Персонажи в событии:

Yotun Kornohenne
Vanessa Schubert
Ivica Acinger
Информация события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Завершён.
Время и дата:
20 Эбнейр, Месяц Хлада, 308 год. Примерно 10:00 - 10:59 (утро).
Погодные условия:
-9°, без осадков.
Место действия:
Главный зал, Зал для пиршеств.

Аннотация:

Пугающая серва, пугливая рыжая девушка, испугавшаяся малышка? Может ли быть у этих троих быть что-то общее? Станет главный зал замка отправной точкой для начала их дружбы или северная дылда перепугает всех и останется в глазах девчушки и своей нынешней соседки самым противным человеком, которого они встречали за всю жизнь? А может к каждой душе существует свой ключик, и даже самая непонятная и тёмная легко станет тёплой и мягкой, если найти среди безразличия ту самую замочную скважину и высвободить внутреннего кота?

Ивица познакомилась с Йотун и Ванессой и согласилась провести для них экскурсию по новому дому — черному замку.

Ivica Acinger:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаНабедренная повязкаПортянки

Yotun Kornohenne:Деревянный башмакДеревянный башмакДлинная юбкаКороткие шоссыЛьняная рубахаЛента для волосНабедренная повязкаНагрудная повязкаМантия ученикаФлейтаПортянки

Vanessa Schubert:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие шоссыЛента для волосЛьняная рубахаМантия ученикаНабедренная повязкаНагрудная повязкаОчкиПортянки

Описание локации:

https://i.imgur.com/CEvnGN9.jpgПрямо по дорожке толстого шерстяного ковра с вышитым вороном, можно прийти в так называемый Главный зал. Это основное место сбора для проведения больших собраний, объявлений и церемоний. Кроме того, трижды в день, не считая праздничных событий, это место предстаёт в другом виде — трапезного зала.

Зал достаточно просторен, как в глубину, так и в высоту, с высокими окнами-витражами из полированного кварца.

От самих створок парадного входа до почти конца зала расставлены столы, рассчитанные на десять человек, по пять с каждой стороны. Столы эти накрыты бордовыми скатертями с золотистой каймой, а стулья, такого же цвета, — обиты бархатом — редкого гостя даже в замках срединной аристократии, чего уж говорить о таком специфическом месте. Не обошлось и символики — на каждой спинке красуется герб Академии, чёрный ворон, раскрывший свои широкие крылья. На каждом столе, вне зависимо от времени суток, стоят по нескольку горящих канделябров, которые никогда не сгорают — их пламя поддерживается исключительно магией, которой невозможно обжечься.

Между столами, параллельно стенам, расстелены бордовые ковры с символикой — те самые, которых в замке с избытком.

К самому концу, перпендикулярно столам учеников, стоят такие же столы учителей.

Благодаря большой высоте потолков, над этими "нижними" столами возвышается небольшой балкон с ещё тремя столами — там восседают более "высокие" чины Академии, а также стоит трибуна, с которых директор или его приближённые рассказывают о планах или просто желают хорошего учебного дня. Однако, как правило, Дети Морганы предпочитают обедать со всеми или в своих комнатах, поэтому верхние столы пустуют. Но изредка, как ходят слухи, там ненадолго появляется темноликая женщина — хозяйка этого замка.

Иногда преподаватели Академии могут использовать Главный зал как место для проведения урока, а нередко и просто ученики любят собираться в этих стенах, чтобы позаниматься своими делами или тихонечко посплетничать возле большого камина.

Буханка хлеба x50
Эта небольшая буханка из овсяной муки, пускай и не самого лучшего помола, но выглядит достаточно аппетитно.
Прочность: 1/1 Заметка: Можно найти только во время завтрака (07:00-07:59), обеда (12:00-12:59) или ужина (17:00-17:59).
Ложка x30
Деревянная ложка для употребления пищи.
Прочность: 4/5
Ломтик сыра
Небольшой кусочек мягкого и нежного козьего сыра. Он тщательно обёрнут в листья каштана, которые были вымочены в фруктовом перегнанном вине.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 1/1 Заметка: Оставил на локации другой персонаж. Обратите внимание на дату эпизода - до момента "появления" предмета с ним нельзя взаимодействовать.
Миска x30
Деревянная глубокая ёмкость для приёма жидкой пищи.
Прочность: 6/7
Яблоко (штука) x30
Маленькое и кислое зелёное лесное яблоко.
Прочность: 1/1 Заметка: Можно найти только во время завтрака (07:00-07:59), обеда (12:00-12:59) или ужина (17:00-17:59).
Ячменная каша в деревянной миске x20
Сперва обжаренная, а после отваренная на воде каша из ячменной крупы.
Прочность: 1/1 Заметка: Можно найти только во время завтрака (07:00-07:59), обеда (12:00-12:59) или ужина (17:00-17:59).

2 3 572

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

Либо все прилетавшие в голову камни окончательно выбили из головы Йотун всякое соображение, либо всё вокруг действительно было странным. Ладно странным. Непонятным куда больше. Убранства дворца выглядели дорогими. серва никогда прежде не видела, чтобы повсюду были разложены столь плотные и имевшие целесообразный узор ковры. Девушка оглядывала всё вокруг беспокойным взглядом. В коридорах было на удивление тихо. Йотун не слышала ещё шагов, помимо своих и Ванессы.

  — Эй, откуда будешь? — не то чтобы было особенно интересно, но хотелось разбавить эту неприятную тишину. Да и её рыжая соседка не казалась особо разговорчивой. — Не хочу пугать, но ни души живой не вижу и не слышу. Замок так огромен или людей так мало? — этот вопрос девушка задавала больше себе, ведь её серьёзный, хищный и сосредоточенный взгляд сейчас казался особенно пугающим.

Йотун словно ждала подвоха из-за каждого угла. Здесь девушка ощущала себя взаперти. Когда странный человек привёз её с Даклёна сюда, серва думала, что её жизнь в страхе и вечных опасениях закончится. Да что там страх. Он идёт бок о бок с людьми всю жизнь, не важно, где и как они жили. Главным для Йотун всегда есть и остаётся свобода, а сейчас девушка ощущала себя запертой. В детстве тётка рассказывала ей страшилки о том, что замки богатеев — это огромные каменные людоеды, и люди пропадают там, добровольно заезжая за своими повозками и лошадьми в его рот-врата, скрываясь за тяжелыми дверьми. Кажется, теперь она понимала, что это была не совсем глупая страшная история. Здесь и правда было страшно. Хотя... может, так и должно быть? Если боится Йотун, боятся и другие, зеваки и те, кто способен посягнуть на это богатство.

Взору, наконец-то, открылся главный зал, который поразил своей роскошью серву. Её тонкие брови дёрнулись, а красные глаза стали рассматривать всё с заметным интересом, смотря себе под ноги, наверх, на канделябры и мирно горящее пламя свечи. Выглядело здесь всё странно, ново, таинственно и интересно. Даже на лице Йотун теперь можно было усмотреть нотку заинтересованности. Взгляд медленно поднялся на балкон. Если здесь обедают, то кто занимал тамошнее место? Да, что за глупости. Конечно у таких хором был владелец. Вот только цели его серва не понимала до сих пор, но в сердце ей медленно прокрадывалось какое-то неясное восхищение, пусть лицо опять приняло безучастное выражение. Ладонь девушки плавно прошлась по гладкой поверхности стола. В тавернах и сельских домах такого, конечно, не найдёшь.

