Персонажи в событии:

Yotun Kornohenne
Sebastian Corvus
Ivica Acinger
Vanessa Schubert
Sabbia Rock
Информация события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Активен.
Время и дата:
26 Орнейр, Месяц Двуцвета, 308 год. Примерно 00:00 - 00:59 (ночь).
Погодные условия:
4°, дождь.
Место действия:
Главный зал, Зал для пиршеств.

Аннотация:

Юным и не очень студентам Академии не спится в эту холодную ночь. Кто знает, что вывело из комнат и кроватей каждого из них, но факт встречи ребят в главном зале замка заметен всем, кто собрался у горящего камина так поздно. Пока остальные спят, наш ночной дозор не спешит разойтись по койкам. Что же может рассказать каждый из них? Выдуманную страшную сказку? Легенду, реальную историю о пережитых чудесах и ужасах или же повесть о свой собственной жизни? Это не так важно. Страх над прошлым и неизвестным мешает настоящему. По истине силён от, кто умеет повелевать своими кошмарами.

Yotun Kornohenne:Короткие шоссыЛьняная рубахаНабедренная повязкаПортянки

Sebastian Corvus:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие брэКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаПерстеньПортянки

Ivica Acinger:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаНабедренная повязкаПортянки

Vanessa Schubert:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие шоссыЛента для волосЛьняная рубахаМантия ученикаНабедренная повязкаНагрудная повязкаОчкиПортянки

Sabbia Rock:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаНабедренная повязка

Описание локации:

https://i.imgur.com/CEvnGN9.jpgПрямо по дорожке толстого шерстяного ковра с вышитым вороном, можно прийти в так называемый Главный зал. Это основное место сбора для проведения больших собраний, объявлений и церемоний. Кроме того, трижды в день, не считая праздничных событий, это место предстаёт в другом виде — трапезного зала.

Зал достаточно просторен, как в глубину, так и в высоту, с высокими окнами-витражами из полированного кварца.

От самих створок парадного входа до почти конца зала расставлены столы, рассчитанные на десять человек, по пять с каждой стороны. Столы эти накрыты бордовыми скатертями с золотистой каймой, а стулья, такого же цвета, — обиты бархатом — редкого гостя даже в замках срединной аристократии, чего уж говорить о таком специфическом месте. Не обошлось и символики — на каждой спинке красуется герб Академии, чёрный ворон, раскрывший свои широкие крылья. На каждом столе, вне зависимо от времени суток, стоят по нескольку горящих канделябров, которые никогда не сгорают — их пламя поддерживается исключительно магией, которой невозможно обжечься.

Между столами, параллельно стенам, расстелены бордовые ковры с символикой — те самые, которых в замке с избытком.

К самому концу, перпендикулярно столам учеников, стоят такие же столы учителей.

Благодаря большой высоте потолков, над этими "нижними" столами возвышается небольшой балкон с ещё тремя столами — там восседают более "высокие" чины Академии, а также стоит трибуна, с которых директор или его приближённые рассказывают о планах или просто желают хорошего учебного дня. Однако, как правило, Дети Морганы предпочитают обедать со всеми или в своих комнатах, поэтому верхние столы пустуют. Но изредка, как ходят слухи, там ненадолго появляется темноликая женщина — хозяйка этого замка.

Иногда преподаватели Академии могут использовать Главный зал как место для проведения урока, а нередко и просто ученики любят собираться в этих стенах, чтобы позаниматься своими делами или тихонечко посплетничать возле большого камина.

Буханка хлеба x50
Эта небольшая буханка из овсяной муки, пускай и не самого лучшего помола, но выглядит достаточно аппетитно.
Прочность: 1/1 Заметка: Можно найти только во время завтрака (07:00-07:59), обеда (12:00-12:59) или ужина (17:00-17:59).
Ложка x30
Деревянная ложка для употребления пищи.
Прочность: 4/5
Ломтик сыра
Небольшой кусочек мягкого и нежного козьего сыра. Он тщательно обёрнут в листья каштана, которые были вымочены в фруктовом перегнанном вине.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 1/1 Заметка: Оставил на локации другой персонаж. Обратите внимание на дату эпизода - до момента "появления" предмета с ним нельзя взаимодействовать.
Миска x30
Деревянная глубокая ёмкость для приёма жидкой пищи.
Прочность: 6/7
Яблоко (штука) x30
Маленькое и кислое зелёное лесное яблоко.
Прочность: 1/1 Заметка: Можно найти только во время завтрака (07:00-07:59), обеда (12:00-12:59) или ужина (17:00-17:59).
Ячменная каша в деревянной миске x20
Сперва обжаренная, а после отваренная на воде каша из ячменной крупы.
Прочность: 1/1 Заметка: Можно найти только во время завтрака (07:00-07:59), обеда (12:00-12:59) или ужина (17:00-17:59).

2 4 079

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Уже который час серва смотрела в потолок, сложив руки на своё животе поверх одеяла. Сон не шёл никак. В голову шли какие-то странные мысли, которые мешали отдохнуть. То ли до девушки доходило осознание того, что она действительно училась в Академии, и помимо неё здесь было полно других волшебников и волшебниц, которые так же постигали магическое мастерство. Одна из таких, кстати, спала на соседней кровати, но сколько бы Йотун не поворачивала голову, видела лишь рыжую макушку. Даже через темноту Ванессу ни с кем не спутаешь, только вот соседка, кажется, давно спит. Конечно, будить её не было смысла. Поразмыслив ещё немного, девушка села и кровать под ней тихонько скрипнула. С другого её конца серва стянула чулки и натянула их на длинные ступни. Она встала с кровати и чуть поежилась. Длинная рубашка скрыла ноги, но по телу всё равно прошлась лёгкая дрожь.

Йотун не стала брать свечу. Сундук её был крипуч. Ванесса не то что проснётся, а в испуге скатится кубарем с кровати, запутается и разобьет себе нос об пол от такого страшного звука в ночи. На такие жертвы ради несчастного освещения серва не была готова, тем более темнота уже давно не пугала, пусть тётушка всегда и говорила, что её нужно ещё как бояться, ведь она может таить в себе страшное. Но если жить в вечном страхе, разве можно это назвать жизнью? Девушка так не считала, поэтому тихонько покинула  комнату. Коридор встретил холодком и горящими на стенах факелам. Вот так оно и бывает — преодолей страх темноты, и за закрытой дверью тебя будет ждать свет. Ноги в чулках медленно ступали по полу, а девушка обняла себя руками, осматривая каменную кладь и стоявшие на стрёме снов студентов доспехи. В голову вдруг пришла мысль, что если на тебя такое свалится — вылезти будет проблематично. От странных размышлений Йотун чуть поморщилась и продолжила свой путь, выходя в главный зал.

Здесь было пусто. Столы пусты, как и вся громадная комната, где собирались ученики Академии. Привычку каждый раз осматривать зал девушка так и не оставила. Порой не верилось, что она действительно сидела за столом тут, принимая пищу. Придаваясь мечтаниям, Йотун представляла, как здесь с гордостью будут стоять выпускники великой Морганы, её продолжение. Серва приложит все силы, чтобы оказаться в их числе, ведь начало уже положено, и глупо отрицать свой дар после всего, что она здесь увидела и поняла. Тонкую алую ленту девушка искать не стала, поэтому белые жидкие волосы чуть ниже лопаток были распущены, спадая на плечи снежной белой гладью. Переминаясь с ноги на ногу, Йотун  подошла к камину, чувствуя тепло от горящего очага.

Когда-то здесь она впервые повстречала вместе с Ванессой малышку Ивицу. Это было чудесное знакомство с маленькой, но уже такой сильной и смелой мышкой. При вспоминаниях об уже верно спящей девочке, Йотун улыбнулась и присела у камина, поджимая ноги и устанавливая подбородок на угловатые коленки, на которых натянулась рубашка. Красные глаза изучали горящее пламя, с которым девушка так и не получила родства в способностях. Но сейчас это было не так важно. Здесь было тепло, а огонь приятно трещал, навеивая уют. Его серва знала мало до прихода в эти стены. Тонкая прядь белых волос была заправлена за ухо такими же тонкими пальцами. Сейчас как никогда сильно Йотун вспоминала свои родные края, не понимая, что за чувство тоски накатило на неё по месту, где она не была счастлива. Но именно сейчас ей вспоминались все истории, которые рассказывали дядя и тётя, легенды и сказки такого близкого сердцу севера. Жестокого, не прощающего слабости и ошибки, но нежного в воспоминаниях сервы, пусть метели и морозы никогда не были ласковы к бледной коже. Теперь всё это осталось где-то далеко, и привычный холод ощущался лишь фантомными когтистыми лапами на плечах. Но детскую впечатлительность и любопытство никуда не выкинешь из головы, поэтому сейчас все истории оживали в голове так ярко и чётко, словно она и сама однажды это видела. Глаза даже прикрылись ненадолго без всяких мыслей о сне. Просто в раздумиях у приятного тепла и тишине зала, что был погружён в спокойствие ночи.

3 (изменено: Sebastian Corvus, 03-01-2021 00:26:10) 1 920

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Ему снова не спалось. В очередной раз. Но он так привык к этому, что не стал беспокоиться по поводу своей бессонницы. Пусть кошмары появлялись у него все реже и реже, но тело упорно не хотело понимать, что настало время спать. Тело работало, работало и работало. И выключалось, когда было совсем уж невмоготу. Но Себастиан привык. И ему это было безразлично. В конце-концов, он все еще нормально функционирует. И да, ему гораздо лучше, чем было в начале или в середине семестра.

Обычно он шел в библиотеку. Его взбудораженный мозг требовал все больше и больше информации. Не важно, какого рода. Просто так, чтобы хоть чем-то увлечься. Он читал рукописи, обрабатывал, запоминал отдельное и забывал многое. Но сегодня его не тянуло к чтению. Сегодня ему хотелось бы просто прогуляться.

Черный замок ночью был еще более мрачен. И прекрасен, пожалуй. Корвус шел по коридорам, бесцельно шатаясь туда-сюда. Тихо и спокойно. Никого нет. И хорошо. Очень хорошо.

Он вышел в главный зал, к огню, словно любопытная живность, влекомая к человеческому свету. Однако он был не один. Здесь, помимо него, была еще одна полуночница. Явление, в общем, весьма обыденное. Себастиан был далеко не единственным во всей Академии человеком, страдающим от невозможности заснуть.

Впрочем, было кое-что странное. Девушка была... не раздета, конечно. Но и не одета полностью. Корвус почувствовал прилив обыденного раздражения: здешние мужчины и девушки позволяют себе слишком многое. Пора было бы привыкнуть к этому, но... Ну, он старался быть более терпимым. Правда, старался. Просто это у него никогда не получалось.

Вам не холодно? — едко поинтересовался он, из вредности нарушая тишину и спокойствие. Сам он был в мантии, но при этом чувствовал, как ледяной холод окутывает его мерзлячие руки, проникает под слои одежды к ребрам. Корвус подошел к камину. Так близко, что, казалось, он вот-вот нырнет в дружелюбно трескающий огонь.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

4 (изменено: Ivica Acinger, 03-01-2021 00:36:58) 2 451

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Тогда, в башне, раздался скрип двери.

Ивица слишком любопытная девочка, чтобы, услышав шум, не посмотреть, откуда он исходит. Даже если сама она только что проснулась. Высунув нос из щелочки дверного проема, она увидела силуэт, который ни с каким иным не спутаешь. Этот рост, эта походка — они принадлежали Йотун. Той девушке. Знакомой, которой Ивица беспечно попалась благодаря проказливому башмаку, решившему вылететь из рук и в самый ответственный момент поиграть в зайку-попрыгайку у всех на виду и закончить негласную игру в прятки. Серв-великан просила называть себя сестрой. Умела рассказывать жуткие истории — жуткости их способствовали ее рост, голос и внешний вид. Такой, который Ив, в силу своего не самого просветленного возраста, не могла охарактеризовать ни одним знакомым словом, и знала о нем только то, что он вызывал интерес.

Любопытство... Впрочем, что вообще не вызывало любопытства Ивицы? Еще меньше предметов, личностей и явлений, чем те, что вселяли в нее страх. У страха глаза велики. У Ивицы тоже. Может, она с ним одной крови.

Немного подождав, пока Йотун уйдет в направлении общего зала, девочка высунулась и не увидела в коридоре никого больше. Затем она убедилась в том, что ненароком не разбудила Сабби — убедилась успешно, но, вполне может быть, и ложно. Тогда девочка натянула на ножки шоссы и портки, примотала куда следует набедренную повязку, обулась в башмачки и прикрылась сверху мантией. Ее путь лежал следом за Сестрицей. Прятаться девочка не желала, но ступала, волей-неволею, тихо и скоро, пока не нагнала загадочную ночную путешественницу.

В зале Йотун была не одна. С нею был юноша, которого Ивица раньше уже встречала, но с которым не разговаривала, потому как побаивалась его строгости и заносчивости с тех пор, как впервые увидела на приветственном завтраке, что проходил, по совпадению, здесь же. Молодой человек, кажется, только что обратился к сестрице. Об этом можно было судить по эху, донесшемуся до ушей Ив в коридоре, когда она приближалась ко входу в зал. И по тишине, что сейчас разделяла этих двоих.

Первым делом Ивица подумала о юноше и о том, как он оказался тут. Йотун не совсем одета... И в таком виде она здесь с ним, под покровом ночи, в тусклом свету сумеречных огней черного замка. Пришла к нему? Неужели...

Ивица притихла. Ее шаги точно слышали. Но вдруг нет? Можно посмотреть, что будет происходить. Только бы не пришел кто-нибудь еще, кто раскроет присутствие маленькой лазутчицы.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

5 (изменено: Vanessa Schubert, 03-01-2021 16:47:10) 6 564

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

В стенах этой могучей Академии, от каменной кладки пола даже которой чувствовалось нечто необычное, будто магией самой дышало это место, Ванесса очень плохо спала. Она и прежде, конечно, живя в старенькой скрипучей избушке на окраине у леса, спала столь чутко, чтобы не пропустить неожиданное появление во дворе волка или медведя, голодных и покусившихся на запах и дух живого, что и то можно было назвать сном более чем дурным, но здесь...

Ей мерещилось явно то, чего нет.

Может, на картах играла впечатлительность и пугливость, почему-то не ушедшие, хотя хотелось бы, с наступлением совершеннолетия хотя бы, а может, сказалось и обилие знаний, уже вложенных в голову за короткий такой срок, вызывающие сотни образов и фантазий в уме, которые и рождали всевозможные видения в темноте и даже не только в ней. И этой ночью было так же. Засидевшись допоздна, решив под ночь уже, когда даже Йотун скрылась под одеялом и мирно дышала, видимо, во сне, что неплохо было бы попрактиковать письмо, Ванесса достала несколько старых, уже давно исписанных деревянных дощечек и ножик, которым сняла с поверхности верхний слой, как делала всегда, пока дощечка совсем не ломалась в тонкости своей от нажима пальцев, и медленно-медленно выводила буквы под светом свечи, уже не хмурясь, не напрягая в волнении руки и пальцы: знаки давно выходили легко и красиво, так что действие это, особенно в хмурой ночи, было скорее для души успокоением, нежели учёбой. Сколько так она просидела, девушка не следила, а ещё и вовсе не заметила, как задремала за столом, накрыв тонкой ладонью дощечку, но снилось даже, что спать она уже пошла, затушила свечу и поставила её подле кровати, только холодные ноги пряча под тяжёлым одеялом, как в тени у двери показался ворон, глаза которым светились алым, будто две яркие ягоды рябины на белоснежном снегу, горели они пугающе, словно предупреждали о чём-то плохом, но стоило Несси протянуть к птице руку, как та налетела вдруг, больно ударяя крыльями, а закрюченными когтями до самой плоти рассекая руку от запястья и почти до плеча.

