчих принадлежностей на столе и отсутствие вещей в шкафу. Он рассчитывал вернуться сюда. Также, эта теория укладывалась в замечание Вольфганга касательно некоторой квалификации исчезнувшего монаха. Для кого то он стал полезным активом. Это косвенно намекало, что, возможно, злоумышленник находится в стенах монастыря и по сей день. Возможно, даже сейчас.

-... этот похититель не был хорошо знаком жертве. — закончил Фортуна мысль.

Также Джин принял во внимание ту легкость, с которой они проникли сюда. Не стоило сбрасывать со счетов и магию. В особенности такие коварные и сложные формы заклинаний, как перевоплощение и одурманивание. Но являлся ли исчезнувших настолько ценным кадром, чтобы настолько все усложнять? Так или иначе, ни один из этих поверхностных набросков не стоил и выеденного яйца, пока они не отыщут прямых доказательств произошедшего. Хотя бы внятных намеков. И последним, пожалуй, наиболее интригующим элементом в этой цепи событий оставалось промятое под временем и тяжестью хозяина кровати, сено. За потрошением которого рукою и магией инквизитора, Джин не отрываясь и наблюдал.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

10 1 557

Мастер игры:

Комната была… полупуста. Никаких следов сопротивления, ничего лишнего. В некоторые моменты можно было бы даже подумать о том, что здесь никто и не жил вовсе, и только наличие писчих материалов и того самого пера говорили о другом. С другой стороны, даже в этом можно найти свои оправдания и теории, но факта этого не изменит – здесь волшебники ничего не нашли. А должны ли были?

В любом случае, оставаться в помещении более не было никакого смысла. Что дальше? Осматривать весь монастырь целиком? Попытаться «пообщаться» с кем-то из монахов да так, чтобы никто не поднял шум?

Так или иначе, но, если герои истории выглянут за пределы комнаты, их внимание привлечёт некоторая фигура. То будет вроде как обычный монах, который в руках несёт большой и толстый фолиант. Книга будет выглядеть достаточно богато, хотя и Епископство раньше было совершенно не таким бедным и разрушенным местом. Но несмотря на, вроде бы, обычную картину, кое-что в этом монахе было странным. Например то, что он периодически останавливается и осматривается по сторонам, да и сам идёт в каком-то полусогнутом состоянии, словно крадясь. А на лице смешались краски сомнения, страха и маленькие капли воодушевления. Странный набор, не так ли?

Монах прошёл по перпендикулярному коридору от того места, где находилась комната с волшебниками из Морганы и направился прямиком к лестнице, ведущей на первый этаж. А после и вовсе к выходу из монастыря. Может следует его остановить? Или лучше проследить дальше? А может быть и вовсе не обращать на него внимание, мало ли что у него на уме?

Game Master

11 3 387

Re: Туждий вран: Всесожжение

- Пусто. — задумчиво произнёс Вольфганг, рассматривая свои ладони, к которым ещё пристало несколько соломенных волокон. Дело было странным, но и сам инквизитор понимал, что они опоздали и большая часть улик просто пропала сама собою.

- А может быть и всё гораздо проще. — мужчина выпрямился и бросил взгляд в окно, механически отряхивая рукав. — В этом монастыре есть люди, монахи. Может ещё кто-то. А монахам, даже в такой отчаянной, крайней, можно сказать, ситуации, свойственно поддерживать окружение в чистоте. Ведь это  — дом Божий, обитель благодействия. Так что всё, что могло представлять интерес, наверняка уже находится в кельях или в другом месте...Если вообще существовало. Что же до бумаги и чернил. — мужчина бросил взгляд на стол с емкостями, подошёл и, вновь взяв одну из них в руки, тряхнул слегка. — Забыли или не стали брать по иной причине. Но мне это пригодится...

С этими словами бывший слуга Солара взял со стула отрез ткани и, убедившись что чернила плотно закрыты, завернул несколько склянок в ткань, чтобы тоже убрать их в сумку. Ему предстояло много работы в стенах Чёрного замка, а ресурсы, к сожалению, были очень и очень ограничены, даже такая мелочь, как чернила  — кровь знаний.

Делать в комнате было более решительно нечего. Вероятно, стоило найти монашка и опросить его... Но это явно будет непросто и долго. Вольфганг не был уверен, что его перстень поможет им. Инквизиторы, конечно, могли проникать тайно, словно воры, в места, где творится ересь, но здесь неожиданное появление Инквизитора вызовет лишь ненужные расспросы. Но что-то должно было быть сделано...если слухи не подтвердятся, то нужно собрать ресурсы.

Однако, выбор дальнейшего пути преподаватели были вынуждены прервать, поскольку новое действующее лицо обнаружилось в местных коридорах.  Всего лишь монах...Но с книгой.