Как думаешь.... — Йотун разглядывала свои пальцы на гладкой столешнице, не смотря на Ванессу, а тут же переводя взгляд на витраж в окнах, который выглядел особенно красиво в свете утра, пусть и никакого яркого солнца, которое бы заставило полированные кусочки кремния светится, не было. — Если нас собрались тут учить, наши кабинеты выглядят так же роскошно? Да и вообще, зачем это всё. Разве школы бывают такими... — отдёрнув руку и сложив их на груди, девушка принялась ходить меж столов медленно, наблюдая за огоньком свеч, который, почему-то, привлекал внимание юной особы, от так остановилась, наклоняясь и проводя рукой над пламенем. Тепло, но совсем не обжигает. Как же это было странно. Брови снова нахмурились. Поправив своб косу на плече и пригладив пальцами алую ленту.

Много ли людей здесь есть.... — взгляд устремился к потолку, пока серва рассуждала, выхаживая по залу, пустота которого слегка начинала удручать, так как интерес к обстановке девушка уже слегка утратила, снова заменив всё впечатление на бесконечные вопросы и раздумия.

3 5 190

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

- Я... из маленькой деревушки в Моризаммо,  — ответила тихонько на заданный вопрос, ибо голос всё равно с эхом разносился вокруг.  — И... не знаю... Возможно, наверное, и то, и другое... Хотя эта тишина пугает.

Ванессу, возможно, из-за излишней природной наивности и веры в нечто хорошее пребывание в Академии смущало не так сильно, как её соседку по комнате, но всё же хождение по замку настолько растеряло, что девушка иногда, заглядываясь на какие-то предметы интерьера, останавливалась ненадолго или вовсе спотыкалась, благо, что немного, не знакомясь слишком близко лицом с устланным богатыми коврами полом. Интересно... сколько стоит подобное убранство? Для Ванессы, у которой что в память, что в приданое, осталось лишь материнское платье, которое девушка при сдаче вещей очень молила хотя бы не выбрасывать, а где-то сохранить, сложно было это даже представить. Ещё сложнее было на данный момент осознать, с какой же на самом деле целью собирают их здесь управляющие Академии, ведь кому-то вроде них  — бедных крестьян без рода и состояния  — точно никогда не открылась бы дорога в места подобного вида богатого.

Восторженно выдохнув в очередной раз, деревянными башмаками переступая по изображению ворона на ковре, Ванесса случайно отошла немного в сторону от Йотун, а, вскинув голову, испуганно, но негромко вскрикнула, отшатнувшись и бёдрами приземлившись на край ковра. Даже понять ничего не успела, ибо перед взором словно из ниоткуда вырос страшный рыцарь с опасным мечом. Если не ожидать и увидеть подобное за спиной, то немало у кого душа уйдёт в пятки.

- А... о Боги, это просто латы...  — выдохнула Ванесса, приглядевшись к тому, что её напугало, и поднялась на ноги, предварительно поправляя очки, а после отряхивая мантию.

Однако, оглянувшись, никого вокруг не увидела. Очевидно, Йотун ушла немного вперёд. В лёгком мраке коридоров замка видела Ванесса в плохих очках ещё хуже, а потом оттенки плыли, составляя лишь не самые понятные пятна. Но вот наконец среди тёмных очертаний Академии мелькнула нечёткой искоркой белизна волос соседки, на что Несси и побежала следом, придерживая мантию руками. Похоже, позора её не заметили, а потому можно было выдохнуть и наконец поравняться с Йотун. Однако коридоры со зловещими латами и красивыми узорами воронов на богатых коврах оказались лишь меньшим, что должно было удивить впереди.

Перешагнув порог главного зала, Ванесса и вовсе застыла, держа руки поближе к груди и окидывая помещение взглядом. Разумеется, бывать в подобного рода местах ей не доводилось, но, более того, она даже не понимала, для чего это всё. Много столов и стульев... Здесь... собираются люди? Но ни на их пути, ни здесь никто совсем не встретился, чтобы хоть как-то подтвердить догадку. И всё же девушка надеялась, что она как-нибудь, но узнает всё это. И с какой истинно целью они здесь, и нужно ли им будет, как упоминала до этого соседка, что-либо отплатить Академии за обучение, и даже просто то, зачем здесь такие огромные залы со столами и стульями! Подойдя к одному из таких, Ванесса осторожно кончиками пальцев провела по изображению ворона на спинке.

- А вороны здесь везде... — шепнула сама себе под нос едва слышно, поднимая взгляд, чтобы убедиться, что и на других стульях он тоже присутствует.  — Видимо... это некий символ, да? Мама рассказывала про какие-то знаки, которые рисуют на плащах, латах и даже украшениях, чтобы помечать принадлежность... к какой-то группе?

Едва слышно говоря сама с собой, хотя данную привычку едва ли имела (общение с животными и растениями за разговоры сама с собой Несси не считала), себя же и озадачила слегка рассуждениями, незаметно, ибо те скрыты под длинной чёлкой, хмуря брови: если её догадка верна, то рисунок ворона означает, что всё здесь принадлежит... какому-то дворянскому роду или вроде такого? Хотя оно было логично, но в то же время девушка слышала и про заброшенные замки, и про крепости у самых границ, где хозяина нет. Пока всё это было не слишком понятным или же просто сложным для всего лишь деревенской девчушки, в жизни не видевшей ничего более, чем накренившиеся деревянные домики, пашни и леса, по сути, как и все, кто жил вокруг, почему и рассказы о неизвестном едва ли водили, не считая непонятных сплетен.

Подняв наконец взгляд от стульев, Ванесса посмотрела в сторону витражей на окнах, щурясь, чтобы хоть как-то понять, что это за пятна разных цветов. Но, подойдя ближе, лишь восторженно вздохнула: витражи она тоже видела впервые, даже слова этого не знала, почему творение на окнах показалось ей истинным произведением искусства. Удержаться от того, чтобы прикоснуться, было почти нереально, почему и вытянула вперёд руку, осторожно, боясь что-то сломать, водя кончиками пальцев по стёклышкам. Но руку одёрнула испуганно тут же, как услышала голос Йотун, будто бы делала нечто плохое.

- Я без понятия, правда... Ты... много слышала о школах? Мне кажется, мне рассказывали когда-то, но это было так давно... что не помню большего, чем то, что это места, где чему-то учат. Может... школы все такие?  — вопрос был задан крайне неуверенно и растерянно, а от витражного окна Ванесса отошла, вновь возвращаясь ближе к столам.

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

4 4 671

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

День сегодня будет холодный. Это Ивица сообразила еще с самого раннего утра, когда после спокойного сна, в последнее время случавшегося лишь усилиями соседки, поднялись ее веки. Тяжелые, словно грубый тканный навес в поле, но тонкие достаточно, чтобы их молочная белизна смешивалась с грязной синей серостью глаз. Обрамленные светлыми, в тон коже и волосам, по-мальчишески короткими ресницами. С нежно-алой кромкой. Такая остается на протяжении первого часа после пробуждения. И обычно указывает на то, что человеку не дали достаточно выспаться. Но сегодня кошмаров не было, и причиной стала неугомонность девчонки. А еще необыкновенная, гулкая зимняя тишина. Низкое небо, льющееся через сход ставней на стылый пол.

Ивица стояла в полумраке замка, прильнув плечом к недвижимой черной стене. Вспоминала спокойное утро, случившееся, по ощущениям, несколько часов назад. Тогда она свесила ноги с постели и приземлилась точно в свои башмачки, но сейчас понимала, что все-таки придется их снять. Подтянуть портянки и вновь ощутить холод камня. Ничего страшного или непривычного. Обычное дело, когда хочешь идти по замку и не потревожить эха, самого чуткого стража, притаившегося за углом и отвечающего на любой призыв, будто солдат, брошенный одиночкой в старой морской крепости и истосковавшийся по муштре. Ноги у Ивицы не капризные, еще молодые. Потерпят. Чай, не сугробы и не галька. Теперь нужно правильно дышать, а уж верно поставить вес, ничтожный даже для девочки столь взрослой, не проблема вовсе.