Когда Ванесса с тихим возгласом вскинула голову, то рядом на столе дотлевала свеча, капая воском на поверхность стола, а соседка не то и впрямь на тот момент задремала, не то решила никак не проявлять беспокойство, но Несси лишь выдохнула глубоко пару раз, морщась и растирая руку, на которой, конечно, не было ничего, но от иллюзорной боли она горела, и прям с почти догоревшей свечой пошла к кровати, не затушив, оставив на тумбе, чтобы та ещё светила немного, но спасительный огонёк, освещающий тьму, даже если девушка боялась огня, вскоре погас, оставив ту смотреть рассеянно в стену, к которой Ванесса и повернулась лицом, да слушать собственное сердцебиение, в тишине комнаты казавшееся каким-то гулким, слишком... вызывающим?

Но этот звук перебивает скрип кровати Йотун. Ванесса на это и бровью не повела, не всегда же дёргаться, если соседка решила перевернуться на другой бок, но зачем-то Несси закрыла глаза, притворяясь спящей, и тогда, как явно по звуку босые ступни опустились на пол, а после и вовсе скрипнула, закрываясь, дверь. Куда же она могла пойти в такой час? Праздное любопытство вот уж точно не всегда ведёт к добру, Ванесса это тоже знала хорошо, а потому вставать никуда не спешила, сперва вовсе поудобнее улеглась и сильнее укрылась одеялом, но что-то в голове стучало доставуче, что всё равно она не заснёт, а так хоть не одна в комнате, в компании тьмы одной лишь будет куковать до утра, а потому вскоре вздохнула обречённо, будто вставать её кто-то палкой гонит, и поднялась, надевая буквально всё, что только имела в своём сундуке, ибо из-за излишней худобы и непривычки к морозам мёрзла страшно. И только Ванесса собиралась уже покинуть комнату и пойти по следу соседки, как на глаза попалась её мантия, висящая, конечно же, на спинке кровати, хотя сама Несси не раз Йотун говорила, что вещи надо складывать в сундук, ведь так и пачкается быстрее, и мятое всё потом от ушла кровати. Но кто её будет слушать?

Подхватив мантию соседки, прижав её к себе, Ванесса выглянула и тихонько притворила за собой дверь, только сейчас подумав, что времени минуло точно не минута и не пять, а потому на Йотун в коридоре она не наткнётся, а значит... По позвоночнику даже дрожь пробежала от перспективы идти одной по коридору в слепых поисках, пока неожиданно показавшиеся из-за угла рыцарские доспехи, освещённые пламенем факелов на стенах, не испугают девушку настолько, что без чувств свалится она там, где и будет стоять. Вот вроде и понимает же возможность подобного сценария, казалось бы, должно это испуг убавлять, но не тут-то было...

Однако неожиданно в поле зрения мелькнула чья-то маленькая фигурка, на светлые волосы которой, играясь, опустились пару бликов от огня. Конечно, пугать маленькую Ивицу  — а это без сомнений была именно она  — ночными шастаньями Ванесса не хотела, но это был явно единственный шанс невредимой сравнительно передвигаться одной по Академии, почему девушка поспешила следом, на что лишь коса, подвязанная лентой, хотя с такой причёской Несси не ходила совсем, хлопала по спине и плечам при очередном скачке вперёд. Правда, даже Иви она из виду почти потеряла, когда лбом влетела в поворот коридора и уронила очки, которые ещё пришлось поползать и поискать в полумраке замка, но маленькую леди получилось найти быстро.

Ванесса ещё издалека заметила, что та почему-то замялась перед входом в главный зал, будто наблюдала за кем-то, но Несси, слепая, словно крот под толщей земли, видела лишь зарево камина впереди, пока осторожно не приблизилась, специально тихонько стукнув ботинком о пол, чтобы Ивица заметила её приближение и не испугалась.

- Что-то случилось?  — спросив тихонечко, будто тоже прячется, Ванесса подошла сбоку к Иви и наклонилась, опираясь руками о колени, но придерживая мантию Йотун так, чтобы та не волочилась по полу.  — Я тут иска...ла...

Наконец подняв в нужную сторону взгляд, Несси сильно сощурилась, наконец различая у огня как раз силуэт соседки и... кто это? Издалека девушка видела чертовски плохо, но понять кое-как сумела, что фигура мужская, а ещё явно знакомая с лекций... Так резко пришло в голову осознание,что ни у кого абсолютно имён она не запомнила, а потому при общении будет до нелепого неловко, что появилась крайне навязчивая идея передать мантию Иви, попросив накинуть ту на Йотун, чтобы девица не окоченела в холодной Академии, но идея эта показалась глупой быстрее, чем даже успела осесть в мыслях, почему Несси мотнула головой и посмотрела на Ивицу, шепнув:

- Подойдём ближе..?

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

6 3 082

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Звук чужих шагов Йотун заметила почти сразу, но не подала виду и даже не открыла глаза ровно до тех пор, пока знакомый голос не нарушает тишину. Даже не открывая глаз серва чётко увидела в голове этот образ и безразличие голубых глаз, даже отвращение, с которым она старался не пересекаться. Академия научила её уважать себя. Пусть девушка не была в числе первых и многие таланты обходили её стороной, но Йотун знала цену своим стараниям и имела задатки упорства, поэтому сжиматься в легком испуге от взгляда незнакомца не собиралась и не позволила бы себе ни разу. Может девушка бы и не стала отвечать, но высокая фигура загородила свет и тепло огня, так что красные глаза открылись с полным спокойствием, и подбородок оторвался от колен.

  — А Вы, как оказалось, воспитанный и порядочный молодой человек, раз заботит состояние такой оборванки, как я, — девушка смотрела без единой лишней эмоции и заправила локон волос за ухо. Не самая приятная черта Йотун — говорила серва всегда то, что было у неё на уме. Однажды за этот неприятный навык она нарвётся на серьёзные неприятности.

Она без всякого приличия рассматривала лицо парня. Да... На Севере таких мужчин не встретишь. Их черты лица резкие, как глыбы льда, а взгляд глубоко посаженных глаз резок и твёрд. Лица многих его возраста уже были покрыты колючей щетиной. Здесь же было аристократичное изящество, холодное, но для многих притягательное. Несмотря на то, что мантии на ней не было, стыда Йотун не испытывала. Вывести её на подобное чувство было действительно непросто, да и красивой фигурой девушка не обладала. Было бы чего стесняться. Правда, возню в коридоре было сложно не услышать. Когда серва обернулась, упираясь одной рукой в ковёр, то даже не удивилась, лишь покивала

— Прости, — она фамильярно перешла на "ты", — я не хотела показаться грубой, — просто правда не всегда бывала приятной.

Йотун поднялась с места и беззвучно пошагала босыми, если только не считать чулки, ногами к двум своим милым сердцу бедами — рыжей и маленькой. Встав рядом, она установила руки на талии, теперь походя то ли на молодую мать, то ли на старшую сестру.

— Скажите мне на милость, приключения на свои маленькие худые задики вы нарочно ищите вместе или я чего-то не понимаю? - светлая бровь чуть поднялась. Алые глаза сервы в темноте зала выглядели особенно красиво и совсем неестественно. Взгляд упал на плащ в руках Ванессы. Она знала, что девушку мучали кошмары, но вот почему и маленькая Ивица оказалась здесь ей бы очень хотелось знать, но Йотун лишь вздохнула и взяла Ивицу на руки, чувствуя, каким холодным был пол.  Серва безмолвно кивнула Несси, чтобы она тоже пошла погреться после прогулки по замку.

— Радость моя, разве ты не боишься печных человечков? Ах, да, извини. С нами же братец... — Йотун поняла, что имени она не знает, поэтому сделала небольшую паузу, словно так и надо. Наконец повеяло приятным теплом. — Бояться нечего, верно? Или ты и так ничего не боишься? — девушка повернулась, наблюдая, нашла ли в тусклом свете от очага к нему дорогу её соседка.

7 (изменено: Sebastian Corvus, 06-02-2021 18:04:12) 3 451

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Он не сразу, но почувствовал чужое присутствие. Он научился этому совсем недавно, в результате бессонных ночей, когда твердая оболочка разума ослабевает, открывая нечто интуитивное. Слабый разум — лакомство для теней, что шныряют по углам. Они не вредят, но наблюдают. Ожидают.

Но сейчас это не могут быть тени. Для того, чтобы видеть и чувствовать их, нужно валиться с ног от усталости — он и видел их всего-то раза три за все двадцать лет своей жизни. Но сейчас он был в порядке. Кошмары перестают точить его рассудок. Все налаживается.

А Вы, как оказалось, воспитанный и порядочный молодой человек, раз заботит состояние такой оборванки, как я, — он, уже было прилипнув к камину, повернул голову на нее, отвлекаясь. Разговоры помогают отвлечься. Поэтому он ответил:

Как оказалось? — он усмехнулся. О, он прекрасно знал, какое впечатление производит его облик. Злобный, холодный, желчный, раздражительный — все это было не тольно написано на его бледном лице, но и проскальзывало в действиях. Оказавшись на свободе, он наслаждался возможностью проявлять свою враждебность открыто. И не стеснялся колоться по поводу и без.

Прости. Я не хотела показаться грубой. — Девушка, очевидно, отвлеклась на что-то, поэтому так быстро оборвала разговор с ним. Корвус не стал ее останавливать, наивно полагая, что сейчас он останется в блаженном одиночестве.

Себастиан снова отвернулся к огню. Он не принял извинение. Потому что люди извиняются тогда, когда в чем-то виноваты. Незнакомка не виновата в своей грубости: она всего-лишь ответила на его замечание. Тем более, ее ответ был правдивым. Корвус, кстати, вполне мог обидеться на неприглядную правду. Однако то была правда, которая, в сущности, никак не волновала его. Что есть, то есть.

В Академии ему в принципе мало кто отвечает взаимностью. Люди предпочитают либо переводить все в шутку и уйти, либо просто избежать столкновения. Это было понятно ему, как дворянину, которому в прошлом не позволялось быть чем-то иным, кроме послушного истукана. И все-таки Корвус всегда ожидал агрессии в ответ на свою агрессию. Все иное признавалось им, как капитуляция. А капитуляцию подобного плана он презирал.

Чужое присутствие, впрочем, никуда не исчезало. Вскоре Сбеастиан услышал гулкие шаги нескольких людей по каменному полу. Очевидно, он рано обрадовался тому, что его оставили в одиночестве — незнакомка возвращалась в компании других людей.

Себастиан, еще в раннем детстве взявший за привычку запоминать и узнавать звуки чужих шагов, раздающихся в доме, почти сразу понял, что это снова та девушка. Ее шаги были тяжелыми, в противовес хрупкому и острому образу. Вторую походку он не узнал, но она тоже была примечательна: нетвердая, несколько робкая.

Он бы, возможно, мог найти неуловимо знакомыми шаги и той маленькой девочки, которую он иногда видел. Ее шаги почти неслышимые, воздушные. Но девочка эта была на руках у незнакомки, и Себастиан не мог знать о ее присутствии, не повернувшись к компании. А он, движимый каким-то упрямством, не поворачивался.

Радость моя, разве ты не боишься печных человечков? Ах, да, извини. С нами же братец...

"Братец"? Она что, имеет ввиду его, Себастиана? Это странно. Дискомфортно. В последний раз Лоуренс назвал его "братцем", когда звал на охоту. И Корвус знал, что охотиться будут на него. И он согласился. И он пошел в этот лес. И он не сопротивлялся...

Из-за этих мыслей он забыл, что ему следовало бы представиться.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

8 2 837

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Саббиа, вопреки подозрениям Ивицы, вовсе не спала. Повернувшись лицом к стене, она с закрытыми глазами пыталась систематизировать полученные знания, коих с течением времени становилось все больше и больше. Перед глазами мелькали страницы прочитанных книг, лица преподавателей с шевелящимися губами, собственные записи. Это был маленький, но весьма эффективный ритуал, который она повторяла каждый вечер перед сном. Но сегодня ему явно не суждено было завершиться. Сначала непонятный шум в коридоре, затем едва уловимая возня мелкой, покинувшей комнату. Рокк рывком села на кровати. В замке редко бывало спокойно, так что ничего необычного в ночных шорохах девушка не видела. Да и Ивица наверняка улизнула по нужде. Вот только напрягать мозг учебой, как и спать, бывшая воровка больше не хотела. Зато присутствовало другое, более приземлённое желание… В желудке раздалось характерное бурчание. Кажется, организм был не лестного мнения о своей хозяйке, которая умудрилась сегодня пропустить ужин. Саббиа вздохнула и слегка потерла живот, пытаясь избавиться от дискомфорта, затем что-то для себя решив, принялась быстро одеваться. Чтобы не мешать соседке, девушка направилась в главный зал, предварительно достав из своего сундука свёрток с ароматным сыром и небольшой нож. Самое то для ночного перекуса.

Однако у входа в помещение бывшая воровка слегка помедлила. Зал для пиршеств явно не пустовал. Саббиа осторожно заглянула внутрь, в надежде незаметно оценить обстановку. Что ж, в эту ночь не спалось многим. Ее сокурсники так увлеклись общением, что не заметили, как Рокк под прикрытием теней подошла достаточно близко к камину и облокотилась плечом о стену, слегка скрестив при этом ноги.

- Что за собрание? – лениво поинтересовалась она, когда гомон чужих голосов на секунду смолк. Видок у нее при этом, надо сказать, был достаточно разбойным.  Расслабленная, но слегка фривольная поза, темно-рыжие локоны, пребывающие в небольшом беспорядке. И в довершении образа, отсвет пламени решил неуловимо пробежать по необычному пирсингу и  лезвию ножа, заставив металл на мгновение засиять.

Тем временем, желтоватые глаза воровки внимательно осматривали присутствующих. Рыжую девчонку и светловолосую серву она видела не первый раз, вот только общаться с сокурсницами ранее не приходилось. Кажется, первая частенько попадала в мелкие неприятности, а вторая была вполне самодостаточным человеком. Взгляд перепрыгнул на Ивицу. « Я удивлена? Нет, я не удивлена» пронеслось в голове у Сабби, ведь ее маленькая соседка довольно часто оказывалась в центре весьма разнообразных событий. А вот личность последнего участника собрания оказалась  неожиданной. Встретившись глазами с Себастианом, девушка вопросительно выгнула бровь и слегка насмешливо поинтересовалась:

- Этот красавчик так всех достал, что вы решили устроить ему темную?

Деньги есть? А если найду?

тыц

https://cdn.discordapp.com/attachments/795238238155440139/795242434044755978/Polish_20210103_151746450_polarr.jpg

9 (изменено: Ivica Acinger, 04-01-2021 17:22:25) 3 631

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Мягкое сияние пламени, заключенного в плен камня, как сама темнота, его обнимающая, словно бы ласкала Ивице взор. В его неровных лучах, в отсветах, плескающихся в хребтах и гротах тяжелых деревянных столов и скамеек, Йотун выглядела таинственно и прекрасно еще более, чем когда-либо. Ивица была, без преувеличения, очарована тем, что видела. И ей казалось, что этой ночной встрече, окутанной волшебством, суждено было закончиться неким прекрасным таинством. Возможно, одним из тех, которые Ивице как бы и не было еще положено наблюдать, но девочка о них все-таки уже знала. Просто по причине своего любопытства, создающего склонности в час, позволяющий достичь наибольшего уединения, нарушать таковое. Тихо, никого не потревожив. Никто не узнает, если Ив просто тихонько посмотрит, и никому ничего не расскажет.

Бровки-гусенички ерзали на лбу девочки. Она терпеливо ждала, и терпение ее не заканчивалось, ведь ради такого стоит им запастись. Но Себастиан, тот пугающий молодой человек, не торопился. Не делал шаг, как это бывает чаще всего. У Ив появилось время поразмыслить о том, что они, может быть, и подходили друг другу. Она рассказывала страшные истории, а он... Он сам был страшной историей. И обычно, когда такая встреча происходила в родной деревне, исход был очевиден, пусть и не всегда буквально — иногда завершение сцены происходило за закрытыми дверьми, и Ивица могла только слышать. Благо, уши у нее были большие, красивые и полезные. Только внимание, целиком сосредоточенное на одном, подводило. Вот и сейчас подвело.