Словно охотничья ищейка напрягся Вольфганг, завидя отблеск обитого драгоценным металлом оплёта. В учении Свечи книги играли особую роль, будучи средством сохранения и передачи от поколения к поколению угодных Солару знаний. Особую роль они и играли в сохранении и приумножении наследия, доброй и злой славы, памяти людской. Доступные лишь элитам... и Церкви, что заботливо собирала знания по крупицам и заносила букву за буквой. Но большинство книг после этого оказывались заперты в церквях и монастырях навсегда, рядами корешков напоминая кладбище с покосившимися и ветшающими надгробиями. Особо ценные мертве...книги хранились в настоящих мавзолеях-скрипториях, откуда извлекались лишь по очень серьёзным случаям.

Что же в этой книге? Знания о прошлом? Ещё одна сага о Сподвижниках и Святом? Или даже может что-то о Слове — загадочной и могучей силе... магии, что лицемерно используют святоши из Империи. Он должен это узнать!

- Я за ним... — одними губами шепнул Вольфганг и аккуратно тронулся за монахом, стараясь держаться теней. Очевидно, что тот пытался покинуть сию юдоль, но куда он направился? Кроме книги у него ничего с собою не было, глупо было полагать, что он решил отправиться в странствие, похитив ценность. Да и подчас проще было продать перплёт, нежели книгу...А листы выбросить. Нельзя было этого допустить.

- Стой, брат мой. - Вольфганг у самого выхода их храма настиг монаха и положил свою тяжелую руку ему на плечо. — Ответствуй мне, куда идёшь ты. И где я могу найти аббата в местах сиих.

12 161

Мастер игры:

Заявка на взаимодействие с:

Набор для письма в количестве x2 (взятие);

Отрез льняной ткани в количестве x1 (взятие);

была одобрена.

Внимание! Не пишите на этот аккаунт, администрация на него не заходит. Он создан лишь в технических целях для добавления Мастера в события.
Game Master

13 1 543

Re: Туждий вран: Всесожжение

Как известно, огонь легко снимает с тела кожу, а с души грех. Базелард тоже. Легко проникает в то самое тело и не менее легко развязывает жертве язык. Либо отвязывает его насовсем. Поэтому выудив из голенища сапога длинное и узкое лезвие кинжала, Ион затаился в тени за ближайшим к выходу углом. Спрятав оружие острием вверх за тыльной стороной запястья, гешеанин прислушивался к разговору неподалеку, готовый в любой момент прийти коллеге на помощь или отсечь незадачливому монаху путь к отступлению. Но пока обнаруживать себя было рано. Возможно, бывшему инквизитору действительно удастся войти в доверие и разговорить свою цель и тогда Джину не придется прибегать к крайним средствам. И дело здесь было отнюдь не в неком благоговении, которое и мог бы испытывать наемник к служителям церкви или трепету высшим силам, вовсе нет, все это уже давно умерло в душе гешеанина, вернее, вытесненное войной, подобному просто не осталось места. Скорее Фортуна не был уверен в причастности объекта интереса Фольфганга к происходящему. Впрочем, ровно как и сомневаться в этом. Ведь если бы Джин занимался этим делом самостоятельно, но бы, пожалуй, не обратил на персону с книгой никакого внимания. Но цепкий взгляд бывшего инквизитора решил иначе. Значит оно того стоило. В целом же Фортуна был скорее рад подобному развитию событий. В отличии от пустой келии, пусть и потенциальная, но вполне осязаемая зацепка была у них в руках. Поэтому Ион остался неподалеку, скрывая свое присутствие и страхуя напарника на случай непредвиденных последствий. Ждал.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

14 1 171

Таинственный монах:

Холод. Душераздирающий холод пронёсся по спине монаха. Как так вышло, что кто-то заметил его?! Все монахи были заняты молитвами, никто не мог пойти следом за ним. Он скосил глаза на руку. Та была… слишком тяжела.

Мужчина медленно, неспешно развернулся. Капелька холодного пота скатилась по коже ото лба к подбородку. Посмотрел в лицо того, кто его остановил. Таких людей… он здесь не видел. Это был не монах, незнакомец. Но он же вышел из стен монастыря, ведь правда? Но кто бы пришёл в такой час к этим стенам? Да и слухов о гостях не было вовсе. Хотя что это меняет?..

Монах крепче сжал в руках книгу, аж костяшки пальцев побелели, но не произнёс ни слова. Помотал головой да издал некий мычащий звук. Кажется, хотел что-то сказать, да не получилось. Что-то… здесь было не так.