Двое их. Высоченная, светловолосая. Другая поменьше. Как лисица. Издалека мало чего разглядишь, но в ее случае кое-что есть — походка запоминается. Сначала девушки были вместе. Сейчас разлучились, но потом будут вместе опять. Они уже сдружились, пока разговаривали в комнате. О чем — Ивица не слышала. Увидела первую на пути к жилым помещениям, а сейчас потеряла ее из виду, сохраняя расстояние, и осталась наедине со второй. Почему не сняла башмаки раньше? Наверное, потому что видела обеих. А теперь все-таки решилась, чтобы это упущение исправить. И по виду рыжая не создавала впечатление человека бдительного. Иной раз на нее глядя, у Ивицы у самой глаза без спросу зажмуривались. Новенькая нет-нет, да и наткнется на что-нибудь, бедолага. Так что сократить расстояние с нею было не так страшно, как с той, другой. Башня из белоснежного мрамора. С такой высоко видно. Но она уже в главном зале, а там есть столы. Под ними можно попробовать укрыться и от нее. В представлении девочки, слышавшей о них от силы две-три сказки, великаны редко смотрели под ноги. А где же еще, кроме как не под их ногами, можно наконец понять, о чем увлеченные рассуждения двух незнакомок?

Бесшумная поступь следовала по пятам неуклюжей двухвостой лисицы, пока не оказалась на пороге хорошо освещенного зала, уже знакомого по первому торжественному приему. Ивице казалось, что она все еще слышала запах той утки, которой набила живот на торжественной встрече, объелась аж до ночных кошмаров. Она остановилась у порога, за углом. Поморщила нос, стараясь притянуть к нему сладкий, напоенный съестным духом воздух. Однако, поняв, что соблазнительного аромата больше нет, Ивица невольно вспомнила безумную прыгучую рыбу, что пыталась отобедать ею в ее же собственном сновидении. Это нахальство привело девочку в чувство. Она тихонько попрыгала с ножки на ножку, сбрасывая с себя орды мурашек. Только прочувствовав, как ледяные малютки скатываются вниз по ложбинке между лопаток до самой поясницы, она сделала шаг. Большие уши уловили продолжение разговора. Потом был уверенный "шмыг" под стол.

Девушки говорили о разном. Кое-что юная Эйсингер даже разобрала. Про школы. Про ворон. Про школу ворон? Вспомнилось, как учителя иногда называли учеников воронятами. Никак в толк не взять. Голоса у девушек были приятные, тем более что никаких серьезных заумных тем они не затрагивали, чем и не заставляли малявку чувствовать себя глупо, как это часто бывает со взрослыми разговорами. Особенно понравилось, как звучит высокая. Неласково. Захватывает дух. У двухвостой лисы, зато, шаги интересные. И чем — не поймешь так сразу. Хочется рассмотреть поближе. Руководствуясь именно этим желанием, девочка безрассудно перемахнула через грань разумной осторожности и прошмыгнула под стол, что располагался ближе всего к двум незнакомкам. И это было ошибкой. Она себя выдала. Один из башмаков, что девочка держала в руке, звонко ударился о ножку скамьи и, вылетев из руки, покатился по ковру, в проход между столами, прежде, чем Ивица успела даже понять. Теперь маленькая детская обувка лежала у всех на виду. А Ивица очень испугалась. Вжалась спиной в острый угол ножки стола. И что же теперь будет?

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

5 5 288

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

Мало Йотун знала о замках, богатстве и роскоши... Но одно ей было известно хорошо — состоятельные люди любят ставить на вещах символ принадлежности к ним. Ванесса подметила очень точно, вороны были здесь везде. Значит, это место принадлежит человеку далеко не простому. Ворон — птица мудрая, таинственная. Не даром ворон гонят отовсюду, кличут их прислужниками сил зла, а карканье вороны наводит на людей чувство тревоги.

Думай, что хочешь, а место это явно не так просто, как кажется. И вещам тут явно учат не самым простым, но тут уж не буду говорить чего-то. Сама не знаю....  — лицо у Йотун выражения не поменяло, но во взгляде закралась раздражительная задумчивость.

Да кто бы вообще не её месте думал? Почти босячка, надорви тряпку тут, там — готово! Тощая уличная оборванка, которая ворует с прилавков всё, что лежит ненадёжно. А тут — на тебе. Замок, тепло, чистая постель, ещё и в коврах и роскошной утвари всё. Живи да радуйся, ешь что дают, мойся чаще, коли будет возможность, и присматривай, на всякий случай, всё, что можно стащить, надумают если выставить за дверь. И любой бы так думал, но не Йотун. Не с её привычкой долбиться головой о стенку, пока зерно истины не будет посажено в распаханную землю домыслов. Серва провела рукой по лицу, издавая какой-то грубый и не ясный звук. Иногда иметь здравый смысл в женской голове — гиблое дело. Но наградили, ничего уж не сделаешь, расслабиться не удастся, пока на все вопросы не будут ответы. Было ли ей здесь вообще место? Ванесса выглядела какой-то... осведомлённой? Как минимум нормальной. У неё не было красных глаз, высокого и неуместного роста. Девушка казалась совершенно обычной. Разве что эта длинная чёлка закрывала значительную часть её лица, но оно не носило в себе бледность, которая так пугала людей. Йотун даже слегка завидовала, но виду, как обычно, не подала.

Но если это школа... — снова начала серва, присаживаясь бестактно на стол и смотря по сторонам. Никого рядом так и не наблюдалось. Или девушка просто не слышала, что кто-то помимо Ванессы и её самой мог здесь находиться, — я слышала, что берут туда не таких возрастных как мы. Нас вообще есть смысл чему-то учить? Польза-то какая от этого. Говорят, в детскую голову и истина сливается легче. Не знаю, как ты, а я совсем не уверена, что способна что-то понять.  И если... — Йотун было хотела продолжить, но замолчала. Взгляд девушки остановился на ботиночке, что беззвучно выкатился из под стола на ковёр.

Вот чего Йотун не любила, так это когда лишние уши не видно. Она сама грешила часто тем, что мало говорила и больше слушала, но всегда делала это открыто. А тут... какая-то крыска беззвучно шмыгнула под стол и вынюхивает, о чем же тут ведутся беседы. Наверное, это слегка разозлило. Ноздри при вдохе раздулись сильнее, чем обычно, но лишь раз. Лицо затем сделалось снова спокойным. Она посмотрела на Ванессу очень серьёзно и прислонила палец к губами на секунду, а потом закашлялась, слезая со стола.

Кхм... Если мы не будем оправдывать надежд, как думаешь.... — девушка медленно обходила стол, чтобы оказать по другую сторону. Она упёрлась в него руками, смотря на Ванессу и не подавая никаких признаков беспокойства. — нас выставят отсюда? Ведь каждому нужно, чтобы потраченное.... ОКУПИЛОСЬ! — девушка резко хлопнула рукой по столу, наклоняясь и заглядывая под него.

Она ожидала увидеть там кого угодно, но ни... девочка? Совсем ребёнок. На вид совсем маленькая, но в детском взгляде читается приятное любопытство и любознательность, которая, почему-то, понравилась Йотун. Не то чтобы у детей не было этой чудесной искры интереса в глазах, но в этих она казалась иной, особенной.