Ивица не заметила приближения Ванессы до последнего момента. Двухвостая лисица застала ее врасплох, как зайчонка, и от неожиданности, как и от страха быть съеденной, возникшего только на миг, девчонка резко обернулась на голос и шумно подавилась слишком большим глотком воздуха.

И-и! — пикнула она, чуть было не завалившись на спину.

Но толстые стеклышки очков не могли остановить доброту, исходящую от взгляда Ванессы. Малышка успокоилась мгновенно, лишь почувствовав ее.

Н-нет, нельзя ближе, — она помотала головою, спеша предупредить девушку о важном, — Если мы подойдем, мы им помешаем, они там...

И хотя говорила Ивица шепотом, то было бестолку, ведь их уже раскрыли. Очень скоро она оказалась в руках Йотун, по-великански таинственно-прекрасной обитательницы этой ночи, и съеживалась от одного упоминания страшных маленьких человечков. Поток неожиданностей все продолжался. Он был так силен и велик, что Ив едва держала себя в руках. Она притихла. Не могла найти в себе ответа. Только с лицом, как всегда печально-серьезным и немного встревоженным, оглядывала окружащих.

На вопрос Йотун она лишь закивала, пряча растерянный взгляд под пушистой сервской челкой грязного серовато-белого цвета.

Сестрица принесла Ивицу в зал, и теперь они все вместе, и с Ванессой, и с Себастианом, смотреть на которого девочка стеснялась больше, чем на кого-либо, стояли у камина в большом-пребольшом ночном зале. Именно тогда покой Ивицы был нарушен еще одним внезапным явлением. Как оказалось, Сабби не спала!

Ивица так удивилась ее появлению и тому, как соседка сияла красотою в ночи, что забыла даже рот закрыть. Что такое "темная", о которой Сабби говорила, усмехаясь, Ивица не знала. Но любопытство все-таки ожило в ней. И девочка тихонько заговорила, дождавшись своей очереди подать голос после Саббии:

И правда, — высунув кончик языка, чтобы увлажнить пересохшие губки, алые от волнения, молвила она, — А что мы тут все делаем?

Теперь стало ясно, что таинства с участием Йотун и Себастиана не произойдет. 

Может, попозже. Когда все уйдут. Или в другой раз?

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

10 4 798

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Даже в рубашке, мантии, чулках и всём-всём, что в сундуке лежало, а потом оттуда извлечено и надето было, Ванесса, стоя возле Ивицы, чувствовала себя зябко. Сюда не доходил жар огня из камина вдалеке, а в его тусклом свете и без того дурно видящая девушка совершенно ничего не различала, почему вовсе отвела от него взгляд, смотря только на малышку Иви, которая близко.

- Что они там..?  — Несси тоже шептала совсем тихонечко, не замечая, что Йотун уже их заметила и пошла в эту сторону.

Правда, в отличие от Иви, представляющей свои какие-то таинства ночные на двоих, первое, о чём подумала Ванесса, — это было призыв каких-нибудь страшных духов. С Йотун она живёт вместе, устрашающий взгляд этот и выражение лица агрессивное знала прекрасно, а юношу этого на занятиях мальком видела нередко, чтобы один только взгляд холодный глаз, но хорошо запомнить. Такая пара они с Йотун... пугающая. Если бы они демона из тьмы призвали, Несси вряд ли удивилась бы. Но вот тяжёлые шаги соседки раздаются ближе, на что девушка наконец голову вскинула, из-под чёлки смотря на Йотун, хоть волосы на глазах и закрывали ту настолько, что рёбра и всё, что ниже, видно было, а для остального голову надо уже сильно запрокидывать.

- Я... Ты не надела мантию,  — шепнула Несси тихо, названное в руках вытягивая, но серва её не только проигнорировала, но ещё и Иви на руки забрала, направляясь к камину и всем видом намекая, что Ванессе туда тоже идти надо.

Девушка перевела взгляд на так и стоящую возле огня высокую фигуру, правда, издалека, если зрение не напрягать, не то что не понимала, женская она или мужская, так и вовсе с лёгкостью спутала бы тень силуэта с... предположим, той же шторой на окне. Но всё же глаза голубые щурятся вновь, убеждаясь, что возле камина определённо точно стоит один из учеников, а не ожившая штора. Однако после этого идти туда точно расхотелось. Не то чтобы Ванесса так сильно не хотела знакомиться с остальными, но... это было тяжело. Когда никакого опыта в общении с людьми у тебя нет, это всё вызывает крайне недвусмысленное напряжение, заставляя волноваться, делать много лишних движений и, конечно, влезать в неприятности или создавать их самой в очередной раз.

Но Несси лишь вздохнула и опустила плечи: не кидать же ей мантию соседки здесь на пол, а ещё одной идти назад даже без свечи в руках было не очень безопасно как для психического, так и для физического состояния здоровья. А потому Ванесса робко-робко, но пошла следом, приближаясь к освещению камина достаточно, чтобы подслеповатым взглядом окинуть фигуру юноши, имени которого всё же не помнила совершенно, однако больше мгновения смотреть она не стала: мужчин за неимением с ними контакта за исключением того, как те пытались её со двора вилами согнать, Несси и без того весьма и весьма опасалась, а в этом господине так ещё и стать была такая... аристократичная. Чуждая, незнакомая. Так чего невежливо глазеть, лишь подчёркивая, что сама девушка деревенщина без манер? Вот и решила без надобности взгляда не поднимать, снова протягивая руку с мантией в сторону Йотун, дабы уже вернуться в комнату и зажечь там свечу, в обществе света которой просидит до утра, как вдруг из тени раздался голос.

- Демоны!!

Видимо, боязнь после таинственных слов Иви о надуманном сценарии была столь сильной, что Несси на инстинктах воскликнула и отшатнулась в сторону раньше, чем в ту самую тень, откуда послышался приятный женский голос, посмотрела. Правда, налетев на один из стоящих около стола стульев, Ванесса следом за падением на него свалила и ещё несколько, которые с грохотом упали, с каждым новым резким звуком заставляя худые плечи девушки вздрагивать и подниматься уже не только от страха, но и от чувства вины, что опять она устроила беспорядок... Лента, что и так едва-едва косу держала, съехала с прядей, плавно опускаясь на пол, очки съехали на кончик носа, а сама Несси сидела на полу с согнутыми в коленях и прижатыми к полу, но раскинутыми в стороны ногами, локтем одной руки опираясь о стул, который свалила первым, а второй держала ножку соседнего, который удалось удержать, пусть и попадали стулья с другой стороны. Как же стало стыдно... Ещё более стыдно стало тогда, когда взгляд фокусируется на темноте, в которой чётко проступил силуэт красивой девушки. А ведь её тоже Ванесса видела на занятиях...

- Простите... простите...  — шепча тихонечко себе под нос, Несси попробовала подняться, но сразу охнула, ибо явно ушибла колено. Вот же незадача... Впрочем, явление частое, почему губу девушка прикусила немного и кое-как на одно колено приподнялась, сразу потянувшись к стулу, пытаясь ровно его поставить.

Почему бы и да, ведь так красиво

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

11 (изменено: Yotun Kornohenne, 08-01-2021 01:50:49) 4 247

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Собравшаяся сегодня компания была уж действительно разношёрстной. Надо же было всеобщему любопытству и бессоннице подорвать с постелей именно их, столько разных по характеру и натуре людей, пусть между некоторыми и хотелось наблюдать некое сходство.  Огонь в камине приятно трещал, да и бесконечные голоса и вопросы вечно нарушали тишину, за которой сюда пришла Йотун. Особенную роль в этом сыграли Саббия и Ванесса, хотя винить в присутствии первую вряд ли стоит. Скорее, это Несси напугалась как обычно сильно, но серва уже успела привыкнуть. А вот Рокк... К этой особе Йотун старалась относиться осторожнее. Вовсе не из-за какой-то неприязни или страха. Напротив. Именно такие люди обладают уникальной притягательной аурой, и если они о чем-то попросят, а ты откажешься, то дело решится умелыми уговорами, улыбкой или кинжалом у горла (пусть этот вариант и являлся крайним.)

Саббия была яркой, горящей, как солнце, которого Йотун никогда не знала, но в тоже время ей была присуща какая-то особенная простота, и за этим притягательным образом стояла очень обаятельная разбойница, на которой больше хотелось видеть высокий сапог и ножны, нежели форму Академии. Задумываясь, серва поняла, что они как две противоположности, и если бы у небесных святил были лица, они могли бы стать похожими на них двоих. Лик белой, пугающей и в какой-то мере таинственной Луны непременно достался бы Йотун, а Рокк бы с лёгкостью приняла на свои плечи образ Солнца — дружелюбно тёплого, но обжигающего, если забудешь о том, какую оно может нести опасность своими приветливыми лучами и открытостью. Алые глаза изучили девушку у камина ещё раз, но её занимательный образ был в голове уже очень давно.

— Раз уж мы здесь собрались, то предлагаю просто... — Йотун стала опускать Ивицу на пол, но едва успели ножки в ботиночках коснуться поверхности, как серва закатила глаза от страшного вскрика и грохота. Объяснений не надо. Ванесса.

Но бросать это и без того несчастное чадо серва себе никогда не позволяла и даже научилась хорошо обматывать тряпочками раненные руки. Поправив мантию Ивицы, девушка вздохнула и своими привычными тяжелыми шагами устремилась к поваленным стульям и причине ночного кавардака.

Скажи мне, ты можешь хоть один вечер не оставлять на себе синяков? Уж глаза болят смотреть на эту синь, словно я колочу... — взяв рыжую белку под руки, серва подняла её, смахивая невидимую пыль с плеч и осматривая. Вроде ничего не рассекла и не порвала, стоит и даже дышит. Чудесно, отделались снова ушибами.

Вот только за свой вид Йотун переживала мало, судя по тому, как она спокойно наклонялась и всё составляла после падения Ванессы, отправив горе на худеньких ножках к единственному ограничителю и такому же творцу проблем, только в окупе с рыжей — Ивице. Пока серва не убедилась, что каждый стул на месте, она не вернулась к камину, но даже тогда, не обращая внимание ни на кого, девушка села у камина так же, только накинув на плечи принесённую ей мантию.

— Вы знаете.... — начала она, вытягивая ноги, — там где я родилась люди знают много историй. Хотите одну послушать? — серва посмотрела сначала на Саббию, затем на незнакомого юношу, не улыбаясь, но азарт в красных глазах говорил лишь о том, что она ждёт утвердительный ответ. А двоих своих сестрёнок по общим несчастьям и спрашивать не надо — они точно захотят послушать.

Йотун вспомнила слова Сабби, с которых она так знатно влетела в этот вечер. Видимо, репутация у "красавчика" была не самой лучшей, но разве серва могла прогнать? Даже ощущая в воздухе эту неприязнь и высокомерие, она ценила человеческую суть, какой бы она не была. Это делало всех разными, и жизнь не превращалась в русло серый и одинаковых будней. Вытянув руку на достаточном расстоянии, Йотун похлопала по ковру, требовательно смотря на молодого человека. "Отказ от истории есть неуважение рассказчика," — это и читалось в красных глазах девушки. Стоять в углу будет тоже не слишком красиво

Не бойся, —добавила она, опуская руку на голову Ивицы и слегка ероша белые волосики, — сервы не кусаются, а дикую лису мы уже усмирили. — последнее было явно в адрес Ванессы, ведь после этих слов Йотун потянула её за подол, вынуждая сесть ближе. Иначе ещё и замёрзнет.

12 (изменено: Sebastian Corvus, 06-02-2021 18:09:23) 3 841

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Вообще он запомнил, что ее зовут Саббиа Рокк. Однако про себя он зазывал ее исключительно воровкой. Так вот, у воровки шаги были совершенно неслышимые. Даже его параноидальный разум не мог зафиксировать бесшумное скольжение воровки в тенях. Поэтому ее появление стало для него неожиданностью. Не слишком приятной, к слову. Он все еще в обиде за тот случай с медальоном, хотя, казалось бы, прошло столько времени.

В отличие от ее товарища, того ремесленника, имя которого он вскоре забыл, ее он несколько опасался. Саббиа Рокк была из тех женщин, которых не стоит недооценивать. Иначе останешься в дураках. И поэтому она внушала ему уважение. В перемешку с глухим раздражением.

Этот красавчик так всех достал, что вы решили устроить ему темную?

"Красавчик" угрюмо посмотрел на нее. Вот кем-кем, а красавчиком его еще не называли. Так уж вышло, что утонченность его внешности напрочь перебивало извечное выражение неприязни на бледном лице. Его характер ясно просматривался в том, как он выглядит. В том, как он смотрит. Цепко, изучающе, остро. И в то же время, как на пустое место. О, он долго практиковал этот взгляд, эту ледяную маску. И совершенно не заметил, когда маска приросла к его лицу окончательно и бесповоротно.

Срывать маски больно. Кожа остается на ней, прилипая к ее холодной поверхности. И кровь стекает по лицу, скрывая линии лицевых мышц. Да он и не хотел срывать ее. Он наслаждался возможностью быть угрюмым, озлобленным. Он томился и варился в собственной темной озлобленности на весь мир сразу. Поэтому ему было плевать, что группа девиц решила устроить ему темную. Давно пора, на самом деле. Один ремесленник, которого он ныне бесконечно призирает, предпочитает игнорировать конфликт с ним. Поэтому скучающий Корвус искал себе другого соперника. Он, конечно, не думал искать себе заклятого врага среди женщин, но... Но на безрыбье он скоро начнет присматриваться и к ним.

Демоны!! - вскрикнула рыжая незнакомка, очевидно, испугавшись неожиданного появления воровки.

Корвус, отвлеченный от своих дум шумом, тут же перевел изучающий взгляд на нее. С исследовательским интересом он наблюдал за тем, как та налетела на один из стульев. А затем повалила еще несколько. И, кажется, повредила себе что-то. Грохот в ночи бил по ушам, но он не обращал на это внимание. Себастиан не разглядел ее лица в полутьме зала, но она казалась ему смутно знакомой. Чем-то. Кажется, он ее видел. И даже говорил с ней.

"Оружие массового поражения" — подумал он, но смеяться не стал. Ровно как и сочувствовать. Он ненавидел сочувствовать кому-то, потому что это вынуждало его быть более мягким. А быть мягким он ненавидел еще больше. Он вообще много чего ненавидел. И ему было неловко из-за того, что маленькая девочка рядом была сильно похожа на его младшую сестру.

В конце-концов, у рыжей девушки была та, кто позаботится о ней. Поэтому в сочувствии априори не было смысла. Беловолосая девушка сначала повозилась с неловкой незнакомкой, затем принялась приводить место крушения в порядок. Он вздохнул, подошел ближе и несколько запоздало поставил на место один из стульев, просто чтобы занять чем-то свои руки. Едва ли девушке нужна была помощь, та быстро справилась с большей частью.

Он уже думал было уходить. Потому что, ну, ему было неудобно находиться среди незнакомых людей. Корвус, если честно, не ненавидел людей. Ему просто было тяжело понимать их. А еще он был нетерпимым. И, в целом, на контакт он редко когда идет.

Однако серв похлопала по ковру, приглашая присесть с остальными. Это... тронуло его. Немного. Совсем чуть-чуть. Потому что, ну, он знал, что думают о нем люди. Он и сам о себе не очень-то хорошо думал. А еще он любил истории. Корвус всмотрелся в ее густо-алые глаза, словно ища в них что-то, на что он мог разозлиться. Насмешку, угрозу. Что угодно. Но не находил.