Он был напуган и не знал куда подеваться. Ему… нельзя было оставаться здесь. Нужно было… вернуть её, во чтобы то ни стало. Мужчина сделал резкий шаг назад, вырываясь из «хватки» незнакомца. Ещё шаг, разворот. Монах попытался бежать, не оглядываясь. Он тяжело дышал, но у него была цель, которой он должен был следовать. Руки сильно прижимали книгу к груди. Это было настоящее сокровище.

Таинственный монах

15 1 699

Re: Туждий вран: Всесожжение

Взгляд монаха был...странен. Словно у зверька, пойманного в ларе с мукой. Бежать? Есть? Но, в тоже время, он был каким-то...пустым, словно мысли утекли из этого сосуда давным давно. Подобные глаза инквизитор в прошлом уже видел, среди жертв нечестивой алхимии и композиций из запретных трав, продавших всё за пару капель зелья, потерявших путь, разбивших душу. Но это был лишь подобие, одно из многих, часть реальности, известной ему. Другие же кусочки мозаики были куда более опасными — колдовство.

Иногда, очень изредка, попадались те, кто каким-то образом нашли древнейший осколок прошлого, будь то забытая вещь или частичка в самом себе. Некоторые из них навеки хранили в себе запретную тайну, запираясь в монастырях или умерщвляя свою плоть до самого прискорбного финала. Некоторые же ухитрялись это использовать, становясь врагами человечества, алчущими власти и наслаждений. И таковые искушали других, начиная свой цикл боли и страданий. Несчастные, несведущие пешки, коих лишь огонь и Слово могут очистить от зловредного влияния... Стряхнувший любую попытку быть доброжелательным, преподаватель пристально изучал лицо, всё более убеждаясь в том, насколько странен монашек, выносящий книгу из монастыря, насколько более явными становятся опасения. Шаг...другой. Монах попытался бежать, но Вольф не отпустил его, а сделав шаг сам — положил и вторую руку на плечо церковника

- Лагди́ Фриокаио́шт Эико́пэбо! — тяжело обронил он слова заклинания, что должны были выбить возможность здраво выбирать направления. Вольфганг не собирался его отпускать, уже откровенно накинувшись на бедолагу с целью сбить его на землю. Как жаль, что иное заклинание не пришло на ум сразу...

16 1 647

Re: Туждий вран: Всесожжение

Джин закрыл глаза, напряженно прислушиваясь. Похоже, брачные игры коллеги с объектом его интереса входили в активную фазу, что вскоре закономерно привело к крепким объятиям двух мужчин и страстным фразам, среди которых властной ноткой угадывались слова произнесенного заклинания. Но не это интересовало гешеанина. Он скорее прислушивался ко всему, что происходило вне этой ситуации. Вольфганг действовал долго, громоздко, шумно, вдобавок магия могла ненароком демаскировать их, ведь этот монах был очевидно не из тех, кто мочится в штаны при одном только виде седовласого здоровяка и верно попытается оказать пусть и нелепое, но сопротивление. Уже оказывал. Это могло привести к совсем необязательным последствиям. Например поднятому шуму и как следствию милому и незатейливому общению уже с целой толпой местных. Конечно, у Иона давно руки чесались подрезать кого-нибудь и подобное развитие событий было ему только на руку, однако чтобы отдаться целиком и полностью в руки боевого безумия, ему нужно было и внятно осознавать кто враг. Да, Фортуна был обучен убивать и убивал, но он не был убийцей. Между этими понятиями существовала тонкая, но существенная разница. Поэтому гешеанец продолжал ждать. Глубоко втянув в себя стылый воздух, он медленно выпустил его на волю, замедляя удары собственного сердца. Не выдавая свое присутствие ни жестом, ни словом, даже дыханием, Джин практически слился со стеной, готовый в любой момент придти Фремдеру на помощь, либо стать своего рода "неожиданным поворотом" для обстоятельств, способных стать на пути страсти последнего. Ведь Ион верил в нее. Пусть для него она и была всего лишь обыкновенной книгой.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

17 1 390

Таинственный монах:

Ужас. Тот самый ужас, который пробирает до костей. Если до этого монах опасался того, что он не сможет отнести книгу, то сейчас вектор изменился. Он не просто услышал, он ощутил на себе. Это магия. Это точно была магия. А если это так, то этот мужчина… из замка? Тёмного замка? Что он здесь забыл?! Глава не говорил ничего о том, что могут пожаловать люди Морганы. Это было опасно, куда опаснее, чем вообще могло быть.

Но времени думать никто не дал. Как и возможность убежать без проблем. Голова кружилась, а мысли путались. Пред глазами немного поплыло, да так, что он уже совершенно не понимал, где он находится. Единственное что чувствовал мужчина в рясе – лишь страх, но даже он не давал сил противиться тёмному колдовству. Кажется, его щека коснулась земли? Нет, этого не может быть, ведь он убегал прочь от этого места! Почему он ощущает тяжесть?