Отведи Бог... какого рожна ты тут сидишь. Я чуть не умерла от страха, — глаза девушки сейчас казались куда ярче. Видимо, заглянуть туда так резко было для неё большой смелостью. Присев, она потащила малявку за ногу, вытягивая из под стола, а затем взяла на руки, попутно подхватывая с пола её ботиночек. — И зачем же ты забралась под стол? Смотри, — кажется, эта фраза была обращена уже к Ванессе. Серва развернулась, демонстрируя соседке необычную находку, — я нашла мышку. Звать тебя как, чадо? - Йотун двинулась к рыжей девушке. Рядом с ней их новой знакомой явно будет спокойнее.

Надевая ботиночек на ножку, она посадила маленькую незнакомку на стол, чтобы ей, высокой тётке, было видно выражение крохотного личика, которое, казалось, было совсем в кулачок. Бледненькая, выглядит немного болезненно, как и у самой Йотун. На секунду, лишь на миг, серва вспомнила себя в детстве, и если бы волосы этой малышки были на пару тонов светлее, а глаза куда более яркими, чем этот сероватый тоскливый оттенок, Йотун бы и вовсе подумала, что смотрит на своё отражение. Но она была другой. Похожая, но иная. С детьми управляться серва умела, только вот какой-то ласки и искренней заботы, которая обычно присуща женщинам, в ней не существовала. Может и заложена природой, но не пробуждена любовью, которую люди приносят из детства, забирая из тёплых материнских рук. Все последствия того, как могли напугать красные глаза и спокойное, несмотря на резкий звук, выражение лица, серва решила по-свински оставить на Ванессу. Как минимум на вид она была куда более милой и солнечной, чем сама Йотун.

6 3 525

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

Взгляд медленно со стен скользил выше, вверх по разноцветным стёклышкам витражей к потолку. Всё так красиво, так величественно и богато, что захватывает дух. Может, Йотун совершенно права и это место и впрямь намного туманнее и опаснее, чем кажется на первый взгляд? Вопросов было так много, а ответов так мало, тем более, что Ванесса не чувствовала в себе никакой уверенности, что может у кого-то попробовать выяснить нужную информацию. В силу природной робости и пугливости она скорее просто заикаться начнёт, чем сможет посмотреть в глаза и сказать серьёзно нечто вроде: "А ну скажите, зачем это мы здесь!". Повернув немного в сторону голову, Несси скосила едва заметно взгляд на свою соседку. Быть может... если они станут друзьями... с больших тайн поднимется завеса?

- Сложно сказать... Не думаю, что все эти догадки пальцем в небо,  — на этой фразе Ванесса вверх подняла обмотанный тканью тонкой палец,  — помогут нам действительно что-либо понять... может, пока просто... ну... Плыть по течению?

Она даже попробовала было неловко усмехнуться, дабы скрасить слегка грубоватый, как ей самой показалось, оттенок собственных слов, как вдруг очень сильно вздрогнула и отскочила назад, спиной прижавшись к витражному окну, стоило до слуха, что за годы жизни вблизи диких зверей стал весьма острым, донестись стуку ботиночка о ножку стула. Откуда именно шёл этот звук, Ванесса не поняла, как и его природы, но узкие плечи под рубашкой и мантией чуть задрожали: а что если здесь обитают монстры и прочие страшные сущности?! Даже губы побледнели, едва заметно задрожав, пусть девушка и кусала их, взглядом судорожно осматривая всё помещение большого зала, пусть и вдалеке не видела абсолютно ничего, на наличие чего-нибудь... огромного? Мохнатого? Чёрного? А, может, с крыльями, как вороны на метках везде? Ванессе доводилось встречать последствия нашествия подобных существ, но их самих вблизи не видела ни разу, лишь когда-то, как ей показалось, меж деревьями мелькнула вовсе не животная тень...

Всё желание испуганно вскрикнуть было остановлено агрессивным взглядом Йотун, после которого Несси просто сглотнула и прижала руки к груди, боясь даже пошевелиться. Неужели соседке не страшно? Даже если та поняла, что звук из-под стола, мало ли что может под ним сейчас находиться... Правда, икнуть от страха Ванесса всё же успела, когда Йотун хлопнула по столу ладонью, после широко раскрытыми глазами, почти полностью скрытыми под чёлкой смотря на... ребёнка? Точно ребёнок... девочка. Маленькая девочка. Светленькая, такая милая, выглядящая такой же безобидной, как любимые кролики Несси, которых та выхаживала какое-то время после странной хвори крольчихи. Наконец выдохнув, хотя казалось, что от испуга воздух в лёгкие не поступал уже целую вечность, Ванесса подрагивающими пальцами поправила очки и едва заметно сощурилась, пытаясь получше рассмотреть малышку.

Стоило ли её бояться? Если подумать логически, то в незнакомом и окутанном магией месте вполне стоило. Ведь неизвестно, что или кто могут скрываться под обликом милого ребёнка, что, как известно, легче всего способно обмануть и бывалого путника. Но Несси была весьма простодушна и наивна, а потому о подвохе никаком и думать не смела, лишь вопросительно глядя на девочку. В отличие от Йотун, у неё самой опыта в общении с детьми не было решительно никакого, почему она лишь переводила взгляд с лица соседки на лицо незнакомой малышки и обратно, надеясь, может, что хоть девочка им что-то подскажет, если она здесь дольше, чем они сами.

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

7 (изменено: Ivica Acinger, 29-11-2020 20:09:26) 4 016

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

Сперва казалось, что никто ничего не заметил. Что игра продолжается. Что можно дышать спокойно, тая звук ветерка из-под носика за словами двух незнакомок. Только Ивица расслабилась, как твердый шаг, сразу ясно, что не двухвостой лисицы, приблизился. И поначалу было не так уж и страшно. Но потом... Потом Ивица увидела ее сверкающие глаза. Взор хищника. Охотника и убийцы. Прекраснейшие глаза, какие только можно увидеть за всю свою жизнь. Скорее всего, на ее излете.

Молодая женщина. Та самая, высокая и, как гласила подтвердившаяся только что догадка, очень бдительная. Она выглядела уверенной в том, что делает. И даже говорила с малышкой. Но любопытство, которое девочка испытывала изначально, резко вытеснил испуг. И умирать, от страха или чего угодно вообще еще, была готова уже она.

Ой-ёй.

Пикнула Ивица, озадаченно и обреченно. Не нашлось толкового ответа. Сознание стало стремительно погружаться в волны эмоций, танцующие на беспощадных высотах, с которых слов незнакомки уже и не слышно толком.

Ну все. Теперь-то Ивица доигралась. Добегалась. Попалась. Деваться некуда. Деревянная ножка стола уперлась в спину, и сколько бы мыслей о побеге не проскочило между ушами за краткий миг, отделяющий девочку от поражения, оторваться от нее не получится. Рванешься — грудная клеть развалится и все, что внутри, прольется из-под мантии и по полу расплещется. Твердая древесина вросла между ребер и стала как позвоночник, место их сочленения, без которого Ивица никуда не убежит, ведь оно и есть Ивица. Человек внешне, а в чувствах и воющей пустоте, наполняющей голову до треска по швам черепа — всего-лишь зверушка, такая крохотная, что непонятно, как весь страх, ее переполняющий, вместился в это тщедушное тельце. И куда ему теперь деваться, как найти место в разверзшейся от грохота и громогласного голоса тишине за губами, сжавшимися крепко, добела?