Поэтому он остался.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

13 2 868

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Рокк удивлённо приподняла брови, явно не ожидая такой бурной реакции на свое появление. В пронзительном крике и грохоте стульев утонул не только ее последующий вопрос, но и несколько оброненных другими учащимися фраз. Таких неуклюжих людей, как Ванесса, Сабби ещё не доводилось видеть. В голове даже промелькнуло, что такое невезение может быть опасно не только для самой рыжеволосой, но и для окружающих. На дело с такой идти — чистой воды самоубийство. Впрочем, в этот раз все обошлось практически без последствий. Глядя, как Ванесса неторопливо следует за Йотун и шепчет извинения, Саббиа вновь подала голос.

- Демоном меня ещё никто не называл – фыркнула она, припоминая некоторые свои далеко нелицеприятные прозвища.Так уж сложилось, что в воровской среде  без кличек было никуда. Не настоящим же именем перед заказчиком светить. Был у нее приятель Шорох и подруга Ржанка. Знавала она Лиса, Ветра и Соловья. Сама же Саббиа в самом начале своей «карьеры» обзавелась ничем не примечательным именем Медяшка. Рыжеволосой девчонке, обладающей прекрасным потенциалом, но не знающей элементарных основ теневой жизни, оно пришлось как нельзя кстати. Вот только уже через 2 года, после одного шумного и успешного дельца, неопытная Медяшка была гордо переименована в Бестию. И только Карл по старой привычке иногда обращался к ней детским прозвищем.

Оттолкнувшись от стены, Саббиа медленно вышла из сгущающейся в углу тени на свет и вновь обратила свой взор на Ванессу.

- Но если захочешь, парочку интересных сделок я могу с тобой заключить – после небольшой паузы продолжила она лукаво, вспомнив старые байки про демонов. И тут, будто почувствовав ход ее мыслей, Йотун предложила послушать сказания ее родины.

- Почему бы и нет? – подала она голос, присаживаясь возле камина аккурат возле Себастиана. Встретившись с ним взглядом, она хитро улыбнулась и неожиданно ему подмигнула. Словно и не было той давней истории с фантомом и украденным медальоном. Будто и не искрилось между ними пространство от неприязни. Хотя, если быть совсем уж откровенным, сам парень ничего плохого воровке не сделал. Это она здорово поиграла на нежных аристократических нервах, о чем , впрочем, сейчас ни капли не жалела. Ну не любила она заносчивых дворян, что поделать. Те же почти всегда отвечали ей взаимностью.

Саббиа перевела взгляд на алые блики пламени. Огненная стихия с жадностью пожирала пожертвованные ей кем-то поленья, страстно облизывая каждый миллиметр потрескивающей от такого напора древесины. На секунду в голове возник образ ее догорающего дома. Саббиа моргнула раз, другой, заставляя себя оторвать взгляд от заворожившей ее стихии.  Что ж, настроение и атмосфера были более чем подходящими для страшных историй. А то, что рассказывать серва будет явно не про милых пушных зверьков, можно было запросто понять по хитрому блеску в алых как кровь глазах.

Деньги есть? А если найду?

тыц

https://cdn.discordapp.com/attachments/795238238155440139/795242434044755978/Polish_20210103_151746450_polarr.jpg

14 3 548

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Обычно все это заканчивалось как-нибудь по-другому. Обычно. Но в черных стенах колдовского замка люди собрались проницательные, и плану, с которым Ивица была ровесницей и кровной сестрой, не суждено было сбываться безупречно, как в дни иные. Дни, когда мало кому на целом свете, кроме милых родителей, она была нужна и интересна. Дни, полные блуждания по тропинкам одиночества. Но не такого, от которого люди стареют быстрее положенного. Другого. Юное, оно подобно свиданию наедине под луною с целым миром, на просторах которого едва ли найдется кто-то, кто сочтет нужным вмешаться. Тогда и сама Ивица была подобна миру, крохотному. Пока тело ее стремительно росло, ум лишь постигал способы стать больше, касаясь самых основ и удивляясь законам, по которым живет и существует все, доступное взору и мысли. Иногда свидание повторялось, но чем чаще девочка отправлялась блуждать по коридорам нового дома в поиске знакомой встречи и глаз, направленных куда угодно, но не на нее, тем чаще случайное знакомство превращалось в новую связь. И теперь, такая маленькая в больших руках сестрицы Йотун, она в самом деле была другой. Почти взрослой. Пусть взрослым еще понадобится пару лет, чтобы уловить эту перемену в ребенке — к тому времени сомнений в гибели маленького мира, нетронутого законами вселенной побольше, уже не останется.

Некому еще знать об этом, да и не с чего.

А пока Ивицу в очередной раз поймали за подглядыванием. Не успела она толком сообразить, что происходит, как оказалась частью настоящего спонтанного столпотворения. И еще по уши в смутных и крайне невнятных догадках о том, почему так случилось. Почему все оказались здесь в одно и то же время, темное и тревожное? Если рассказать кому-нибудь потом о сей ночи, рассказ этот и сам сгодится на начало жуткой истории. Одной из тех, что Сестрица так любила рассказывать, и, судя по приглашению, пользовалась всеми возможностями проявить свой талант. Как, наверное, и всякий гость ночного зала. Ванесса талантливо-неуклюже сокрушила собою обеденное убранство. Сабби поразила внезапностью и красотой, а молодой человек, что был хорош собой, Себастиан... Ивица не знала, в чем еще, кроме себя самого, он был хорош, как не была толком знакома с его нравом. Но маленькую сервку он пугал без всяких историй. Просто молча. Уже очевидный талант.

Что же касалось Ив, ее таланты, весьма сомнительные, все-таки проявлялись тоже. Можно загибать пальцы. Девочка прокралась в ночи, следуя за Сестрицей. Нашла удивительную встречу. Невольно стала ее непосредственной участницей. Сперва испуганно, а потом и скованная своей характерной скромностью, приняла нежданную судьбу. И, доныне почти безучастная, молча наблюдала за развитием событий. Позволяла взрослым говорить и прилежно, внимательно слушала.

Прикосновение Йотун вывело девочку из состояния завороженного испуга. Сперва Ив и не знала, как отвечать на волнительное приглашение. Особенно с учетом прошлого раза, память о котором была еще свежа в ее светлой вихрастой головушке. Ив любила истории Сестрицы, но побаивалась их. Однако все стали присоединяться к незапланированным посиделкам, и Себастиан в первую очередь.

Неужели он тоже любит страшные истории Сестрицы, а не только... что-то другое? Мысль эта заставила взглянуть на молодого человека иначе. С повеления большой белой руки девы-великана, Ивица пришла в движение. Привычно тихая, как теплый летний ветерок, она опустилась на ковер — присела поближе к Йотун. И на всякий случай обернулась к Ванессе. Протянула ей руки. Если снова упадет, Ивица поймает, это точно. Так ее и спасет.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

15 5 118

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Всё же чувство, которое Ванесса не любила более всех остальных  — это стыд. В отличие от страха, который сковывает тебя ледяными цепями в тот момент, как ты видишь нечто ужасающее, но пропадающего после, стоит успокоиться, лишь иногда мелькающего в ночных кошмарах и темноте углов, стыд, он... оставлял следы. Словно шрамы на теле, что никогда не белели и не покрывались твёрдой корочкой, эти следы болели и ныли постоянно, сколько бы раз даже в окружении ни сказали, что всё в порядке, всё забыто. Простая причина всего-то состоит в том, что самому себя простить и отпустить значительно труднее, нежели окружающим.

И сейчас Ванессе снова было ужасно стыдно. Не только от того, что она опрокинула с грохотом стулья и вообще устроила очередной кавардак в бывшем до этого и без того достаточно уютном в своей тишине зале, обозвала прекрасную незнакомку демоном, опять доставила проблемы соседке, но ещё и из-за того, что вообще находится здесь. В конце концов, от неё одни сплошные лишь неприятности. И не только ей самой, но и окружающим. Но как бы ни старалась девушка огородиться, быть одна, чтобы просто никому не мешать, почему-то всё время оказывалась среди людей и... причиняла новые беспокойства.

- Я... прости, я...  — отчитывающей за падение Йотун Ванесса не нашла, что же лучше ответить, опуская взгляд в пол и едва-едва заметно морщась лишь на мгновение, когда весь вес тела перекинула на левую ногу, а правую слегка согнула, отставляя назад: ушибленное колено разболелось неожиданно сильно, но Несси не подала вида больше, чем та ежесекундная слабость, ведь, в конце концов, боль была ей не только привычна, но уже стала подругой. Ванесса не помнила, в какой же момент жизни стала такой неуклюжей, но без единого следа или ранки на теле чувствовала себя какой-то... слегка неживой.

Но Йотун уже отошла к камину, после чего Несси тихонько выдохнула и опустила взгляд в пол: точно лучше уйти и никак иначе. Она даже собиралась повернуть голову в сторону выхода из зала, но взгляд застывает на фигуре той, что до этого казалась тенью у камина, а теперь подошла ближе. Поднять взгляд было мало, ведь чёлка почти полностью закрывала и глаза в том числе, так что девушке пришлось, как всегда, если смотреть на высоких, запрокинуть голову, чтобы посмотреть нормально на подошедшего. И этого господина она узнала тут же. Эти волосы цвета ночи с лунным блеском в голубых глазах  — без сомнения, именно этого господина она чуть не утопила в реке на занятии по ритуалистике. Стыдно стало ещё больше, аж... какой-то тяжёлый и крупный ком встал в горле. Надо ли что-то сказать? Вроде Ванесса уже не раз извинилась после того произошедшего, но, как обычно, ни стыд, ни чувство вины так никуда и не ушли. Из этого крайне неловкого положения девушку, что удивительно, спасла та самая незнакомка, так напугавшая ранее своим неожиданным появлением из темноты зала за камином. Смотря в её глаза безумно растерянно и буквально напугано, пусть уже и не самой Саббией, а собственным неловким проступком, Ванесса сложила вместе руки, кончики пальцев которых чуть-чуть подрагивали, и быстро залепетала:

- П-простите..! Простите, пожалуйста. Я... я не хотела Вас обидеть! Я... Вы... Вы так резко появились, а я... просто глупая и пугливая.

Последнее было сказано тихо, а взгляд снова опущен вниз. Нет, не то чтобы Ванесса стеснялась это признавать, её характер был таковым, что она не видела причин во вранье и попытках выставить из себя того, кем не является. Да, сейчас она слабая, пугливая, до ужаса неуклюжая и прочее-прочее, что можно сказать нехорошее ещё, но в то же время она искренне старается. Старается стать лучше. Чтобы однажды кому-то помочь, а не только втягивать в неприятности, созданные самой же ей.

Но вот все собирались у камина. И Ванесса подумала об уходе ещё раз. Причина была не исключительно в том, что страшных историй она боялась, пусть и сама могла рассказать что-то из жизни, но и в том, что... вдруг она опять сделает что-то не так? Упадёт и опрокинет кого-то в камин? Это уже не река, шоком не отделаешься. Поэтому, пусть Йотун и потянула её за подол рубашки, Несси дождалась, пока белые пальцы сервы расслабятся, выпуская ткань, чтобы сделать в сторону один шаг. Но уйти ей вновь не дали. Чьи-то маленькие совсем, но тёплые пальчики коснулись ладони, и Ванесса тут же повернула голову назад, пересекаясь взглядом с большими и красивыми глазами Ивицы. Видимо... сегодня уйти от страшных историй не получится. Девушка слегка совсем уголками губ, но улыбнулась маленькой подруге, этим выражая немое согласие остаться, после чего сделала шаг к камину. По ноге снова от колена и выше по нервам прошлась вспышка боли, но в этот раз Ванесса даже не поморщилась, лишь прихрамывала слегка, отчего стук одного из деревянных башмаков звучал сильнее другого, отбиваясь эхом от стен гостиной. Сделав ещё пару шагов, девушка осторожно, насколько могла, опустилась, ушибленную ногу отводя назад; так сидеть тоже было больно, но не настолько, чтобы это как-либо отразилось в её облике или лице. Всё хорошо. Такой уютный вечер у камина, даже если со страшными историями... она не испортит его.

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

16 (изменено: Yotun Kornohenne, 30-01-2021 11:02:55) 3 979

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Йотун терпеливо дождалась каждого. В этот вечер её взяла лёгка тоска по дому, а ведь у девушки никогда не было настоящего, где бы любили и ждали. Всё было построено на обязательствах и обязанностях. Ни о каких чувствах, кроме  долга и ответственности не ощущал ни один из семейства, где выросла серва. В Академи... Она не знала, как было на деле, но ей хотелось ощутить себя нужной. Для кого-то. Может и вовсе открыть это чувство для самой себя, ведь в какой-то момент Йотун уже и перестала верить, что когда-то что-то значила.

Наконец повисла тишина. Тонкий слух сервы улавливал лишь дыхание сидящих рядом, а яркий и звенящий образ Сабби всё равно не смолкал в её ушах. Серва убедилась, что все заняли свои места и лёгкий восторг прошёлся по телу мурашками, но Йотун и виду не подала, только вдохнула очень глубоко, а после начала говорить таинственно, заговорчески, но чётко и ясно, чтобы каждое ухо рядом могло услышать любое слово.

— Говорят, даже у метели есть лицо, — именно с этого она начала свой рассказ, убирая локон за ухо и чуть наклоняя голову, от чего белая шея оказалась открытой, просвечивая тонкие венки. — Когда мы слышим её гулкие завывания под окном, это не шум ветра, разрывающий тесноту углов. Это Её плач. Плач той, кого однажды погубили.

Повисла недолгая пауза, позволяя слушателям запастись терпением и проникнуться началом истории. Боковым зрением она посмотрела на тех, кто сидел рядом и продолжила:

— В деревушке, где я родилась, жила старуха. Она была слепа и одинока, веё хате был вечный холод, но моя тётка всегда просила пойти и затопить печь. Когда бабушка слышала треск дров в камине, то постоянно говорила лишь одну фразу: " Наконец-то моя малышка сможет согреться." Я никогда не понимала этих слов, ведь у неё совсем никого не было. Сын погиб ещё юным на рудниках в горах. Говорят она плакала так сильно, поэтому и ослепла. Однажды её нашли мёртвой и замёрзшей в снегу после страшной метели. Тогда по деревне стали ходить давние и забытые слухи, что у старухи была маленькая больная дочка. Она не могла смотреть, как дитя мучается, но и не решила облегчить её судьбу быстрым способом. Дав ей корзинку и накинув тонкий плащ, отправила чадо искать солнечные цветы, которые лечат все болезни и её обязательно вылечат. Чем дальше — тем ближе к солнцу, тем скорее его тепло тебя настигнет, так говорила она." А когда лучи осветят опушку, ты найдёшь там эти цветы." Ничего этого не было, конечно. Девочка вышла и заплутала в метели, упала в холодный снег, прижимая к себе корзинку. Горе-мать одумалась уже поздно, её ждал лишь маленький холодный труп, который забрать испугалась. Никто не знает, что с ним стало. Придал ли кто-то тело огню или его разодрали дикие звери... Но с тех пор каждую ночь женщина клялась о том, как дочь приходит к ней каждую ночь, становясь у очага и шепча:" Мамочка.... — Йотун замолкла, поджимая к себе колени, укладывая на них голову и обнимая себя за плечи, закрывая глаза и хмурясь,   — ...я никак не могу согреться..." — жалобно закончила Йотун, а после села ровно и поправила свой чулок.

Кажется, рассказывать такие истории девушка умела. В детстве её саму немало пугали подобные россказни, но если знаешь, как обратить свои главные страхи в талант рассказчика, они становятся не такими уж сильными.

  — В ту ночь, говорят, она обезумила совсем и побежала за дочерью в метель, раскаиваясь за свои поступки и крича, что никогда не желала ей смерти. И плачь вьюги тогда, и её вои были особенно жалобны и сильны, точно где-то вдали плакала маленькая девочка, то ли от обиды и горести, то ли от полученного спустя столько лет прощения.... Ну что? Дети ещё не испугались? Кто-то знает историю?