Но книгу он не выпускал. Держал, словно это его ребёнок. Прямо лежал на ней всем своим телом. И всё также ничего не говорил. Лишь помычал немного, но больше не произнёс ни звука.

А что касается монастыря… с ним ничего не произошло. Никто не выбежал на шум, который не сказать, что присутствовал, кроме пары произнесённых слов, которые явно не услышали бы монахи из каменной крепости, отвлечённые на молитвы. В то время как бывший инквизитор пытался разобраться с брыкающимся монахом, гешеанец мог лишь прикрывать его тыл. Или нет?

Таинственный монах

18 2 266

Re: Туждий вран: Всесожжение

Монах,несмотря на то, что его оседлал не самого лёгкого поведения и фактуры мужчина, не проронил ни слова. Лишь мычал, да словно бы сжался под ним в комочек, как ребёнок.

- Неужель немтырь?  — немного отрешённо подумал Вольфганг, прижимая того к земле. Было бы неудивительно, учитывая, что при монастырях были те, кто уже не мог существовать подобно окружающим. Таковых юдоль была одна — самозабвенное служение Богу. О таких приземлённых вещах, как вечное служение "на посылках", упоминать и не стоило  — лучше так, чем клянчить милостыню. Но были порой при церквях и блаженные, что не могли сами о себе позаботиться. Но сей монах не особо походил на пускающего слюни идиота, даже несмотря на то, что Фредмер изволил инспектировать затылок чернеца.

Этот был... странный. Его опыт, хоть и притуплённый годами в Академии, говорил об этом. Настолько, что в голове пробежала мысль прибегнуть к Слову...и тут же пропала. От этих путей он отказался, отринул в своём сердце. Но поможет ли магия?

Фремдер быстро оглянулся, но монастырь хранил молчание. Если бы не те монахи, жавшиеся в зале друг к другу, стараясь обрести тепло духовное и физическое, то каменная постройка смотрелась мёртвой. Хотя...Монастырь был обречён. Рано или поздно куда менее мирные люди зайдут сюда и песни Солара стихнут. 

Ни звука не было, кроме вялых движений монаха под ним. Молчал и Ион, оказывающий, не иначе, моральную поддержку бывшему инквизитору. С другой стороны, сил Вольфганга пока вполне хватало на монашка. Но что дальше? Мужчина явно не собирался говорить или добровольно отдавать книгу, но шёл куда-то, манимый чем-то. Могло ли это быть связанным с "исчезновением"? Или просто какой-то вид местного отчаяния? Столько вопросов, так мало ответов.

Инквизитор резко поднялся и, схватив бедолагу за шиворот, поставил его на ноги. Но отпускать его явно не собирался.

- Вставай, двигай отсюда. Ты ведь всё равно хотел покинуть монастырь.

Но в пику своим словам, скорее инквизитор потащил его прочь, нежели его "подопечный" отправился своими ногами. Предстояло много сделать  — отобрать книгу, наладить общение с таким иронично безъязычным "языком" посредством письменности...Ведь были шансы, что хоть грамоте он обучен. А если всё втуне, то и вернуться сюда они успеют.

19 2 334

Re: Туждий вран: Всесожжение

Хорошо. Опустив шаперон ниже, Ион накрыл глубокой тенью собственный взгляд и выждав тридцать пять ярдов, пока парочка не поравняется с боковым коридором, где скрывался гешеанец и одним шагом оказался рядом, закрывая "коробочку". Идея вывести подозреваемого за пределы монастыря пришлась Фортуне по вкусу. Там у них будет больше свободы для действий, там у монашка исчезнет последняя надежда на поддержку со стороны местных обитателей. И спасения. Конечно пленный мог придти к подобным выводам самостоятельно, поэтому Джин решил прикрывать Фремдера на дистанции прямого удара в челюсть. Или ласкового проникновения базеларда в печень. Они еще не покинули территорию монастыря, впереди им мог встретиться кто угодно, вдобавок предстояло пройти сквозь подобие охраны. Поэтому, в полной мере осознавая всю бренность своего положения, этот монах пог попытаться поднять тревогу, либо привлечь ненужное внимание к их процессии любым доступным методом. Но Ион был здесь именно за этим — не допустить подобного. По прежнему располагая базелард в ладони, Фортуна соединил руки в смиренном жесте и низко склонив голову, полной раскаяния, как и подобает духовной ауре этого места, сел крохотной пастве на короткий хвост. Может, хотел исповедаться? Учитель был слишком... мягок. Но в мягкости этой Джин видел тактический подтекст. Фремдеру вполне достало бы навыков разделаться с жертвой самостоятельно, применить к ней более весомые аргументы, нежели грозный вид и несколько тяжелых слов со слабым заклинанием, однако он почему этого не сделал. Медлил. Значит монашек был нужен. И желательно целым и невредимым.