Бам! Словно молния в стол ударила большая рука и, нырнув в убежище Ивицы, как соломинку пленила ее ногу. Тогда-то девочка и узнала эту руку, крепкую, могучую, длинную. Неумолимую. Кажется, вот-вот переломится Ивица, если будет сопротивляться, поэтому пальчики девочки вжались ногтями в ладошки и ни за что не хотят ухватиться. Отказались бороться. Как же найти в себе смелость на борьбу против силы, с такой легкостью выволакивающей всю тебя из убежища, обратившегося ловушкой? В узорах ковра, мелькающих перед лицом, проносится образ. Слишком длинный для этого мига, он умещает, словно змея в своих кольцах, кроху-полевку — жизнь Ивицы. Где-то там, в ее грустных серо-голубых глазах, мама с папой. Отчий дом. Любимая речка и стадо коров. Девочка закрыла глаза, чтобы получше все разглядеть там. В последний раз. И увидела высохшие вишневые косточки на щебне дорожки. Трухлявый пень и живущего в нем паука. Рога молодого бычка, черные от грязи из луж. Мамину улыбку. Слишком яркая...

Ивица открыла глаза, чтобы не быть ослепленной. Оглянулась по сторонам и поняла, что только что ее держали на руках, а теперь усадили на стол. И даже вернули башмачок. Словно не веря и желая убедиться в последнем, она задрыгала ножкой и пошевелила пальчиками в носке башмака. Тесно и вес привычный. Значит, все это чистая правда и не показалось ей. Жизнь.. не закончилась? Мысли наполнились эхом каким-то чудом дошедшего до них вопроса.

М-меня, — заикаясь и старательно глотая застрявший в горле слезный ком, девочка подала глухой, печальный, как и ее гуляющий по полу взгляд, голос, — М-меня Ивица зовут.

Юная Эйсингер не испытывала уверенности в том, как хорошо держит себя в руках. Со стороны было видно, что девочка может вот-вот расплакаться.

Простите меня. Я не хотела вас обеих пугать. Или делать плохого.

Просто сама испугалась.

Слова закончились. Пальцы девочки ухватились за край стола с такой силой, будто бы девочка думала, что ее вот-вот постараются вновь схватить и утащить. Теперь, когда угроза отступила на шажок, руки почему-то готовы к борьбе. Как странно и глупо ведут они себя. И даже не пытаются дружить с головой.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

8 5 111

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

Эти двое друг друга явно стоили. Ванесса буквально сжалась, пугаясь, смотря с явным страхом, выдохнув лишь в момент, когда малышка разрушила все образы, что рыжая у себя в голове, верно, успела надумать за те пару минут, что Йотун, как худой плешивый песец, охотилась на маленькую и весьма юркую мышку. Это ж надо. Под столом девчушка оказалась быстро и незаметно. Если бы не ботиночек, который выкатился так предательски сполз с ножки, не заметил бы никто, даже плохо зрячая Ванесса, у которой, кажется, слух был развит отменно, чтобы ориентироваться с плохими глазами лучше. Своё прозвище маленькая Ивица уже получила. А, ведь, и имя было не самое обычное. Не красивое, как у соседки. Приятно такое произносить даже грубым голосом сервы. Звучало тепло и мягко, как название цветка. Ивица —  так же странно, как и Йотун. Немного грубовато, странно, но у пугливой малышки оно звучало своеобразно, мило, немного забавно. Ей подходит.

Корнохенн сложила руки на груди, как грузный мужчина в мясной лавке. Выглядела грозной, словно сейчас рот её станет огромным, длинные пальцы станут похожи на ветки, холодные и покрытые инием, которые больно бьют по лицу в лютый мороз. Страшной была она, всё таки. Не зря клеймили порождением Тьмы и кидались камнями. Думая об этом, вспомнила Йотун и своё детство, смотря на чадо, что вот-вот от испуга расплачется, а ведь её и не ударили даже. Но детям так было можно. Особенно, если у матери душа тёплая и нежная. Пусти слезу —  к груди прижмёт и пожалеет, даже если напакостил. Видела серва таких мам, хоть и сама ласки особой не знала. Рости добрым и любимым ребёнком куда лучше, чем ненужным. Душа тогда добрее становится, и греть других можешь, своё тепло при этом не растрачивая. Ивица казалась такой. Добра в ней было много, чего-то светлого, и дело не в совсем юном возрасте, когда каждый ребёнок виделся чистым и непорочным. Это было своё. То ли врождённое, то ли воспитанное нежными чувствами и воспоминаниями, какой-то неземной любовью других или собственной, к окружающим, какими бы злыми и красноглазыми они не были.

—  Дети когда плачут... — голос у Йотун был низковат, слегка грубоват, навсегда простужен. Говорила она немного таинственно, не по-женски похрипывая местами, —  их слышат маленькие и грязные печные человечки. Они глубоко сидят в дымоходах и слушают: не заплакал ли ребёнок? У них глазки-угольки, похожие на блестящие бусины, и говорят они пискляво и скрипуче, как старая дверь.

Плакала Йотун в детстве много. Обижали часто, кидали грязные кусочки льда, после которых на нежной бледной коже сразу оставались синяки, долго не проходящие. Не думала никогда серва, что рассказы тётки —  именно ими заменялась ласка, интерес, смешанный с опасением часто выигрывал у слёз. Не хотелось, чтобы из печи смотрели блестящие крошечные глазки. Девушка присела рядом с Ивицей. Ноги её доставали до пола, были больше во много раз. Длинные, колени которых даже из под юбки были угловатыми и острыми. Лицо сделалось ещё спокойнее, и Йотун смотрела из под полуопущенных ресниц на девочку, рассказывая страшилку, которых с Севера привезено было много. Слушать их в метель было особым способом развлеченья. Ещё и когда в камине потрескивали дрова, а дома, как бы сильно не полыхал огонь, теплее не становилось. Чувство страха перед разными монстриками помогало детскому воображению думать разные способы борьбы. В жизни уже никакие чудовища не могли испугать, если с детства знаешь, что от них не нужно бегать. Встречай опасность лицом, иначе, когда когти будут в спине, будет поздно.

—  У них много острых мелких зубов, и когда хрустит дерево в очаге, это не огонь, а они грызут их. Носы у них длинные, как потаявшая сосулька, а уши обвисшие, как у старой собаки. Если дети плачут, они трогают своими грязными руками их за ноги, и печная сажа не отмывается. Так будут марать, пока сам чёрным не станешь и не превратишься в крошечный уголёк. Поэтому нужно всегда держаться гордо и не плакать. Лучше улыбаться или быть серьёзным, чтоб никакие человечки тебя не трогали. Не большие, не маленькие. И не пугали противными руками, — Йотун вытянула перед девочкой ладонь. Она была большой, чуть прохладной,  с маленькой родинкой у большого пальца. —  Но если тебя будут трогать, то ты можешь всегда позвать сестрицу Йотун. Давай договоримся, что ты будешь звать меня так. А эта рыжая девочка сама с тобой познакомится, но она очень добрая и тоже боится всего, но когда вместе, то совсем не страшно, правда?. — Йотун бросила взгляд на Ванессу, чуть поднимая бровь и ослабляя свой привычный и холодный северный взгляд. Сейчас она была похожа на старшую сестру, которой просила себя называть. И пусть не было здесь особой нежности или ласки, это было проявление заботы, которую могла дать Йотун крохотному существу, за которого душа болела. Теперь серва и в Ванессе увидела испуганного ребёнка и поняла, что всё её слова в адрес рыжей девушки до этого были не слишком правильными и хорошими. Она ведь и правда  была очень доброй, это видно даже под её стеклышками на глазах, а Йотун напугала её и была груба. Хрупкое добро нужно защищать.