Рука Йотун плавно легла на макушку Ивицы, перебрав её волосы. Кто знает, вдруг малышка могла испугаться весьма сильно, но серва была почти уверена, что эта девочка оставит все страхи при себе или честно скажет, что непременно бы нашла те самые цветы, чтобы порадовать своб маму.

17 (изменено: Sebastian Corvus, 30-01-2021 09:55:52) 6 252

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Когда Себастиан, движимый некоторым маловыразительным любопытством и желанием занять чем-то руки, сам подошел к столам, чтобы поправить стулья, он почти сразу узнал ее. "Оружие массового поражения" смотрела на него в ответ. Вообще, у него не было времени осматривать ее тогда, на практике, а потом не было настроения разглядывать ее после. Поэтому сейчас он, можно сказать, наверстывал упущенное, скользя взглядом по скулам, носу, глазам. В конце-концов, он... должен быть ей благодарен? Верно ведь? Должен.

Во всяком случае, она поступила гораздо более благороднее него самого — это заслуживало... уважения. Себастиан ведь хотел бросить их всех, чтобы сбежать. Бежать, пока чудище пожирает остальных студентов, застывших от страха.

Корвус ни в коем случае не корил себя. Даже сейчас, зная, что все закончилось хорошо, что все обошлось лишь потраченными нервами и парой бессонных ночей, он думал, что вариант побега был лучшим. Вдруг эта лисица не появилась бы? Вдруг их всех бросили? Урок ритуалистики значительно попрал уверенность Корвуса в том, что здесь — безопасная для него область. А что, если бы это его проткнули тогда? Разорвали скрежещущими хелицерами?

В любом случае, девушку он узнал. И вспомнил эту треклятую реку. И поэтому, когда он сел рядом с остальными, он принялся наблюдать за ней, не особо-то и скрываясь. А зачем ему, собственно, скрываться? Он же просто изучает интересующего его человека. Считывал движения, замечал некоторые несоответствия с нормой.

Себастиан не был уверен в своих наблюдениях: студентка стойко терпела боль. Во всяком случае, на лице у нее не было никакого мучительного выражения — лишь нога прихрамывала, искажая звук шагов.

Да и разве можно вот так вот перевернуть половину зала и не чувствовать боли?

Лагди́ Скихьли́гин Эико́пэбо. — тихо сказал он. Однако его голос, как и выражение лица, был настолько мрачным, что людям, незнакомым со звучанием заклинания, могло показаться, что это было что-то убийственное. Но ничего, кажется, не произошло.

Точнее, объект заклинания, неловкая девушка с лазурными глазами, могла почувствовать облегчение боли. Незначительное и временное — пока что это все, на что был способен Корвус. Он не стал пояснять ситуацию просто из вредности.

Впрочем, очень скоро от размышлений его отвлекла история. Себастиан в принципе был заинтересован в историях любого рода, полагая это за искусство. Ему не было страшно, однако рассказ о метели ему понравился хотя бы тем, что заинтересовал его, обычно скучающего и скептичного. Простил бы он сумасшедшую мать, если бы оказался на месте той больной девочки? Нет. Совершенно точно нет. Это же... предательство.

Разум — есть самое главное в человеческом существе. Лично я привык разделять такие понятия, как душа, чувственный объект, и разум — объект, больше склонный к считыванию и обработке информации. — начал неожиданно Себастиан, — Разум главенствует над душой, ведь без ума — мы все равно, что дикие звери. И разум главенствует над телом, естественно. Но что бывает, когда он угасает? - взгляд Себастиана, обычно хладный и острый, застекленел в задумчивом выражении. — Когда угасает разум... когда истончаются ментальные щиты, по вашу душу приходят демоны.

Он никогда не видел демонов. Но чувствовал на периферии сознания в те моменты, когда не спал долгое время. Тени сновали по углам его комнаты, появившись через четыре бессонные ночи после смерти старшего брата. Корвус никогда не забудет те ночи. Когда он дышал тяежло, и дрожал, и сердце его стучало быстро и через силу. Он с напряжением вслушивался в шаги за своей дверью. Иногда он с ужасом понимал, что Лоуренс находится где-то рядом. Совсем рядом. Готовый устранить свидетеля. У Лоуренса шаги были мелкие, едва слышные, лисьи.

Демоны приходят к неспящим. К тем, кто не дает своему разуму забыться во сне, отдохнуть. Я думаю, это многим знакомо. После одной бессонной ночи появляется усталость. Мозг работает замедленно, вещи запоминаются труднее. После второй ночи движения становятся смазанными, и вы можете заметить, что зрение ваше становится хуже — потому что глаза устали, а веки наливаются свинцовой тяжестью. И речь становится невыразительной, концентрировать на словах сложнее. — Он так привык этому... Его менторский голос безразлично перечислял симптомы, которые периодически испытывал он сам. — На третий день вы можете заметить тошноту. Тело пытается бодрствовать вслед за беспокойным разумом, но все попытки тщетны.

Он боялся, что его убьют. Прирежут во сне. Он был заперт в своих покоях и томился в страхе. И ждал. Ждал.

После четырех суток... После четырех суток приходят демоны. Они тенями снуют вокруг. Не показываются полностью, дразнят фактом своего присутствия. Тянут руки к вам, но исчезают сразу же, стоит вам повернуться в их сторону. И вы злитесь, эта злость бодрит вас. И не дает спать дальше. И после пяти суток вам кажется, что весь этот мир настроен против вас. Словно вы в ловушке. Вы теряете свой рассудок. — с каждым словом, речь его теряла хладную сухость, наливалась злобой. Искренней, или же нет — не разобрать.

На шестые сутки ваша речь замедляется. Вы понимаете, что едва ли вообще можете говорить. И двигаться. Двигаться становится тяжело — демоны давят на вас. И на седьмой день они начинают шептать вам в самую душу, такую уязвимую в данный момент, без защиты разума. - он остановился. Дальше семи дней он ни разу не заходил — мозг не справлялся с такой нагрузкой и засыпал против воли. — И лишь от вашей стойкости зависит то, поддадитесь ли вы им, пробравшимся сквозь ваши ментальные щиты. — с какой-то непонятной жесткостью закончил он.

"Убей", "Беги", "Выколи ей глаз", "Задуши его", "Спасайся", "Враг", "Кровь"... "Враг-враг-враг-беги-бей-беги-спасайся"...

Поэтому, - он криво ухмыльнулся, — следите за своим режимом сна. — вот кто бы говорил. У самого вокруг глаз вполне себе явные круги от хронического недосыпа.

Он не стал говорить о том, что все это и случилось с ним самим. И был готов врать и отрицать то, что рассказ этот был основан на реальных событиях. Почему же он вообще тогда рассказал им это? Наверное, потому что полагал, что нет ничего страшнее правды.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

18 4 233

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Из сервы и правда получился неплохой рассказчик. Саббиа и не заметила, как подалась вперёд, жадно вслушиваясь в подробности далеко не доброй сказки. По венам непроизвольно заструился адреналин. Вот вроде сидишь перед потрескивающим пламенем и разумом понимаешь, что это лишь история. Но отчего-то неприятные мурашки нет-нет, да пробегают волной по позвоночнику, вызывая лёгкий зуд и убивая накорню желание расслабиться. Пожалуй, так затягивать слушателей – это настоящий талант. Воровка едва уловимо улыбнулась, всматриваясь в черты беловолосой. Какие ещё истории спрятаны в ее голове, ожидая своего часа? Рокк хотела услышать их все! Девушка любила пощекотать нервы не только окружающим, но и себе. Это держало ее в некотором тонусе, позволяя наслаждаться контрастом эмоций.  Тем временем голос подал ее сосед. Саббиа удивлённо вскинула бровь. Так много слов от Себастиана она не слышала за все время их знакомства. Похоже, и его зацепило.

- А ты знатный зануда. Да, Корвус? – насмешливо поинтересовалась она у брюнета, медленно жуя тонко отрезанный ломтик сыра. Принесённое с собой угощение девушка без особых сожалений порезала на небольшие кусочки и пододвинула ближе к другим участникам их импровизированных посиделок в молчаливом желании поделиться. Прямо по полу, на кусках листьев каштана, в которые ранее было завернуто нехитрое лакомство.

- Как по мне, бояться надо людей – уверенно заявила рыжеволосая, стряхивая с колен случайно оброненную крошку, и плавно поднялась на ноги. Конечно, она помнила и о порождениях тьмы, и о странных, совершенно непонятных ей духах, которые заставляли скрипеть зубами от напряжения. Вот только опыт прошлых лет упорно твердил, что некоторые люди в своей злобе и жестокости могут запросто соперничать с любой тварью. Саббиа задумчиво осмотрела сидевших у огня людей. Что ж, ее очередь поделиться историей.

- Помню, начали у нас в городе пропадать маленькие девчушки – Рокк  неслышно шагнула за спины других учеников, исчезая из их поля зрения. Сделав пару размеренных шагов, она остановилась и задумчиво посмотрела на светлую вихрастую макушку.

- Прям как наша Ивица – продолжила она, задумчиво прикоснувшись к волосам своей маленькой соседки. – Стража тогда сбилась с ног, пытаясь найти виновного. Не гнушались даже дворянские поместья обыскивать. Все выслеживали, вынюхивали, честным ворам нервы портили да прибыли лишали. – проворчала она, слегка отвлекаясь от темы. — Матери боялись выпускать детей на улицу. Местные церковные служители даже запрос в столицу направили. Все грешили на Тьму окаянную. Вот только она оказалась не при чем. Виновный отыскался случайно. Даже олухам из стражи иногда улыбается удача. Просто во время очередного патрулирования одному живот прихватило, вот и начал он ломиться в ближайший двор. И каково же было удивление мужчины, когда вслед за хозяином в дверь высунула любопытную морду псина – Рокк сделала театральную паузу и продолжила – с куском маленькой окровавленной ручки в зубах. Позже выяснилось, что остатки костей мужчина закапывал в ближайщей роще. А вот наиболее свежие головы оставлял в доме... в качестве игрушек для своих питомцев. – девушка вновь на время замолчала, позволяя своим собеседникам переварить сказанное.

- Милый и добрый старичок. Которому просто не было чем кормить своих собачек. – закончила она, вновь выходя на свет и встречаясь взглядом с черными глазами аристократа. Хищная улыбка тронула ее губы– Внешность так часто бывает обманчива. Кто знает, может такой убийца сидит и среди нас – шепотом, почти ласково закончила она, мазнув рукой по плечу Себастиана и усаживаясь на свое место.

Дааа, Рокк прекрасно помнила тот холодный дождливый вечер. И пробирающий душу ответ юного аристократа на ее вопрос о медальоне. «Просто снял с трупа». Казалось, эти слова понизили температуру во внутреннем саду ещё на несколько градусов. Саббиа не была наивной простушкой. На мародёра парень похож не был… а вот на того, кто способен лишить другого жизни – вполне. У нее на таких глаз был наметан.

- Человек – самая страшная тварь из всех существующих – подвела она итог своему рассказу, вновь вперив взгляд в пламя и механически играя с оказавшимся в руках ножом.

Деньги есть? А если найду?

тыц

https://cdn.discordapp.com/attachments/795238238155440139/795242434044755978/Polish_20210103_151746450_polarr.jpg

19 111

Мастер игры:

Заявка на взаимодействие с:

Ломтик сыра в количестве x1 (оставление на локации);

была одобрена.

Внимание! Не пишите на этот аккаунт, администрация на него не заходит. Он создан лишь в технических целях для добавления Мастера в события.
Game Master

20 9 465

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Ивица страсть как обожала истории, и ради них одних зачастую проводила больше времени не с юнцами себе равными, а с мудрецами, чья жизнь исчислялась пятком или десятком Ивичьих. Не всю мудрость удавалось усвоить, кое-чего вообще не получалось понять. Но когда среди историй оказывалась какая-нибудь смешная или страшная, разбираться слишком упорно ни в чем не приходилось. Смейся. Или пугайся. Последнее Ив умела, но не любила. И все равно приходила послушать, и кое-что жуткое, бывало, даже просила повторить. Все-таки, любопытство — страшная, губительная сила.

Интересно, может ли тьма завладеть человеком только потому, что он, как маленькая Ив, чересчур любознателен?

Рассказы собравшихся в главном зале этим вечером не на шутку пугали. Вьюга, завывающая детским голосом, крадущие разум демоны, или злые люди и их голодные собаки, завтракающие малышами — друг за другом Ивицу сотрясали испуги, один живей другого. Казалось, будто все истории были адресованы именно ей, ее предостерегали. И девочка прижималась к Йотун все крепче, и все крепче укутывалась в мантию.

Пока последний рассказ не стих.

У меня, — оправившись, тихонько промямлила Ивица, — Тоже есть история. Я хочу ее вам поведать.

Взгляд девочки, тяжелый от тревоги и мрачный, такой, каким в свете дня не выглядел никогда, спрятался под пушистой челкой, когда светлая головушка наклонилась. Маленький остренький подбородок уперся в коленки, согнувшиеся под мантией, прильнувшие почти в груди. Плечики, не успевшие набрать еще даже малой, женственной ширины, странно, неуклюже поерзали под тканью.

Сестрица Йотун могла почувствовать беспокойное мельтешение маленьких рук в складках шерсти, согретой пламенем камина.

Ивица устроилась поудобнее, и дала начало истории. Первым словом, произнесенным протяжно, на выдохе:

Дорогой... до черного замка. Вот, чем меня можно пугать страшней всякого демона, призрака или человека.

Резкий вдох. Глазки сверкнули, вращаясь спешно под белыми веками — взгляд малышки не удержался и прошелся вприпрыжку по лицам бывших рассказчиков, ныне уже слушателей. Прежде, чем уста опять разомкнулись, их тронула мимолетная, хитрая улыбка, исчезнувшая бесследно, как обман зрения. Словно в отражении зеркала, стоящего у стены ночной комнаты, освещенной лишь всполохами свечей. Пляшущими в ручейках сквозного ветра огоньками.

Мама дала мне понять, что будут искать меня люди. И я их боялась. Старалась днем держаться чуть глубже в чаще, дальше от дороги. А у ночи занять хоть немного времени. И после заката могла идти, пока не становилось слишком страшно. Пока не находилось мне укрытие на сон грядущий. Я с детства любила леса, и даже болота. Поэтому, хоть и боялась, но меньше, чем другой ребенок мог бы. И все равно...

И вправду. Так и было.

Ивица хорошо помнила, как в ночи мягкие ветви переплетались в пугающую паутину над головой. Паутину, что замирала вместе с девочкой, когда та останавливалась, и тем самым давала повод подумать о себе, как о звере, вышедшем на охоту, крадущемся за маленькой вкусной жертвой. Как ни старалась, сказать о ней сил в себе не находила. До сих пор боялась. Потому что именно там, среди этих ветвей...

Однажды ночью, посреди ветвей, я увидела красивого мотылька. Он сидел на ветке. Я обрадовалась. И потянулась за ним рукой. Хотела лишь прикоснуться. Только рука моя до него не достала. Я тогда глаза-то прищурила, и поняла. Не на ветке сидел мотылек, а на целом дереве. На далеком стволе, до которого я дотянуться с места никак не могла. Все деревья как расступились в стороны, чтобы я могла увидеть и понять. Понять, что... Из-за размеров мотылька то дерево, большое и старое, казалось просто веточкой. Мотылек был с меня. И держался за ствол дерева... многими-премногими руками. Человеческими. Они выходили прямо у него из-под крыльев.

Ивица сделала паузу. Шумно сглотнула слюну и вздохнула. Все могли слышать, как грудь ее, сжавшаяся клетью вокруг скачущего бешено сердечка, сопротивлялась этому вдоху. Все могли видеть, как опустились ее плечи. Как побледнело лицо.