-Единственная причина по которой ты еще жив — информация. Дашь ее нам и вернешься к своим молитвам. Но вздумаешь бежать, привлечь внимание или как либо помешать нашей миссии — я познакомлю тебя со своим маленьким другом. С ним. — догнав монашка, Ион как бы невзначай развернул руку, демонстрируя покоящееся под ней отнюдь не маленькое лезвие базеларда. -Поэтому будь хорошим мальчиком и веди себя естественно. И у этой истории будет счастливый конец.

Джин не знал получилось ли у него найти нужные слова. Образумить, успокоить или наоборот испугать конвоируемого. Ведь проповеди — не его конек. Но подняв голову и встретившись взглядом с коллегой, гешеанец лишь раздраженно повел плечами: может еще в театр его сводим?

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

20 1 798

Таинственный монах:

Заметка Мастера: по игре начиная с 11 поста в это темы действие игры уже давно перешло к выходу из монастыря, а далее и во двор, так как монах бежал прочь от волшебников, но не обратно в монастырь. Пожалуйста, будьте внимательны.

Сложная ситуация, в которой бедный монашек совершенно не знал, что делать. Все его планы покатились кубарем, как только он наткнулся на этих людей, а надежда на спасение покидала его с каждой секундой. Он не ощущал себя: перед глазами всё плыло, и лишь крепкая хватка незнакомца стойко чувствовалась жгучим прикосновением. Кажется, рядом появился ещё один, с волосами подобными яркому оранжевому пятну, и кажется даже пытался ему угрожать… Но что монах мог сделать? Лишь пытаться мычать, так невнятно, с перебоями то громко, то тихо. Не произнося ни слова. Ни на помощь позвать, ни поговорить и договориться. Лишь крепко сжимать в руках фолиант, как последний свой якорь. Он не может его отпустить, даже если понимал, что его ведут на его смерть. Он не сможет выбраться из объятий магов, ведь их встреча произошла слишком рано. Он сам ещё не успел… да какая разница, что он там не успел.

Капли пота, холодные и дико солёные, стекали по его лицу. Ноги не слушались, едва-едва волоклись вслед за седовласым мужчиной, да так, что могло показаться, что его и того полностью тащат по земле. Дыхание уже давно сбилось, а страх накрыл новой волной. Но… никто ему не поможет. Ведь здесь нет его союзников.

Кажется, мужчина увидел знакомый столб. Такой деревянный колышек рядом с дорогой. Значит, они уже отошли от входа в монастырь, больше чем на пятьдесят ярдов, но явно не меньше. Даже если их и видно из монастырских окон, ближайшие несколько часов всё равно никто к ним и не шелохнётся. Отчаяние. Глубочайшее отчаяние.

Но может оно и к лучшему?

Таинственный монах

21 1 532

Re: Туждий вран: Всесожжение

Красть монаха прямо из монастыря  — интересное занятие, к которому едва ли можно привыкнуть. Но здесь и сейчас странных монашек, сам отбившийся от своих, вёл себя не менее странно. Он продолжал... молчать. И сомнения Вольфганга лишь крепли.

- Мне чаится, что наш новый друг — немтырь. — произнёс он, убедившись, что ворота всё так же пусты и никто и носа не высовывает из монастыря. Он бы предпочёл отвести его подальше, но какой-то бес всё  — Сиречь безъязычен, убог.

Преподаватель нырнул рукой в сумку  достал давеча подобранный лист, помахал им перед лицом застывшего в некой кататонии монаха.

- Если ты имеешь навыки письма, то в твоих интересах сообщить на бумаге, что тебе ведомо, куда ты шёл и зачем нёс книгу. В противном случае... — он поморщился, словно мысль Фредмеру об этом была неприятна, но едва ли он что-то чувствовал. Ему хотелось уже разрешить свои сомнения и разрешить ситуацию с этими странными...слухами. И завладеть книгой, конечно же. - ... мой коллега затушит огонь твоей души. И это будет лишь одним из лучший исходов, ведь общаешься ты с магами из Чёрного замка. Простая смерть будет лишь освобождением для тебя, вор книг.

Если монах грамотен и примет лист, то Фремдер даст ему и остатки писчих принадлежностей. Коль нет...Чтож, нужды в нём нет. Только если он не бежит из храма ввиду того, что еретик. Безъязыкий еретик — мысль казалась забавной, но не новой. Некоторые молчали так долго, концентрируясь на мыслях, что свет Солара начинает мерцать, словно готовясь тухнуть.