9 6 451

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

Пусть Ванесса и расслабилась немного, хотя бы зрительно не замечая в девочке неизвестной чего-либо страшного, однако худые плечи её были подняты и чуть подрагивали в напряжении ровно до момента, пока малышка подрагивающим голосом не представилась, смотря на них испуганно, почти плача. Сама Несси на этой ноте сильно растерялась, чуть взмахивая перед собой руками, ибо почувствовала себя до тошного глупо: перепугавшись невесть чего, подумать только  — собственного воображения!  — перепугала тем и ребёнка, накалив атмосферу явно не менее, чем грубоватая на вид Йотун. Если бы Ванесса была сейчас в родных своих краях, то насобирала бы для малышки красивых и нежно пахнущих цветов, принесла бы крольчонка или белочку немного поиграться вместе, ещё, может, придумала бы что-то, но... а что делать здесь? Девушка помотала головой из стороны в сторону, обводя подслеповатым взглядом огромный зал: конечно, она и не надеялась увидеть здесь цветы или мелких пушных зверьков, но и идею никакую хорошую не подыскала.

Вздрагивая в очередной раз, когда Йотун вдруг заговорила, Несси перевела на соседку взгляд, в удивлении хлопая ресницами рыжими на рассказ про... печных человечков? Про нечто подобное она точно слышала впервые и, конечно, не была настолько уж маленькой, чтобы верить в нечто такое, но... Брови под чёлкой медленно сошлись домиком на лбу, а беспокойный взгляд Ванесса перевела, даже не поворачивая головы, в сторону камина. В их разваленной с бабушкой избушке его не было, как такового, лишь некое едва уловимое подобие, чтобы совсем не замёрзнуть зимой, а потому больших и красивых столь каминов видеть до этого не приходилось. Но это ей, а вот Йотун? Может ли быть такое, что эти пугающие создания обитают только в больших каминах?

"Печные человечки, приходящие, когда дети плачут? Какая глупость... Да и я уже вовсе не ребёнок, чего мне опасаться".

Кивнув  собственным мыслям, Ванесса расправила складки мантии перед собой, но всё же ещё разочек скосила взгляд в сторону камина ровно тогда, когда, видимо, треснуло там со снопом искр полено, на что девушка от резкого испуга аж икнула, отпрыгивая назад, но ботинком деревянным зацепилась за край ковра, бухнувшись с негромким из-за собственной лёгкости тела хлопком на пол, только волосы сбились, а очки съехали на самый кончик носа, держась там исключительно благодаря обмотанной вокруг соединительной дужки кусочка ткани, что и затормозил скольжение по коже.

Было ли стыдно? Безумно. Смотря круглыми, выглядящими обычно из-за очков ещё более большими глазами то в глаза Йотун, то маленькой Ивицы, Ванесса даже не знала, что сказать, воцарившуюся тишину прерывая только тем, как шумно сглотнула образовавшийся в горле ком. Лицо почти тут же залил яркий румянец, и Несси поспешила поскорее, чуть пошатнувшись, подскочить на ноги, поправляя впопыхах одежду и очки, только волосы так и торчали в некоторых местах отдельными прядками в стороны.

- Я... да... а... — растерявшись ещё больше от необходимости представляться, Несси сделала один шаг назад, поднимая руки и резко пару раз ладонями хлопая себя по щекам: не то для того, чтобы успокоиться, не то именно за покраснениями после шлепков ладонями пытаясь скрыть стыдливый румянец.  — Я Ва... меня зовут... зовут, да... Ванесса, да! М-можно Несси!

Абсолютно теряясь в собственной неловкости, пытаясь кое-как сообразить, как можно после глупого падения нормально представиться, Ванесса резко вытянула руку для рукопожатия, но столь же резко убрала её назад, проводя по волосам так, будто на то изначально жест и был направлен: ведь детям, кажется, не пожимают руки! Прикрыв глаза, Ванесса и вовсе неловко усмехнулась, шаркая по ковру носком деревянной обуви, но потом выдохнула и опустила голову.

- Простите... я чудовищно неуклюжа. Но правда рада встрече!  — после этих слов Несси уверенно вскинула голову и кивнула, оглядывая девочку, сидящую перед ней на столе: сможет ли она им чем-то помочь?  — И... Ивица, правильно? А... п-послушай... а ты давно здесь?  — Ванесса подняла руку, поднятым вверх и обклеенным всяким пальцем указательным крутя, указывая так на Академию вокруг них.  — Мы сюда только-только попали... М-может... ты нам п-поможешь?

Наверное, Ванессе бы было даже стыдно, что голос так дрожит и запинается всего-то перед маленькой девочкой, но она сейчас вовсе этого всего не замечала, смотря робко, но в то же время пытливо немного из-за стёкол очков на Ивицу. Подойдя поближе, девушка остановилась вдруг, поднимая взгляд куда-то на стенку: ой, точно, а ведь в деревне она видела как-то со стороны...

- Хой!  — издав какой-то до нелепого странный, пусть и тихий возглас, Ванесса вытянутую руку буквально шлёпнула легонько ладонью на детскую головушку.  — Ой, какие мягенькие...

Последнее она себе шепнула совсем уж тихонько под нос, после чего плавно принялась водить ладонью худой туда-сюда по мягким волосам. Неожиданно в памяти, пробивая завесу наблюдения за деревенскими где-то высоко с опушки, возникает, словно лучик раннего солнца сквозь ставни деревянного окошка, какое-то детское совсем воспоминание. Совсем маленькая комнатка, казавшийся тогда таким высоким ещё стол, сбитый из крепкого дуба, на нём скатерть самая обычная... белая, льняная, с узором ручной вышивки по канту. И женщина в тёмно-синем платье сидит на стуле с большими деревянными пяльцами, вышивая на льняном полотенце синичек у веточки рябины. Так красиво, что казалось, будто вот-вот почувствуется запах этих красных ягод. Открывается дверь, со двора запах травы скошенной, а у вошедшего мужчины тяжёлое ведро водицы чистой и прохладной из колодца. Но в этом доме так тепло, так хорошо... И женщина вытягивает руку, тогда ещё не такую болезненно худую, пусть уже и ослабшую, укладывает её на голову и ласково-ласково гладит. Как же приятно это было... а ведь и забылось совсем почти.

Кончики пальцев чуть дрогнули, но поглаживания по светлым волосам Ивицы стали мягче, нежнее, на прежде дрожащих от волнения губах Ванессы появилась чуть грустная, но очень ласковая улыбка почти одними уголками губ. Такая малышка... И здесь, в этом огромном мрачном замке. Где же семья её, где мама, которая будет напевать перед сном ей колыбельную тихую, дабы ни один кошмар не приблизился к детским ночным мечтам? Ладонь скользнула чуть ниже по волосам, к затылку, проводя осторожно и там.

- Прости... мы тоже напугали тебя, да?  — прозвучало даже без дрожи, тихо и нежно.

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

10 5 452

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

Вот так и оказалось вновь, что Ивица не самая юркая мышка. Что стоит ей расслабиться и переоценить свои возможности, стать слишком смелой — забава закончится. И ведь хорошо, если только забава. В мире, где ее жизнь может оказаться игрой большой кошки или сгинуть в зубастой пасти снежного пса, крохотной мышке не стоит слишком храбриться. Стоит вспоминать о страхе. И, желательно, не когда уже поздно браться за ум, как сейчас. Немножко пораньше. Даром что сидела Ивица не на скамейке, как положено гостям замка. Нет, сильные руки расположили ее на столе. Там, где место было всему съестному. Не хватало только еще блюдца под попой.