Я тогда испугалась и убежала. Мотылек меня не преследовал. Но я очень скоро поняла, что то был за мотылек. Я знала о нем давно. Все началось еще много лет назад, когда я была маленькой, не то что сейчас. В детстве. Тем днем в нашу деревню заглянула необычная путница...

Ивица продолжила рассказ. Голос ее стал еще тише, но слова все аккуратнее укладывались одно к другому в стройный, ровный и красивый ряд. Малышка неторопливо раскрывала зарождающийся талант рассказчицы, еще не отточенный, время от времени дающий запинке или оговорке случиться ненароком. Но юную Ивицу не пугали эти ошибки. Ведь история уже началась. Такие истории гораздо хуже умалчивать, если они уже упомянуты.

И Ивица рассказывала.

О той странной путнице. Чем же она была такой странной? Волосы у нее были седые, редкие. Словом, слабые, как у старухи. А вот лицом дева была молода и шла совершенно одна и без оружия. Весь день, пока оставалась в деревне, сидела в хлеву, где ей дали ночлег. К позднему часу, как только всходили ночные огни, она выбиралась под небо и льнула к самому тусклому свету во всяком окне. Но никто ее не прогонял. Кто-то даже был рад поговорить с путницей. Среди желающих нашлось много детей. И даже Ивица, которая этих детей сторонилась. Путница дожидалась, пока детей разгонят по кроватям, и приглашала Ивицу к окну, к беседе. За свои волшебные истории она просила только одного. Всего-ничего. Только вытянуть руку из окна, чтобы она коснулась губами маленькой Ивичьей ладошки. Путница всякий раз упоминала, что у Ивицы очень красивые руки. Что в далекие времена ее юности у нее у самой были такие, а не то что сейчас, старые, больные, все перемотанные и спрятанные в перчатках, в складках ткани. Усталые руки, ни на что не годные.

Я ничего не понимала тогда, — решила Ивица вдруг оправдаться, — И поцелуи ее были нежные, и слова тоже. Как мамины. Умели успокоить. Очаровать. Она тоже любила истории у огня. Прямо как вы. Из той самой памятной истории я узнала о большом мотыльке. Только называлась она не так. Называлась... История о пропавших ножницах. Знаете, те ножницы, которыми шерсть состригают.

Словами странной путницы Ив поведала и о Мотыльке. О том, кто скитается по лесу рядом с домом, но к людским поселениям не подходит. Лишь иногда он оставляет незримый знак о своем редком визите — когда в деревне вдруг за ночь пропадут все ножницы, до единой пары, даже самой негодной. Мотылек не охоч ходить за чужой порог. Он ждет к себе в гости ночного бродягу, вроде самой Ивицы. Ему просто нравится, как лунный свет, пробиваясь сквозь ветви, касается светлых людских глаз и в них, как в воде, отражается. Но если в ряды деревьев, служащие стенами дому Мотылька, забредет вдруг женщина, что несет под сердцем плод любви, то  хозяин обязательно себя проявит. Не случайно, а нарочно. В углу своего бескрайнего дома он держит схрон со всеми ножницами. В волшебных руках его даже самый ржавый, гнутый, тупой кусок старого инструмента становится волшебным. На две свободные от ножниц руки Мотылек натянет наскоро сплетенные из старых веток и коры башмаки. Он выйдет к будущей матери чинно и плавно, поднимет руки над своей страшной седовласой головой. В воздухе защелкают ножницы, пока мотылек будет кроить черное платье для роженицы. Платье из плоти самой ночи, что ему сослужила когда-то в далекой древности доброй мачехой.

Но пасынок ночи сам для себя загадка. И не знает, какое творит зло. Не знает, что из той же плоти мачехи его, из ткани будущего платья состоит волшебная ниточка. И по этой волшебной ниточке мамина жизнь передается ребеночку, чтобы он смог родиться и жить, когда время придет. Щелк...

Ивица вздрогнула.

И ниточка перерезана. Никто и не заметит, ведь ниточек в ночи великое множество. На них и звезды висят. Никто не заметит, кроме ребеночка. Скоро ребеночек оголодает без маминой жизни. И, чтобы не умереть, откроет ребеночек рот. Прорежутся зубки. И он будет есть... Свои руки. Таким он и родится. Острозубым, вкусившим плоти, крови и кости, беловолосым, сероглазым ребеночком. И скоро из дому уползет в леса и болота. Будет не маму с папой, а их любить.

Ивица сгорбилась так, словно оттого, чем она хочет завершить свой рассказ, ее вот-вот стошнит.

Путница меня спросила, знаю ли я, как зовется потом такой ребенок. Я не знала. И покачала головой. И тогда, уходя в хлев, перед утром, после которого я ее уже никогда не видела, женщина встала в полный рост перед окном и произнесла всего одно слово.

Ивица поднялась на ножки. Плавно, раскачиваясь слегка из стороны в сторону.

Ее рукава безвольно болтались в такт этому движению. Отрезки ткани с пустующей чернотой на том месте, где должны быть белые Ивичьи ручки.

Безрукклер.

Конечно, Ивица приврала. Не встречала она в лесу никакого мотылька — это она приукрасила, взяла из головы. И ту женщину своими глазами не видела, ведь странная путница не бывала в родной деревне. Но и историю она не сама придумала. Только передала рассказ бабушки Суло, старушенции-соседки, что, по ее словам, и была очевидицей. Рассказ этот малютка слышала много-много раз и очень любила. Даже немножко сильней, чем боялась.

В страшной истории, особенно, если она хорошая, и обмануть немножко можно. Так ведь будет даже лучше. Вот Ивица и спрятала ручки под одеждой, высвободив их незаметно из рукавов.

Довольная своей выходкой, девочка озиралась по сторонам, пытаясь уловить реакцию слушателей.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

21 8 523

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Ванесса почувствовала на себе чей-то взгляд тут же, как вообще опустилась на пол рядом с Ивицей и Йотун, получается, находясь с самого краю, даже чувствуя спиной стоящий позади у стола стул. Это напугало её на мгновение, всё же темнота никогда не была ей другом, а ощущение взгляда в ночи могло вызвать дрожь даже в компании людей, ведь общество людей не равно сохранности, ровно как и тому, что тебе хоть кто-то поможет в тяжёлый момент. Но стоило девушке поднять голову и пересечься взглядами как раз с тем юношей, имя которого она уже мысленно решила сегодня непременно узнать, вмиг успокоилась. Казалось бы, чего тут успокаивающего, когда на тебя незнакомый почти что одноклассник пялится столь уже нескрытно, но Несси и сама не знала, почему же, её это не напрягало. Может, он тоже на ней, как люди в деревне, видит отпечаток тьмы и чего-то грязного? Эта мысль вызывала неловкость, но не настолько сильную, чтобы попросить его отвернуться. Но юноша вдруг зашептал что-то, явно заклинание, какое Ванесса до этого не слышала, но потонувшие в воздухе слова понесли с собой лёгкий, приятный холодок, словно приобнявший подвёрнутую ногу, уносящий боль. Она поняла всё сразу. Поняла, но вслух говорить ничего не стала, лишь вскинула вновь голову, ибо до этого посмотрела на ногу, и улыбнулась ему: искренне и светло, ведь это и была её безмолвная благодарность.

Но вот наступил час... страшных историй. Ванесса даже успела не раз пожалеть, что осталась здесь, явно о сне этой ночью можно забыть, а если и вспомнить, то, как минимум, попрощаться с каким угодно добрым сновидением, помимо кошмара. Сложно было сказать, чья же история напугала её больше. История о малышке, жизнь которой надо было беречь, но вместо этого отдалась она в лапы холодной смерти в метели, рассказ о демонах, преследующих не спящих, старике, что давал собакам на съедение хрупких девочек или же повесть о страшном мотыльке с руками человеческими, образ которого в голове Ванессы очень быстро и очень страшно нарисовался? В каждой истории было нечто страшное, более того, всех их Несси непроизвольно, ведь ничуть этого не хотела, в мыслях изображала слишком ярко, вплоть до мелких деталей по типу породы собак с окровавленными мордами или же того, как горели бы блеском страшным неживые демонов глаза.

Даже у камина стало вмиг ей прохладно, Ванесса подняла руки и провела ладонями вверх-вниз по плечам, смотря куда-то в пол немного выше опустившихся стёкол очков. Девушка даже не стала реагировать ни на что, когда Ивица уже замолчала, завершив и свою страшилку. Все у камина что-то рассказали, но лишь Ванесса ушла в мысли свои после историй мрачные настолько, что и не предполагала, что ей тоже надо что-то рассказать. Да и надо ли? Страшного прозвучало немало, а уж кем-кем, но умелым рассказчиком, так ещё и страшилок, Ванесса решительно точно не была. По ноге вновь легко-легко пока, но побежала, будто рой маленьких иголочек, жаркая боль. Видимо, времени с того заклинания уже прошло достаточно, пока все неспешно, голосами дополняя треск поленьев камина, вели повествование. Не то чтобы боль Ванессу как-то смутила, но немного вернула к реальности из завесы своих каких-то мыслей. Подняв взгляд, она тут же натолкнулась им на направленный на неё взор красных глаз Йотун. "Следующей рассказываешь ты",  — читалось в выражении этом, на что Несси едва заметно дрогнула и поджала ближе к себе ноги.

- Я тоже... должна что-то рассказать..?

Тихий голос дрогнул, а на кивок соседки Ванесса так и вовсе потупила вновь взгляд в пол. Самое время отказаться, сказать, что страшных историй она так-то не слышала, чтобы поведать, а ещё просто-напросто не умеет их рассказывать. Но ей вдруг стало... так неловко. На неё явно смотрят, даже если сейчас она этого не видит, ждут что-то... Ванесса судорожно перебирала в голове истории о лисьей норе, таинственной бабочке на каменной оградке колодца, даже лечении больной крольчихи: она знает вообще хоть одну страшную историю? Но стоило накатить лёгкой панике от собственного незнания, как плечи сильно дрогнули на хруст надломившегося в пламени полена, а Несси подняла в сторону камина взгляд, который блеск пламени язычков волною пустил по стёклам и оправе очков.

- В моей деревне... хвори были не редкость. Они приходили как сами, будто нёс их ветер, так и шли с отравленных кем-то или чем-то колодцев и урожайных полей... Думаю, все люди уже так или иначе привыкли к тому, что мы всё время бок о бок живём с чем-то тёмным и опасным, я слышала когда-то от путешественников заходящих, что мою Родину зовут самой опасной из-за тьмы. Не знаю, так оно или нет, но... — подумав о чём-то, Ванесса вдруг вновь дрогнула и согнула ноги в коленях перед собой, натягивая пониже рубаху и обхватывая ноги руками, прижимаясь щекой к острой коленке и всё не сводя взгляда с огня.  — Местные любили обвинять что-либо или кого-либо в том, что те являются источниками болезни. Это нормально, наверное. Оно... давало им надежду? Если уничтожить источник возможных бед, всё могло стать лучше. У одного из деревенских захворала жена сильно, зиму не перенесла, отправилась в края дальние, куда телом зайти нельзя, но у мужчины осталась дочка. Она переняла от матери хворь, страшно мучилась... Сил не было моих глядеть на это, слышать всхлипы слабые из открытого окошка, ведь тот дом был ближе всего к отшибу, где я жила, почему я пошла к бабушке и рассказала ей обо всём. Вместе мы предположили, что это может быть, сделали из корней растений целебных  порошки. Их можно было разводить с водой горячей и давать малышке пить. Может, оно и не помогло бы, я не знаю, но... дышать малютке должно было стать легче. Я днём ещё принесла лекарство, но отец той хворой девочки ударил меня и прогнал, сказав, что это из-за нас со старушкой всё и плохо так.

После сказанного Ванесса притихла. Не то задумалась о чём, не то что, пусть пауза эта была и недолгой, но ни в выражении лица, ни во взгляде не было ничего. Ни тоски, ни страха, но и полное отсутствие эмоций для Несси точно не было типичным. Лишь кончики пальцев то расслаблялись, то давили немного на прижатые к груди коленки.

- Ночью начался страшный пожар... горел дом того крестьянина. От всполохов пламени всё вокруг окрасилось в красный и оранжевый, будто бы на закате, а не глубокой ночью... Я очень испугалась, выбежала из дома на самый край отшиба, где ещё был старый дуб. Жаром било в лицо вместе с ветром, был этот удушливый запах гари, тлеющих досок, тканей... там под домом совсем была ива, она тоже горела. Мне казалось, что я слышу даже, как кричит и плачет она от боли. Я была достаточно высоко, там дальше к деревне тропинка вниз вела, — Ванесса пальцем прочертила линию в воздухе, будто указывая направление.  — И тогда в пламени я увидела... нечто. Это было похоже по силуэту на человека, но чёрное, большое... с длинными-длинными, будто до самых стоп, руками и когтями, над головой возвышались рога... Это существо было прям в пламени, у самых верхних всполохов его, сливаясь с чернотой ночи. Лишь глаза горели алым-алым,  — вновь же чуть сильнее кончики пальцев надавили на колени.  — Бабушка сказала, что это я придумала, дымом надышалась. Но забыть эти алые глаза я не могу... — Ванесса дрогнула, будто отвлеклась от мыслей, и мотнула слегка головой.  — Крестьянин ожоги страшные получил, а вот девочку даже без ран спасли. Вроде закончилось всё хорошо... но меня в ту ночь поймали, хотели в полыхающий дом бросить. Говорили, что это я проклятье наслала на и без того несчастную семью, когда днём приходила,  — легко совсем, но Несси пожала плечами, посмотрев в огонь.  — С тех пор огня я боюсь... меня держали к нему так близко, что от жара слезились глаза. Но после испугались. Решили, что вдруг ещё хуже всё станет, поэтому отпустили и сказали никогда больше в деревню не спускаться. Я спускалась, конечно, но... лекарства больше не носила.

Отвлекаясь от своей истории, Ванесса приподняла голову и, прикрыв глаза, тихонечко совсем и неловко усмехнулась, будто мелочи совсем и страшного ничего в этом не было. Хотя... для неё и не было. Оно было настолько привычным, что даже больше временами пугала Академия, где никто от неё не отшатывался, не звал ни ведьмой, ни тьмой. Поправив складки рубахи на своих коленках, Несси подняла взгляд и нашла им вновь голубые глаза того юноши. Улыбнулась. Как-то без причин. Просто взяла и улыбнулась ему зачем-то, может, чтобы сгладить собственный рассказ, который на страшилку не особо был похож, но ведь и страшилок Ванесса совсем-совсем не знала.

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

22 4 525

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Йотун действительно очаровал тот факт, что своим коротким рассказом она смогла зажечь в остальных пламенное желание рассказать что-то своё, лишь бы согнать толпу мурашек с тела. Пусть кое-кому это пламя и пришлось слегка раздуть для большей смелости. Её вылазка в ночи превратилась в какой-то вечер личных откровений на пути к принятию своих страхов или оглашению того, что уже давно перестало пугать.

"Слушайте и внимайте. Я этого больше ничуть не боюсь!.."

"Да, я боюсь. Но это не значит, что меня можно так легко запугать ещё раз.

Она старалась лишний раз не смотреть ни на кого, отмечая в каждой истории для себя нечто особенное. Всё это было весьма занимательно, и даже воровка Саббия не смогла отбить заинтересованный в сырном лакомстве желудок, когда вокруг царило такое разнообразие фрагментов или слегка (а может и не слегка) надуманных вещей. Надломав, девушка съела половинку, утоляя лёгкий ночной голод.

  — Знаете...