22 2 450

Re: Туждий вран: Всесожжение

Ион расположился подле. Совсем рядом, на шершавой поверхности мерзлого валуна. В руках гешеанец вертел верное оружие. Базелард был довольно крупным и массивным клинком для подобных фокусов, но Джину удавалось прокинуть его рукоять вокруг ладони на два полных оборота, до того как сталь окончательно теряла энергию вращения и тогда он стабилизировал ее крепкой хваткой, останавливая. Две вращения влево, два вправо. Два влево, два вправо. Но не устрашения ради — нервничал. И с каждым словом Фремдера ощущение тревоги только росло. Что-то было не так. Они что-то упустили. Предчувствуя кровь, внутренний зверь Иона метался в клетке, до предела натягивая цепь в руках Вольфганга. Еще немного и учитель отпустит ее и тогда Джин одним движением обезглавит этого немтыря. Утолит наконец свою жажду. Но принесет ли это облегчение? Фортуна не был уверен. Совсем не был. Раз за разом прогоняя ситуацию встречи с этим монахов в памяти, Джин хмурился, ускоряя вращение базеларда. Что-то было не так. Поначалу Фортуна решил, будто их подопечный специально тянет время, прикидывается дурачком, нашкодившим котенком, опрокинувшим банку с медом. Ожидает подкрепления, помощи, чего угодно. Но нет, вокруг стояла могильная тишина. Казалось, был готов погибнуть за кусок прессованной древесины у груди. Серьезно? Он действительно вел себя странно, будто заключенный в некой пустоте, вакууме собственных ощущений, абстрагированный от окружающего мира. Неужели его страх настолько силен? Значит сильна и степень вины? Либо... Либо и то и другое. Но гешеанец даст этому монаху последний шанс. Он должен кое-что проверить. Напоследок.

Базелард выскользнул из рук Иона и с жалобным лязгом споткнулся о камень, отлетая в сторону. Но сбросив свое тело с горной породы, Фортуна тотчас подобрал оружие, одновременно с тем расчищая ступней на тяжелом снегу ровную площадку, наподобие листа бумаги. А после принялся писать металлом. Тщательно и медленно выводя крупные буквы, как и учила когда то Матильда Бук, так или иначе Джин справился, формируя грубые буквы на снегу в слова: "ВОЗЬМИ БУМАГУ"

Но смысл был даже не в этих словах, а в реакции на происходящее их подопечного, за которой так пристально наблюдал наемник. Ион был готов поверить в немоту этого человека. И даже глухоту. Но в отсутствие навыков чтения — увольте. Ведь то, что он так тщательно оберегал, было ни чем иным, как книгой. А значит пришло время достигнуть взаимопонимания. Или отправится прямиком в ад.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

23 1 833

Таинственный монах:

Таинственный мужчина, от которого явно отвернулись боги, прекрасно понимал всё, о чём говорили другие. Быть может он сам не мог говорить, но со слухом проблем у него не было. Правда, что это ему давало?

Ему предложили выбор. Даже тщательно вывели на снегу большими буквами слова, на тот случай, если он не слышал звуков. В какой-то мере это было даже… заботливо. Они не казались теми, кто хотел бы причинять зло просто ради того, чтобы самоутвердиться. Они казались теме, кто искал правду. И сейчас – именно о том, кто он такой, куда идёт и… что за фолиант у него в руках.

Сознание монаха всё также было туманно, от страха, сбившегося дыхания и слабого заклинания. И ему сложно было осознавать происходящее вокруг, но всё-таки были вещи, которые не могли пройти мимо его разума.

Мужчина закачал головой. Замычал громко, ровно после тех слов, как седой мужчина назвал его дряным словом. «Вор книг». Да как бы не так!

Рука, трясущаяся так, словно он пил неделю подряд не останавливаясь ни на секунду, потянулась к листу бумаги и небольшому угольку. На весу это было делать достаточно непросто, да и одною рукою монах всё также сильно прижимал фолиант к груди, опасаясь за него больше, чем за свою жизнь.

Поэтому он сел. Упал коленями прямо в снег, а лист положил на одно из них. Замер. Попытался хотя бы немного собраться с мыслями и перестать так трястись. Медленно, максимально аккуратно, насколько это вообще было возможно, в самой верхней части вывел буквы: «НЕ УНОРЬЦ».

И снова замер. Его судьба была незавидна, ведь как бы он не поступил, его ждала одна участь. Если не от этих рук, то…

Дряхлая рука стала выводить новые буквы. На бумагу неожиданно капнула влага. Мужчина… заплакал. Такими горькими, тихими слезами. Слезами человека, который не хочет умирать, но у которого нет выбора.