Сжавшаяся в комочек Ивица взглянула на свое окружение исподлобья и увидела их. Двух девушек, за которыми, как ей казалось, она охотилась, пока не вышло с точностью до наоборот. Сначала на ту, что подальше стоит, и не такая страшная. Маленькая, тоненькая. Конечно, больше, чем десятилетняя худышка-коротышка. В сравнении с великаншей, белой и величественной, как старинное озимое дерево, двухвостая лисица не только выглядела юной крохой, но и вела себя соответствующим образом. Взглянув на то, как рыжая робела, испугавшись едва ли не больше ее самой, Ив вновь ощутила прежнее. Любопытство вернулось вместе с хлынувшим в голову потоком вопросов об этой особе. И поток этот прогнал первичный испуг. Под ним, словно под покровом речного ила, обнаружились новые силы, собрав которые в охапку девочка смогла полюбоваться и великаншей. Верно, полюбоваться. Другого слова, чтобы суммировать действия и ощущения, у Ив не нашлось бы. Она обратила взгляд, короткий, но пронзительно ясный, к лицу женщины, им же коснулась ее блестящих глаз. Ее черты сразу запомнились. И запомнились красивыми. По-особенному. Как жуткое изваяние, нанесенное на скалу самим временем, грубое, но таинственно-плавное. К такой скале, встретив ее где-нибудь на пути, Ивице всегда хотелось прикоснуться щекой почему-то.

Как будто бы так можно отдать свою душу, чтобы узнать историю этой скалы.

История у нее была страшная, как и голос. Не будет даже преувеличением сказать, что пугающая. У Ивицы подобные рассказы вызывали противоречивое чувство. Гложет и разъедает изнутри интерес, и хочется узнать, какую новую подробность несет в себе следующее слово рассказчицы. Да вот только с каждым хриплым звуком становится все жутче. Но уже поздно. Остановиться не можешь. И только и ждешь, чтобы история или обнадежила покрепче, или уже закончилась побыстрее. Совсем нестерпимо становилось, если голос начинал растягивать слова и паузы между ними. Вот и сейчас Ивица, только чуть расслабившись, снова напугалась, но виду не подала. История повелевала улыбаться или быть серьезной, и из этих двух Ивица выбрала второе. Она сдержала желание попросить прекратить нагонять ужаса и умчаться, пища "я не хочу стать угольком". Только страдальческое умоляющее выражение во взгляде выдавало интенсивность внутренних переживаний. Личико у Ив было спокойное, вдумчивое.

И хотя губы ее дрожали, девочка уже была более чем готова поддержать беседу.

Да. Сестрица Йотун, — слова сошли с уст с видимым усилием со стороны девочки, но когда маленькая рука коснулась большой, и стало видно, что цвета кожи, их покрывающей, так похожи, это почему-то помогло Ивице продолжить, — Я им... Я им не дам. Не дам трогать себя.

Йотун посмотрела на Ванессу как-то по-особенному. Эйсингер не могла понять, что обозначает этот взгляд, но Ванесса его вернула, взглянув иначе, по-своему.

А потом все не задалось. От треска в камине Ивица хотела уже было испугаться и подскочить, вот только двухвостая лисица опередила. Ее тело с завидной скоростью достигло земли и вновь вскочило на ноги, как какая-нибудь хитрая детская игрушка, которых у маленькой простолюдинки Ивицы, не успевшей толком никак отреагировать или помочь, никогда не было. На носу у девушки что-то подпрыгнуло и засверкало. Только тогда-то и стало понятно, что Ванесса, как и другая знакомая, Мистофия, носит очки. Девочка знала, что это обозначает. И понадеялась мысленно, что новая знакомая не ушиблась.

Да. Я Ивица.

Такая Ванесса казалась живая и добрая, что и прикосновение от нее не воспринималось, как нечто слишком уж чужеродное. Ивица смогла стерпеть легкую тревогу, возникшую внутри с ощущением веса ладони Ванессы у себя на макушке. А потом стало уже... Не так тревожно?

Тихо и несмело, девочка говорила.

Я здесь, кажется, уже несколько...

Счет на пальцах, все еще покоящихся в руке Йотун. На ощупь, нужно только ими пошевелить.

Два месяца. Я могла бы вам помочь. Ну, смотря с чем.

Цифры занимали глупую Ивичью голову подольше, чем какие-то тревоги, особенно если эту голову поглаживать. Все-таки, дети любят ласку, а она пока еще ребенок. Пусть и очень взрослый ребенок.

Напугали. Немного, — она пожала плечиками, видимо, считая, что этот жест в крайней степени убедителен, — Но вы меня тоже простите. Я следила за вами и напугала. В моей слежке нет ничего злого. Я просто люблю так играть.

Ивица не привыкла участвовать в играх напрямую и иногда попадала в неприятности из-за странной привычки наблюдать за людьми, оставаясь ими незамеченной. Тем временем белые локоны вились под рукою Ванессы, как вихри-пружинки, мягкие и послушные. Кажется, как ни старайся эту девочку взлохматить, а совсем уж чудом болотным ее не сделаешь. Как и с расческой. Волосы ложатся хорошо, но не покоряются полностью и стремятся быть ближе к исходному положению.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

11 3 311

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

Йотун терзали самые разные сомнения. Ей не хотелось делать поспешных выводов, но внутри девушки всё ещё было ощущение страшного недоверия этим стенам. Не то что бы серве не нравилось тепло и еда, вовсе нет. Она просто знала, что ничего не даётся бескорыстно в этой жизни. За всё хорошее ты обязательно выплачиваешь какую-то цену. Девушке вдруг стало очень боязно за маленькую девочку, чья ладонь лежала на её бледной и прохладной руке. Совсем маленькая и уже по непонятным причинам находится здесь, как сама Йотун и рыжая девушка вместе с ней. Глаза сервы закатились на вздохе. Тяжело и непонятно, вот только разобраться с этим всем нужно. Если маленькая Ивица в порядке столько времени здесь, то может всё не так плохо, как кажется серве?

— Лучше не прячься больше. Рядом с нами можешь не прятаться, — Йотун сжала свою ладонь, спрятав там маленькую ручку такой похожей не нее саму малышки.

Она удивлялась самой себе, ведь прониклась к девочке каким-то нежными сестринскими чувствами очень быстро. Сердце Йотун — металлический колокольчик без язычка. Оно твёрдое, холодное и, кажется, с рождения не звенит. Не было в ней этой присущей девочкам мечтательности или удивительной харизмы, которая бы покрывала недостатки странной внешности, но серва не могла отказать честным и беззлобным людям в искренности своих слов и намерений. В такие моменты о резную стеночку её сердца-серебряного-бубенца стучала маленькая синичка любви к окружающим её людям, и тогда оно пропускало едва ощутимый стук, а Йотун выдавала в действиях и словах такую неожиданную для пугающего образа доброту и ласку.

— Расскажи, что здесь за место. Что делала здесь всё это время? Я хочу верить твоим словам, — Йотун глянула на камин, выдавая краткий и волнительный вздох.

Самые разные вещи происходили с ней в жизни. Плохие, ужасные... Они научили быть настороженной к каждой мелочи. По-хорошему, серве надо бы присмотреться  здесь ко всему самой, а не слушать слова ребёнка, но если маленькая Ивица пробыла здесь столько времени, она может пролить куда больше света на туманные помыслы Йотун, которые она себе в будущем точно построит, если у девочки не удастся убедить серву в том, что в таинственном замке ей не грозит страшная опасность и её жизнь здесь действительно ценится. Наверное. Она ещё не была в этом до самого конца уверена. Йотун глянула на Ванессу очень серьёзно, а после вздохнула опять, но уже шумно, с некой обречённостью.