Девушка начала она немного тихо, цокнув языком и задрав голову к потолку. Тёмному, высокому.  Казалось, что вот-вот с него посыплет на лицо белый снег, но этого не произошло. Девушка вздохнула расстроенно, оглянув всех вокруг ещё раз. Могут ли эти люди рядом стать однажды её друзьями? Сможет ли Йотун доверять им порой больше, чем себя, стать на их сторону и справиться с любым страхом жизни, который вдруг окажется на их пути? Встанут ли они рядом с ней? В момент особо глубоких размышлений девушке казалось, что всё они внутри стен чёрного замка были друг другу близкими и родными, просто упорно это отрицали. По самым разным причинам. Кто-то действительно боялся, кто-то просто разучился верить. Наверное... даже если их не свяжет ничего сильнее, чем много лет дружбы и учёбы в Академии, это будет не так страшно. Когда ты знаешь, что где-то в мире есть кто-то на тебя похожий, тебе никогда не будет так одиноко и страшно. Да и вообще... бояться лучше вместе, да? Тогда страхам не остаётся места вообще.

  — Если подумать, всё вокруг несёт опасность. Демоны, люди, собственные мысли, порождения тьмы... Как мне всегда говорил мой дядя, ты не знаешь, когда поджидает тебя твой час. Захлебнуться можно и в чарке пива, чего там говорить о море. Даже лужа может быть по колено, если ты не умеешь и не хочешь учиться плавать. Но людей чаще губит их малодушие, нежели нечто из вне...

Йотун осторожно поднялась, отрываясь от нахохлившейся рядом Ивицы, позволяя ей посидеть ближе с Ванессой. Сложив руки на груди, девушка прошла к высокому окну, смотря на вышедший там среди чёрного неба серп полумесяца. Такие похожие меж собой, теперь они белыми пятнами светили на всех собравшихся в столь поздний час у затухающего огня. На секунду серва подумала о том, что где-то там, среди снегов Даклёна, далёкого и жестокого, но такого близкого её по духу, на небе тоже висел этот тонкий блестящий рог ночных небес. Можно было слышать, как шумно и грустно девушка вздохнула, прижимаясь плечом к стенке возле окна.

— Они готовы порочить демонов, тёмные силы, иных людей рядом, лишь бы спрятать свой страх за другими чувствами. "Ведьма..." — прошептала девушка наигранно-злостно, скосив глаза на Ванессу, — они готовы клеймить кого угодно. Но мне их искренне жаль. Вам нет? Большая часть из них проживёт несчастную жизнь в страхе, видя его даже в своём спасении...

Тонкий длинный палец проскользил по стеклу, провожая в долгий полёт одну из капелек, и Йотун отошла от окна, проходясь по залу и смотря на балкон вверху. По важным и большим случаям там стоит та, что подарила многим место под своим крылом. Сделала их будущее чуть светлым и возможным. Моргана.

— Дождь заканчивается, на небо выходит луна и показывает нам дорогу. Монстры умирают от огня и стали, демоны покидают комнаты с рассветом, уходят из сердец, когда там селится любовь. Страх может быть как твоим врагом, так и союзником, — это было последним размышлением, которое сказала серва на сегодня, чтобы развеять неприятные чувства на чужих душах. — А сейчас нам пора спать. Иначе снова придётся искать Ивицу под столами. Надеюсь, сестрица Саббия проводит тебя до кровати? Если что, то гоняй скорее. Ванесса...

Она уже было хотела направиться к выходу из главного зала, но остановилась, повернув голову. Девушка заметно о чём-то задумалась, а после подняла голову, бросая взгляд на рыженькую соседку.

— Поторопись. Давай не будем жечь свечу дважды.

И её тяжелые шаги оповестили о том, что серва действительно собралась назад в постель. Теперь уже до утра.

23 5 382

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Себастиан недовольно посмотрел на Саббию. Вот вечно ей нужно сказать что-то подобное, как-то задеть его. Не то, чтобы Корвус был против. В какой-то степени, он воспринимал ее, как вражескую единицу. А вражеские единицы в замке, где практически каждый пытался проявить себя наиболее дружелюбно, дабы понравиться незнакомым людям и влиться в группу, были особенно ценны. Себастиан не умел водить дружбу, но умел и любил втягиваться во вражду.

Только тот факт, что она была женщиной, не давал ему вступить в открытое противостояние. Однако и так небольшой запас его терпения кончался все стремительней. И взгляд, посланный ей, был полон мрачного предупреждения.

"Дай мне повод... Один маленький, крохотный повод, и я..." — он не завершил свою мысль. Резко оборвал, потому что, если честно, он не знал, что он сделает с ней. Женщин он не бьет. Но так хочется взять, да настучать ей по головушке...

Он проигнорировал разрезанный сыр. Во-первых, он не является частью этой группы и, соответственно, принимать что-либо попросту не может. Во-вторых, не будет он есть сыр, разрезанный ножом сомнительной чистоты и возложенный на пол, словно Корвус псина какая-то. В-третьих, он не приемлет пищу из чужих рук. Для того, чтобы есть чужую еду, требуется особое доверие, которого у него попросту нет.

Рокк перемещалась, и Себастиан наблюдал за ней, повернув голову, не желая, чтобы она маячила где-то у него за спиной. Таким, как она, спину показывать было, мягко говоря, неосмотрительно.

Если бы не личностная неприязнь, ему бы, если честно, понравилась эта история. Но личностная неприязнь имела место быть, и он хотел уже было мстительно раскритиковать ее вслух. Сказать, что такой исход истории маловероятен. Ну быть не может того, чтобы у стражника так вовремя прихватил живот, что он постучится в этот час в этот самый двор, да найдет преступника. Однако затем Саббия сказала то, от чего у него кровь в жилах застыла, да неприязненная дрожь прошлась по плечу после прикосновения ее руки.

Не то, чтобы он скрывался. В этом замке каждый пятый был убийцей, он был готов в этом поклясться. То, что он вдруг оказался этим самым пятым, не значило, что он должен испытывать страх перед раскрытием. Он, по хорошему, и вину-то не должен был чувствовать. Он всего лишь защищался. И Искатель, что привел его сюда, прекрасно знал обо всем.

Черт. Быть этим "пятым" не просто, когда единственная смерть, на которую все рассчитывали, должна была настигнуть именно его, Себастиана. Не просто, потому что он не хотел убивать своего брата. За него все сделала непослушная магия. Он не хотел, чтобы все вышло так, как вышло. Поэтому вина за содеянное, абсолютно невразумительная, до сих пор грызла его душу.

Он тут же пожалел, что решил тогда подшутить над ней. Всего лишь припугнуть немного.

Верно. — уголок его губ чуть дернулся вверх в небольшой улыбке, однако глаза его были холодны и пусты, — Среди нас вполне может оказаться тот, кто способен убить человека. Кто знает, чем занимаются... — он чуть фыркнул смешливо, — "честные воры".

Он многозначительно посмотрел на нож, с которым студент Рокк так мастерски обращалась, вращая его рукоять между смуглых пальцев. Он еще поболтает с ней. В частном порядке.

К счастью, бледная девочка вовремя взяла слово, завела свою историю. Ее история была причудливая. Но, кажется, словно бы она в самом ее начале рассказывает о себе правду. Она не говорила этого прямо, но было такое впечатление, словно бы до замка она дошла самостоятельно. Без Искателя. Это заставило его по-новому взглянуть на девочку. Быть может, она была гораздо сильнее, чем ему показалось изначально.

И, наконец, слово взяла та, кто из всех присутствующих интересовала его больше всего. Не из-за какой-либо особой привязанности, он ведь и имени-то ее не знал, да и спрашивать и завязывать знакомство не торопился. Но он любопытствовал. Девушка, что вот так просто загораживает от опасности совершенно незнакомых ей людей. Было ли это слабостью? Или проявлением внутренней силы? Или просто... глупостью?

Она рассказывала свою историю. То, что случилось с ней, именно с ней. И поэтому Себастиан как-то сразу проникся происходящим. Не демон был самой худшей частью истории, а люди. Быть может, Рокк была права. Люди могут быть страшнее любых демонов, ведь живут с тобой бок о бок, а после предают совершенно неожиданно. Бьют в спину. Буквально и фигурально.

"Он заслужил это." — как-то ожесточенно подумал Корвус, когда в истории появился демон, что поджег дом того мужика, ударившего рассказчицу.

Он внимательно слушал дальше. И чем дольше говорила девушка, чем больше было в нем какой-то до ужаса странной жажды возмездия. Странной, потому что то было искаженным проявлением некоторого... сочувствия. Которое он к людям обычно не испытывает, заранее отсекая такую возможность.

"Они все заслужили гораздо большего." — еще более жестко подумал Себастиан, когда Ванесса, закончив свою историю, вдруг улыбнулась ему. Улыбка у нее была не слепящей, но светлой. Тихой, успокаивающей. Он никак не ответил на нее. Лишь прикрыл глаза тяжелыми веками, рассматривая девушку из-под ресниц.

Йотун снова взяла слово, завела глубокомысленную речь, и он слушал ее, что-то отрицал и с чем-то соглашался. Но вместе с тем, не отводя взгляда, продолжал наблюдать за той, что сначала чуть не утопила его в реке, а потом закрыла его своей узкой спиной.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

24 7 924

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Ивица очень, очень старалась. Изо всех сил. Приложила к рассказу бабушки Суло всю свою фантазию, чтобы обогатить впечатление выходкой с рукавами! И... Осталась наедине с чувством досады. Как только поняла: никого ее ручки, спрятанные под мантией, не впечатлили. Взыграла и склонность Ивицы обвинять во всех неудачах саму себя. И в голову не пришло... Ночная встреча проходила в компании взрослых ребят. Ей, как единственному ребенку, нелегко было напугать опытных и наверняка очень-очень умных старших мальчиков и девочек. Ведь им всем было уже больше лет, чем даже Лафорте. Подумать только, какие же они древние. Если бы кто-нибудь натолкнул дитя на сию незамысловатую идею, Ив куда быстрей пришла бы к утешению. Оставалось только тихонько вздохнуть.

Впрочем, не обделенная естественной для столь малых лет любознательностью и гибким восприятием, легко перескакивающим с одного события на другое, Ивица скоро позабыла о своем крупнейшем личном поражении в качестве рассказчицы. Отвлеклась на заметно помрачневшую Ванессу. История двухвостой лисицы, чья неловкость выходила далеко за пределы забавного даже для ребенка, наводила на мысли о жестокости людей. Ну зачем, все гадала Ивица, люди так злы? Особенно когда они ничего не знают. Ванессе ведь и так все время достается.

Хорошо, что о ней заботятся! Сестрица Йотун. Или тот же Себастиан. Он, получается, не такой уж и злобный, каким выглядит? Ивица заприметила, как юноша и девушка переглядывались. Постоянно посвящали друг-другу долгие и внимательные взгляды, и до рассказа Ванессы, и после. Что эти взгляды значат, как и заклинание, произнесенное Себастианом, юная волшебница не знала. Только могла себе представить, заметив улыбку двухвостой лисицы, нечто хорошее. Хорошее, большое. Такое бесформенное и обширное, окутывающее юношу и девушку и даже, кажется, задевающее саму Ивицу. Дарующее ей внутреннее впечатление... Чего-то непонятного, но приятного. Как будто бы съела большой свиной пирог с хорошо запеченным мясом и особенно липким и ароматным жиром — таким получается он, если мама добавит внутрь колечки лука. Ну а еще, как она сама говорила, любовь.

А вот то, каким образом Себастиан смотрел на дорогую сердцу Ив соседку по комнате, Сабби, вызывало у девочки совсем противоположные чувства. Ивица не знала, с чем их сравнить вот так сходу, потому что мама не добавляла в свою готовку ничего настолько же гадкого и колкого. Шипы колючих цветов? Мелкие речные камни? Деготь и лысые перья из старой подушки, или протухшие яйца? Если луковые кольца похожи на любовь, то неизвестный компонент пирога для Саббии похож на другое, напугавшее Ивицу чувство. Желание причинить смерть тому, кого накормишь такой гадостью. Уж лучше быть просто жадиной, чем так угощать! И обвинения Сабби, доброй и ласковой девушки, не раз утешавшей и проявлявшей настоящую заботу и ответственность по отношению к Ив, последняя просто так не проглотит! Ни за какие дарма. Может, он не такой уж и плохой. Может, он и не убийца. Но даже если Себастиан так мил и добр с Ванессой, никому не стоит ссориться с ближними, бросаясь такими словами. И Ивица не глупая. Она знает, что Себастиан сказал, и почему сказал все именно так. Чтобы всех запутать и сделать вид, что не при чем.

Или подумала на секундочку, что знает. Почему он такой? И какой — "такой"? Почему улыбка его кажется такой странной и неправильной?

От возмущения девочка чуть было не надулась на Себастиана. Но вовремя смягчилась. И страхом, и вдумчивым нравом уловив неладное — взявшийся на пустом месте разлад в собственных чувствах. Поэтому она просто не подала виду и притихла. Все, что мог бы уловить Себастиан, если бы поглядел на скрытную Ивицу — легкую... Нахохленность. Светлые брови, кажущиеся пушистей обычного. И пуще прежнего растрепанные волосы. Втянутая шея и прижатые к ней тесно хрупкие плечики. Тонкие руки обнимают коленки, льнущие к груди. И ее обыкновенный пристальный взгляд, светлый и печальный, укрывающийся от чужого внимания. За этим взглядом Ивица хорошо прятала все свои мысли. Знала, что они у нее чересчур живые и непоседливые, но при том неповоротливые. Немного похожи на Ванессу. Забавно, если так подумать! И подумалось. И стало забавно.

Ивица улыбнулась кусочкам сыра, и, последовав примеру сестрицы, наклонилась вперед, попробовать немного угощения от Сабби. Маленькая дикарка сжала кусочек сыра в кулачке и запихала его себе в рот, когда прижала ладошку к широко раскрывшимся ей навстречу бледно-алым губам. Дуэт сладости и солености в легком вкусе сыра, тающего во рту, поразил девочку слаженностью — вкусы трепетно относились друг к другу и не смели перекрикивать, перетягивать на себя. Тогда Ив вновь подалась вперед и захапала еще один, самый маленький кусочек. Чтобы случайно никого не обижать. И тут же, не прожевав предыдущий, пальцем толкнула за одну из щек, где было посвободней.

Что имела ввиду сестрица Йотун, когда рассказала про малодушных людей? Без дальнейших объяснений Ивица ничего бы не поняла. А с ними была вынуждена только искренне согласиться. Согласиться, впрочем, молча. Ведь хорошие девочки не разговаривают с набитым ртом... Честно сказать, скорее по счастливой случайности, в результате которой не становятся поводом для раздражения Себастиана хотя бы в этот раз. Или все-таки уже стала, когда угощалась? Ивица пока не поняла взаимосвязи между своими повадками и настроением мрачного юноши, когда он находится неподалеку и видит, как простая крестьянская дочурка обращается с едой и столовыми приборами. Мысли слишком заняты, чтобы замечать. В них вопрос: что значит "страх может быть союзником"? Ивица — девочка пугливая и все время имеет дело со страхом. Неужели сестрица говорит то же самое, что говорил когда-то давным-давно папа?

Надеюсь, она проводит. И я тогда тоже провожу Сабби.

Ивица кивнула, прилежно отвечая Йотун, и легонько помахала на прощанье измазанной в остатках сыра ладошкой. В этот момент девочка заприметила, что Йотун называет сестрицами... Много кого. Наверное, почти всех девушек, которые в ее словах как-то связаны с Ив. Наверное, думается Ивице, так в ее краях было принято. Потому что Ивица маленькая. Или по какой-то другой причине.

Надо будет позже спросить. Забудется, скорей всего.

Ну, вы тоже наверное скоро пойдете, — робко рассудила Ивица, наклонившись, к плечу Ванессы, чтобы  шепот достиг уха Лисицы, — Тогда вам до свидания.