«НЕ ВОЗМОЩУ. ТЧНО ИЗНЕБЫТИ»

Таинственный монах

24 1 366

Re: Туждий вран: Всесожжение

Вольфганг зашёл за спину монаху и склонился, чтобы видеть написанное. На самом деле, было большой удачей, что монашек-немтырь оказался грамотным. Ведь он действительно мог быть при храме на правах сирого слуги. И почерк у него был весьма разборчивый, на удивление. Поначалу Фремдер лишь хмыкнул, прочитав первую запись. "Не вор? Ну-ну." — это в их ситуации было как-то неважно. Да и, собственно, когда было важно, как именно преступник себя воспринимает? Но вот последующие слова заставили его нахмуриться. Их пленник...не мог сказать о своих проблемах под страхом гибели? Как странно и загадочно. И не было это похоже на религиозную непоколебимость в отказе от сотрудничества с такими, как они.

Ако сие достижно, чернец? — сделал "стойку" инквизитор, вновь оказываясь перед монахом. Тот...плакал, представляя зрелище печальное и жалкое, но оставляющее бывшего инквизитора равнодушным. Скорее всего, что-то действительно было не так в храме, но что? Все эти странности указывать вполне могли на магию, но ничего, что могло бы помочь или опровергнуть это подозрение, у Фремеда на уме не крутилось. Как назло вспомнилась Метка, что связывала языки и руки... —  Или алчешь угодить в Чёрный замок? Изнебытие поманути коль за благоверие живота не щадишь... Али смерти тебе придумать лютую, не от меча? Книгу.

Волфьганг требовательно протянул руку.

25 1 412

Таинственный монах:

Наивно было бы полагать, что если он просто напишет о том, что умрёт в любом случае, то его просто отпустят и всё будет хорошо. Вряд ли монах в принципе надеялся на что-то подобное, но кажется самая маленькая его толика всё-таки пыталась верить в то, что выход для него всё-таки есть.

Или всё-таки… нет, выход был! Мужчина перед ним как раз и подтолкнул монаха к этой мысли! Вот же она, лазейка! Если уж там, куда он хотел отнести книгу, он мог сделать то что хотел, то чего уж говорить о магах Тёмного замка и самой Моргане! Они наверняка ещё более могущественны!

В глаза мужчины загорелась надежда. Вновь схватив лист бумаги с угольком, он медленно, но аккуратно написал:

«ПРЕДАМ В КАСТЕЛИ ЧРНЫ.»

Монах не боялся Чёрного замка. Наверное, это было странно? Но он преследовал куда иные цели. И он надеялся, что если его и правда пустят к замку, и он сможет там остаться, то… это как минимум сохранит его жизнь. А терять её это было меньшее, чего он хотел.

Книгу мужчина сжал ещё крепче, хотя, казалось бы, иначе было бы нельзя. Он верил, что это сейчас единственное, что может его спасти. Ведь если он всё-таки её отдаст, то они могут просто уйти, и…

Но он также боялся. Беспокоился о том, что эти мужи могут быть не настолько добродушны и терпеливы. Кажется, второй мужчина с яркой адской шевелюрой, как раз был из таких. Кто не любил ждать.

Монах сглотнул. Посмотрел с мольбою в глазах на седого мужа.

Таинственный монах

26 1 369

Re: Туждий вран: Всесожжение

Вот как. - задумчиво произнёс Вольфганг, изучая лицо монаха взглядом спокойным и пытливым. — В кастель...

Он опустил руку и поднёс её к подбородку, почёсывая подбородок, пребывая в новых думах. Немного неожиданные исход, но, всё же, следовало бы предусмотреть и его.

- Мастер Ион, сей монах желает последовать с нами в Академию и уже там передать книгу. И сдаётся мне, не случаен сей нрав. Академия готова принять под свои крыла готовых... И грамотных и в учении способных. Но и это неважно здесь. Странен он. Изучение требуется в Подземьях, бо чаится мне. И в тоже время, не поняли мы, что сталось в обители и откуда там враново перо. И была ли слухам правда?

Похожи были слова Вольфганга на размышление скорее, но он и не стремился Иону отдавать приказы или давать готовые решения. Его любопытство не было удовлетворено, но мимо книги и монаха, грамотного человека, он пройти не мог, особенно зная, как тяжко порой Матильде сыскать силы на обучение новых учеников. Погрузился он на несколько секунд в думы, взвешивая решения.

- Нужно снова до обители. Не все тайны вероятно открылись нам. И даже если это не наши тайны...

Вольфганг вновь присел на корточки перед монахом.

- Поведай мне о святожительстве в обители. Не кличили ли яко злострадания? Пропасти живота людского? О чём чернецы молву ведут замест параклиса угодного Богам?