— Думается мне, что гулять по замку, не зная его, нехорошо, — серва нацепила ботиночки Ивицы на её ножки, пожимая плечами, — вдруг  доспехи в коридорах оживают и начинают гонять нежеланных скитальцев на всей зале, - Йотун спустила Ивицу со стола и взяла за руку, хотя с их разницей в росте это выглядело достаточно забавно, так что она вложила маленькую ручку в израненные и перемотанные пальцы Ванессы, похлопав своей холодной поверх и натянуто улыбнувшись, что на йотунском значило "не урони."

Кашлянув, она поправила свою юбку на зачатках талии, которая, возможно, была бы привлекательной, если бы не худоба сервы, сощурила глаза, которые теперь походили на две щелки с красным блеском.

— Так что, Ивица, — лицо Корнохенн сделалось суровым, но с какой-то неприсущей ей хитростью, — расскажешь Ванессе, где ходить, чтобы не сносит углы лицом?

12 3 007

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

На всю эту беседу Ванесса вздыхала... мягко скажем, слегка растерянно. Её всё ещё пугала обстановка замка, даже вороны на спинках стульев, не говоря уж о доспехах в коридорах. Вот бы назад... к лесу, к зелени родной, к запаху трав, засушенных в маленькой избушечке, да к всему, что дорого было. Конечно, её не силой сюда привели, вовсе нет, она согласилась и, более того, понимала, что жизнь должна измениться, если она последует за искателем, но... привыкнуть ко всему в одночасье куда сложнее, чем кажется.

Так что даже беседу соседки с новой маленькой знакомой Ванесса толком не слушала, медленно потирая плечо ладонью и скользя взглядом по стенам, по окнам витражным и тяжёлым шторам на них. Конечно, до ужаса плохое зрение не позволяло даже в очках поистине оценить ни масштаб, ни непривычную роскошь, в сравнении с родной деревней, этого огромного и мрачного замка, что отныне станет домом, но даже так девушке думалось отчего-то, что, чем больше смотреть, тем легче осознать, что вокруг не так уж опасно. Или опасно? Кто знает. Ванесса не знала, но предпочитала думать в хорошем ключе, просто чтобы не пугаться собственной тени, следующей по пятам, надумывая на демонов и страшных ночи духов. Хотя определённо не раз ещё предстоит ей испугаться и подобных вещей, но пусть оно будет впереди.

- А?

Ванессе оставалось лишь вздрогнуть, резко опуская до этого запрокинутую, чтобы посмотреть на потолок, голову, как только в её собственную руку вкладывают детскую ладошку. Уйдя с рассеянностью в собственные мысли, Несси даже приблизительно не знала, о чём они говорили сейчас, зачем странная соседка вдруг соединила её с малышкой руки. Дальнейшая фраза всё слегка разъяснила, но... Ванессе стало крайне не по себе. Не то чтобы она настолько стеснялась или стыдилась себя такой, какой вот была, неуклюжей и неловкой, но даже для такой, как Ванесса, не было особо приятно осознавать акцент на этом сразу после знакомства, ещё и поручения слежки за ней девочки, что, как самой Несси показалось, младше её раза в два, может, чуть меньше.

- Не волнуйтесь, — она ответила тихо, явно обращаясь к обеим.  — То, как я хожу, не связано с тем, знаю я место или нет...

Но, тихо вздохнув, Ванесса лишь вновь ушла в мысли какие-то свои, переводя взгляд в сторону тёмного коридора за пределами большого зала. Оживающие доспехи... Очередная страшилка или правда? В этом замке ожидать явно можно чего угодно, Ванесса вовсе удивилась, что на неё ещё ни разу из тени не набросился заражённый тьмою монстр, ведь чего-то подобного от Академии магии она тоже суеверно ожидала. Но отказываться от того, чтобы показали хоть что-то, если уж эта маленькая леди знакома с замком больше них самих, было бы даже глупо, почему Ванесса едва-едва, но сжала пальцами маленькую ладошку, даже постаравшись Ивице улыбнуться. Настроения улыбаться сейчас у девушки не было, но так вести себя по отношению к ребёнку ей подсказывало скорее естество, нежели какие-либо знания, ведь с детьми до этого она не общалась.

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

13 3 127

Re: Чужая душа — котёнки. Или потёмки..? Как уж пойдёт.

Странная. Глупая? Недостаточно красивая. Не слишком дружелюбная. Немногословная — молчунья, если просто. Чересчур любопытная. Раздражающе тихая. Пугливая. Кроткая. Беспрекословно послушная во всем, кроме наказа не уходить далеко от дома. Беззлобная. Бесит. Ни сестры, ни брата, когда все друг другу родные, а у нее только мама и отец. Все время гуляет одна. Все время приклеивается к старикам и словно подлизывается, словно ищет малейшей возможности услужить им и другим взрослым, что обратили внимание на нее. Говорит так тихо, но складно. Поди сперва разбери, потом попробуй пойми. Не умеет дружить. Не умеет играть. Слишком быстро бегает. Слишком хорошо прячется. Прогонишь — вернется. Подпустишь — так и будет увиваться. Прилипчивая. Столь вкрадчиво противная, что лучше бы она была противной и гадкой по-настоящему, чем так. Даже неприязнь к ней, как и сама девочка, вся какая-то непонятная.

Мусор и есть мусор. Зачем кому-то его подбирать? Пусть себе катится.

Ну... Ладно?

Ивица тихонечко вздохнула и покачала головой, то ли соглашаясь, то ли отказываясь — она сама не знала, как следует ответить на предложение не прятаться.

Гадкие слова она слышала однажды от мальчишек в деревне, когда обсуждали девочек, и один из них, совершенно, видимо, не думая о последствиях, упомянул имя той, с кем никогда не ладили. И тогда другие мальчики стали вспоминать все-все, за что держали на Ивицу обиду. А Ивица, тем временем, сидела за деревцем и пыталась понять, что чувствует. Что следует чувствовать. Должна ли она заплакать, или лучше всего будет выйти и попросить прощения, как она часто делала, и как, если и срабатывало, то не больше, чем на день или два. С одним девочка соглашалась. Не важно, умеет ли она что-нибудь особенное, пусть даже владеет, как недавно выяснилось, настоящим волшебством. Так даже хуже. Только у мамы с папой есть хоть какая-то причина любить ее.

Теперь, когда мамы и папы нет, Ив все гадала и никак не могла догадаться, зачем кому-то ее, такую-сякую, брать за руку, утешать, баловать историями и вообще обращать внимание. Друзья, которых почти никогда не было, вдруг стали появляться. Точно грибы, всюду повыскакивавшие после дождя.

Но что такое друзья? И до каких пор они ими пробудут? Почему они хотят верить словам ее, странной, отвратительно вездесущей малявки? Этими и другими вопросами Ивица задастся позже.

Да. Я расскажу. Тут все очень просто.

В действительности, замок мог только показаться лабиринтом сначала. Девочка и сама все время путала крылья, залы, комнаты и коридоры, когда впервые оказалась под опекой черного камня. Но потом быстро освоилась. Конечно, едва ли Ванесса и Йотун станут также везде шнырять, так что на освоение нового жилого пространства у странно милой парочки подруг уйдет времени чуть побольше. Правда, наверное, подумала Ивица, им и не нужно знать все углы, как не терпится ей почему-то.

Ивица слабо улыбнулась Йотун, Ванессе, потопталась в башмачках, столь любезно оправленных девушкой-башней, бережно обхватила ладонь двухвостой лисицы тонкими пальчиками.

Пойдемте за мной. Я здесь все знаю.

Сказала она и совершила шажок вперед.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png