Девочка выдохнула беззвучный смешок — теплые струйки воздуха, сорвавшиеся с кончика ее носа, коснулись щеки Ванессы. А потом Ивица встала и направилась к Сабби. Робко взяла ее за руку и попросила последовать совету Йотун, то есть отправиться в спальню вместе. После всех этих рассказов, пусть и будучи автором одного из них, девочке все вокруг казалось каким-то большим и пугающим. Кроме людей, с которыми за вечер удалось немножко сблизиться. Ну,  почти всех. Но в свете пламени камина, чьи языки, обгладывая остов очередного полена, вздрагивали от его слома и падения, и, исторгая фонтаны янтарных искр, бойко вскакивали, даже тени учеников пускались в угрожающий пляс. Растягивались по стенам и потолку — взгляду укрыться от них было совсем некуда, и потому Ивица знала, что глаза ее наполнятся соленой влагой, если она останется в ночном обеденном зале чересчур надолго.

Все хорошее заканчивается. Но конец хорошего не означает конец всего хорошего на свете, ведь так? Ивица знала, что еще встретит этих людей. Что Себастиан, с которым не то что заговорить, а даже попрощаться не хватило смелости, на самом деле не такой уж и страшный. Что сестрица Йотун не бросит в беде. И что для Ванессы с сестрицей рядом есть не только человеческая жестокость. А еще Ивица знала другое, тоже важное. Этим вечером она не расстается с Сабби. Заботливая соседка и просто красивая девушка,  веселая и смуглолицая, она всегда будет с Ивицей рядом. Ну и что, что для нее, ребенка десяти лет от роду, это "всегда" не так уж и велико. Ведь другого "всегда" у Ив пока и нету.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

25 7 144

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Даже если предоставилась такая интересная возможность посидеть в кругу не особо-то пока знакомых, но студентов, которые учатся ведь вместе с ней, не сказать, что этот вечер Ванессе понравился. Да, она послушала немало интересных, а у некоторых удивительных историй, однако страшилки  — это всё же было не по ней. Но пока думать о том, что же именно из рассказанного и страшного она увидит в своём сне, не хотелось, почему Ванесса, отведя от Себастиана взгляд, посмотрела на огонь. Он её весьма и весьма пугал, о чём она уже и поведать остальным успела, однако было что-то удивительно гипнотизирующее, когда вот так, немного в отдалении, но смотришь на эти пламени язычки танцующие, будто обнимающие друг друга, растворяющиеся дымом, раскидывающие яркие искры от трескающихся под натиском жара поленьев. Девушка не жаловала огонь не только из-за давнего и пугающего рассказа. Ещё одна причина была до того странной, что о ней вряд ли кому-то поведать было бы хорошей идеей. Но даже сейчас... наблюдая за пламенем, отбрасывающим на стёкла очков блики, так пристально, Ванесса буквально чувствовала в душе неимоверно сильное и оттого ещё более странное желание протянуть к нему руку, почувствовать, что же это будет за момент, когда танцующее пламя обвивает своим кольцом ладонь. Будет ли это невыносимо больно? Конечно, не то чтобы неуклюжая Несси не обжигалась ни разу, это вовсе было не редкостью, однако всегда, будучи самым обычным человеком, она интуитивно руку убирала от огня тут же, как тот успевал оставить покраснение ожога на коже.

Её размышления, заметные, наверное, по непривычно уж слишком задумчивому для девушки выражению лица, прервались столь же быстро, как потухающее на фитиле догоревшей свечи пламя, как раздался голос Йотун. Правда вот, с какой именно фразы она его услышала и прослушала ли что-то, явно останется для Несси сегодняшней маленькой тайной, раскрытием которой она, конечно, за ненадобностью заниматься не будет.

"Страх может быть как твоим врагом, так и союзником".

Сказанная эта фраза ещё раз отозвалась в мыслях девушки, заставляя задуматься. Что сама Ванесса думала о страхе? Но, увы, у неё даже не получалось толком осознать, а когда именно она его испытывает. Кажется... её пугает всё и всюду вокруг, но в то же время почти ничто не вызывает ужаса того, в попытках сохранности от которого люди бегут или прячутся. Она постоянно поступала бездумно, будто вовсе ничего не боится, но в то же время это не было так. Наверное...

Пока эти размышления плыли медленно где-то среди тягучих и слегка размытых по причине лёгкой уже сонливости мыслей, Ванесса и не заметила, как близко оказалась маленькая Ивица. Но как только тепло её дыхания, по-детски порывистого, пусть и такого тихого, словно девочка всё время пыталась, даже среди них всех сейчас, секретно затаиться, Несси сразу же улыбнулась и повернула к ней голову. Ей нравилась маленькая леди. Может, потому что она была до невозможного прелестной, может, потому что девушке просто не доводилось общаться близко с детьми и срабатывал какой-то лёгкий материнский инстинкт, для её возраста более чем очевидный, а может вовсе и потому, что это любопытство и открытость к миру в светлых глазах напоминало Ванессе её саму в детские годы. Ей бы хотелось, чтобы этот свет из глаз Ивицы не уходил. Как только можно дольше. Чтобы не гасили его ни трудности, ни опасности, с которым им всем ещё явно предстоит столкнуться, ни даже вот такие вот страшилки, рассказанные вечером в уютном тепле и свете камина большого зала Академии.

- Хороших и добрых снов, маленькая леди,  — наверное, не особо задумываясь сейчас, Ванесса Ивицу так назвала вслух впервые, хотя нередко именно так описывала девочку в своих мыслях.  — Не бегай одна по коридорам в темноте, это небезопасно.

Пожалуй, последние слова более к самой Ванессе относились, нежели к Ивице, но зачем-то она сказала и их, отпуская девчушку идти, а взгляд свой поднимая к Йотун, лишь кивая ей, мол, сейчас пойдёт. Правда вот, пойти... оказалось немного сложнее, чем хотелось. Ванесса переставила немного ноги, чтобы подняться, но боль, всё больше возвращающаяся постепенно после обезболивающего заклинания, крайне неприятно холодными пальцами сжала лодыжку, на что Несси лишь охнула тихонько, даже не поморщилась. Как-то все стали расходиться... Поставив руку на пол, надеясь подняться как-то иначе, девушка подняла взгляд и вновь пересеклась им со взглядом юноши напротив. Почему он ещё не ушёл? Отчего-то Ванессе казалось, что он поспешит покинуть их сборище едва ли что не первым.

- А... извините,  — пожалуй, это было самое частое и единственное, что даже в мелкие или случайные встречи в коридорах замка говорила ему Ванесса после того урока по ритуалистике, но в этот раз она немного неловко, но максимально дружески, как могла, улыбнулась ему, продолжая:  — А не скажете... как Вас зовут?

На самом деле, этот вопрос её немало интересовал уже некоторое время. А спросить... как-то неловко было, всё не к месту. Но если не сейчас, то когда вообще? Несси как раз поднялась уже почти на четвереньки, считая это явно более удобным способом встать, хотя сложно было сказать, так ли оно на практике, как вдруг спохватилась, что как же это, у аристократа имя спрашивать, сперва самой не назвавшись! Одни Боги ведают, откуда у неё в голове эти надуманные и местами не самые верные правила приличия, но девушка, думающая всегда после того, как что-то делает, резко вытянула руку очевидно для рукопожатия, но точно уж не рассчитала, что не удержится ровно на одной руке и больной ноге, почему ровно набок и завалилась, глупо, словно игрушка, которую в бок кто-то толкнул, сваливаясь на бок, ушибленную ногу ставя так, что боль в лодыжке тронула до того, что девушка даже шикнула болезненно. Опять глупо... она вообще может выглядеть не так глупо? Хотя бы перед ним, это ведь чудовищно неловко. Но то ли полусидя, то ли почти лёжа уже боком на полу, она всё равно улыбнулась максимально неловко и таки протянула свою тонкую, покрытую синяками и порезами разной степени заживления руку в его сторону.

- Я Ванесса! Можно просто Несси!  — она явно не собиралась говорить большего, ибо к чему, когда она всю жизнь привыкла говорить о себе именно так. Но что-то вдруг щёлкнуло в её голове, что говорит она с аристократом, информацию о чём, к слову, лишь надумала по его внешнему виду и не более того, почему она добавила куда тише, робко, будто смущалась это говорить:  — Шуберт... Ванесса Шуберт.

Если бы она знала, что он после возымеет привычку звать её по фамилии, то не сказала бы её вовсе. Но сейчас сочла это правильным и вежливым, кое-как приподнимаясь на левый локоть, опираясь им о ковёр, на который следом за девушкой упала и её не совсем аккуратная, ибо на ночь сделанная, коса рыжих волос, по прядям которой прыгали отблески огня камина, а правую руку уверенно держала вытянутой. Может, он не пожмёт её? Вряд ли после того, как она едва ли что его не утопила, он захочет касаться её впредь. И всё же почему-то где-то глубоко в душе... Ванессе очень хотелось, чтобы он протянул ей собственную руку, позволил ощутить, какого же будет рукопожатие с ним.

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

26 (изменено: Sebastian Corvus, 27-03-2021 08:21:51) 6 600

Re: Страх может быть как твоим врагом, так и союзником.

Себастиан не торопился уходить. Люди вставали с ковра, прощались, собирались спать. Он же спать не собирался, хотя и чувствовал накатывающую усталость от излишне долгого бодрствования. Ему хотелось побыть здесь еще немного, без какой-либо четко обозначенной на то причины. То ли понравилось ему вот так сидеть на этом алом ковре, то ли тепло огня приковало его замерзшее тело к этому месту, то ли что-то еще...

Сначала ушла серва, чьи шаги были тяжелы, чьи слова о демонах пусть и не встретили в нем яркого эмоционального отклика, но запомнились. Запомнились даже не сознанием, а чем-то, что спрятано в нем гораздо более глубоко, что скрыто во тьме, в сизой дымке подсознания. Затаились, чтобы всколыхнуться, вспыхнуть ярко в нужный момент, обрушиться на него тяжело внезапным пониманием.

И маленькая бледная девочка, недовольство которой по отношению к себе он как-то даже и не заметил, тоже покинула их компанию, вызвавшись проводить воровку. Наклонилась перед уходом к рыжей макушке девушки, зашептала, попрощалась.

Но вот она, его топительница, уходить не торопилась. Завершив свой рассказ, долго смотрела в огонь, и Себастиан видел желтые и рыжие отсветы пламени на ее лице. Видел блики, танцующие в стеклах больших очков. Просто смотрел, разглядывал, изучал. Не любовался, пока что он просто не мог оценить ее красоту, ведь никогда не искал ее в людях. А Ванесса, обласканная светом огня, которого она, как оказалось, боялась, была, вне всяких сомнений, красива.

Она либо не торопилась, либо попросту не могла торопиться. Неужели они посидели здесь так долго, что действие его заклинания подошло к концу? Или оно по первости вышло настолько слабым, что не продержалось достаточно долго? С каким-то даже научным интересом, словно разглядывая неведомую зверушку, наблюдал он за тем, как та пыталась подняться. Ей же больно, он... ну, почти ясно видел это. Боль не отравляла своим существованием ее светлый лик, но заставляло искать более удобное положение.

Но помогать он пока что не стал. Она молчит, не говорит и не просит, значит, в помощи не то, чтобы нуждается. Да и сам Себастиан редко когда снисходил до помощи. Чаще просто смотрел равнодушно, а то и уходил восвояси, как и поступали когда-то с ним. Ему отказывали, когда он просил о помощи, а сейчас... Он тоже и не просит вовсе. Привык справляться со всем самостоятельно. Привык лелеять свою гордыню, что шипела на него всякий раз, как он думал обратиться к кому-нибудь.

Она часто извинялась. За все подряд. Иногда они виделись в коридорах замка — трудно не видеться, если вы учитесь на одном сезоне. Они никогда не разговаривали. Себастиан лишь кивал суховато в знак приветствия, но на контакт не шел. Возможно, он немного сторонился ее. Без особой на то причины, это явно было какое-то бессознательное избегание не слишком понятного, пусть и не неприятного, объекта.

В этот раз она решила сказать что-то большее, чем быстрое, даже короткое "извините". Снова улыбнулась, попросила назваться. Как-то так вышло, что они не знали имен друг-друга. Часто виделись, часто встречались взглядами, часто вспоминали практику. Но не знали они ни имен, ни фамилий, ни друг друга в целом. Абсолютно чужие люди, которых столкнул случай, а затем сама судьба завела их к огню, трещащему жарко в каменной клетке камина. А затем судьба, возможно, заведет их еще куда-нибудь. Если он не оттолкнет девушку прямо сейчас.

А ведь мог бы и оттолкнуть. Окатить ледяной волной презрения. Как-нибудь посмеяться над ней, над ее неловкостью, манерами, привычками. Оскорбить, унизить. Безжалостно затушить носком ботинка ту маленькую тепленькую искорку приязни к нему, что имела глупость появиться на этом свете. В конце-концов, кто она? Неловкая крестьянка, непонятная девушка, что приносит за собой хаос и беспорядок. Его топительница.

Его спасительница. Ванесса Шуберт.

Она двигалась, перемещала руки и ноги в упрямой попытке подняться. Нет бы сесть и сидеть тихо, или просто попросить его обновить заклинание. Еще и руку свою правую, тонкую совсем, израненную, ему протягивает, хотя вот-вот завалится на бок, снова упадет. Сплошные падения, поптыки подняться, подъемы и еще падения.

Он чуть поколебался. Рукопожатия для него всегда значили многое. Возможно, даже слишком многое. Младший по статусу, а он видел Ванессу, крестьянку и женщину, значительно младше себя, не смеет протягивать руку первым. Старший по статусу сам должен снисходить до младшего, ибо позор для старшего будет взяться за руку нежелательного человека, а для младшего — быть отвергнутым. Рукопожатие — это не просто знак знакомства, или согласия. Это договор. О перспективе союзничества, товарищества.

Хочет ли он быть ей союзником? Хочет ли он ее в союзники? Пожалуй, что да.

Поэтому он протянул ей левую руку. Коснулся кончиками своих паучьих пальцев ее тонких пальчиков. Скользнул ладонью вперед, с мягким трением кожи о кожу, обхватывая ее. Рука у Ванессы тонкая, даже изящная, а кожа мягкая. И ощущались маленькие поджившие царапинки, едва заметные взгляду светлые шрамики. Но, самое главное, рука ее была теплая. Не совсем в физическом плане, он уловил в ней скорее что-то душевное. Сильное, светлое в блеске ее голубых глаз, упрямое в движениях ее рук. Доброе и нежное в голосе.

Ладони Корвуса были узкими, аккуратными, белыми и жутко холодными. Себастиан много внимания уделял человеческим рукам, ведь искренне полагал, что именно по ладоням человека можно понять очень многое, ведь жизнь человека, по сути, зависела как раз-таки от его рук. Ванесса — трудолюбивая, неловкая, теплая. Он — пустой, холодный.

Рукопожатия Себастиана всегда были сильными, твердыми, значительными. И сейчас он накрыл ее ладонь своею, сжал ощутимо, качнул вниз и вверх. Он принимает ее. Знакомство с ней.

Себастиан Корвус. К вашим услугам. - в этот раз "к вашим услугам" не было сарказмом, шуткой, холодной вежливостью по отношению к старшим людям. В этот раз он действительно имел ввиду то, что сказал. Он лоялен к ней. Он готов быть полезным для нее.

Он готов рассмотреть перспективу быть с ней союзниками. И, наверное, в этот самый момент он и перестал упрямиться сам. Решил помочь, потому что видел, что ей нужна помощь, что травмированная нога значительно усложняет ситуацию.

Лагди́ Скихьли́гин Эико́пэбо. — уже чуть громче, четко и быстро произнес он. Начал вставать с ковра сам, и потянул ее за руку за собой, не слишком аккуратно вынуждая следовать за ним. — Заклинание малого обезболивающего, насколько вы могли заметить, студент Шуберт. — фамилия у нее была приятная. Незнакомая, да, но приятная, с мягко шипящей первой буквой и ласково рокочущей "р".

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die