27 2 825

Re: Туждий вран: Всесожжение

Цокнув языком и поморщившись будто от зубной боли, Ион отвернулся в сторону, ныне занятый приведением каленого железа с порядок, а именно — избавление его от любых излишков влаги или почвы, что налипли на лезвие базеларда. Расположившись вновь на уже знакомом камне, гешеанец заботливо отирал безропотную сталь полами сюрко и параллельно слушая витиеватые речи Фремдера. Искоса бросая меткий взгляд в сторону монаха, Фортуна не оставлял без внимания и его каракули, про себя отмечая что из него и впрямь получился бы способный ученик Матильды Бук. Если последний переживет "изучение в подземелье", разумеется. Но это все лирика. Ведь в их "отношениях" действительно наметился значительный прогресс, установлена связь и оказался налажен двухсторонний контакт. Пусть и письменный. А это означало, что они наконец получили доступ к скудным мыслям пленника и потенциально важной информации. Того, ради чего они проделали весь этот путь.

-Не вижу в этом смысла, мастер Фремдер. Мы до сих пор ничего не знаем об этом человеке. — заметил Джин, как бы невзначай называя напарника по имени. Ведь в этой обыденной искренности здесь и сейчас гешеанец усмотрел некий подтекст. Сам Фортуна на данный момент видел два пути развития дальнейших событий и поведение бывшего инквизитора словом и жестом, казалось, подразумевало их оба одновременно. Этот монах либо расскажет им правду, а затем сложит голову, унеся в могилу истину о происхождении двух незнакомцев, их целях визита в это утлое место и именах по причине излишней подозрительности и нежелательности свидетельствования, либо Вольфганг действительно собрался вести беднягу в замок, одаривая того неким доверием с целью потенциального обращения в союзника. Тактика "хорошего дружинника", не иначе. А иного мотива вскрытия карт гешеанец не видел. Однако, на этом можно было сыграть.

-Слушай, умник. Ты не в том положении, чтобы ставить нам условия. — закончив с базелардом, но не убирая того с рук, Ион перевел взгляд на пленника, покрывая финальные речи Фремдера тяжелыми, хлесткими фразами.  -Некто похищает людей. И этот некто пытается указать на "нашу" причастность, подбрасывая наглым образом перо. Я хочу знать кто этот ублюдок. Поэтому никакого кастеля не будет. Рассказываешь все что знаешь здесь. Сейчас. Кто ты, что ты, об этой книге и о ситуации с похищениями. И тогда, быть может, твое сотрудничество найдет спасительный отклик. Потому что в расследовании этого дела у меня нет намерений оставлять в живых любого, кого я сочту упертым в своей подозрительности. А ты мне видишься именно таковым. Рассказывай.

Недвусмысленно указав взглядом на бумагу у того в руках, Ион удобнее переложил оружие в ладони и поднялся на ноги, "поджимая" время, что осталось у монашка на исповедь. Писать он умел. Хорошо. Значит не время останавливаться на достигнутом!

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

28 2 009

Мастер игры:

События у монастыря захлестнули три пытливых ума в бешенном круговороте недоверия, злости и страха. Ион, что всегда был более груб и вспыльчив, явно не оставался доволен тем фактом, что Фремдер решает за него, как им поступить с монахом. По его воле, он вновь спустился до угроз, несмотря даже на то, что и полчаса назад они не давали никаких результатов, возвращая историю к почти самому началу и всё также не давая никаких ответов. В каком-то роде это приводит к конфликту между двумя учителями Академии, но история требует своего продолжения, и чья-то сторона должна заиметь верх, даже в ущерб другой. И сегодня этим победителем выходит бывший инквизитор Церкви.

Монах, который видел в седовласом мужчине своё спасение, ответил на его вопрос лишь парой слов на уже исписанном листе бумаги: «ОТПОВЕДЬ В КНИГЕ». В то время как угрозы и обещания скорой расправы от воинственно настроенного огненновласого вновь заставили его дрожать, бояться за свою жизнь и всё-так же не знать, как поступить в ситуации, где все пути ведут к одному и тому же исходу. Все, кроме того, как они пойдут обратно в замок.

Тем не менее, стал бы Фремдер полностью доверять монаху, и так просто оставлять предположительное место преступления? Нет, навряд ли. Поэтому по воле победителя и главенствующего в этой трудной миссии, Фортуна был оставлен для дальнейшего расследования, а то время как монах, ведомый инквизитором, покинули пределы Епископства, направляясь обратно к Чёрному замку.


Таинственный монах вместе с книгой и Вольфганг Фремдер возвращаются в замок, Ион Фортуна продолжает исследование местности монастыря, но даже спустя время более ничего не находит, поэтому также возвращается спустя какое-то время.

Монаха разместили в одной из темниц подземелья, где он и отдал гриммуар, который он хранил как зеницу ока, и был готов сотрудничать и рассказать о том, что знает.


Всем участвующим в эпизоде будет зачислено 60 игровых баллов. Большое спасибо за активность и приятной дальнейшей игры!

Game Master