Персонажи в событии:

Ivica Acinger
Ion Fortuna
Информация события
Смежные события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Завершён.
Время и дата:
8 Орнейр, Месяц Двуцвета, 308 год. Примерно 08:00 - 10:59 (утро).
Погодные условия:
3°, дождь.
Место действия:
Кабинеты, Тренировочный зал.

Аннотация:

Небольшая история, повествующая о желании маленькой девочки отыскать свою маму. Но в этом мире магии, насилия и лжи одного желания может оказаться недостаточно. Откровенно говоря, этого катастрофически мало. Так может пришло время немного повзрослеть? Чтобы понять это, маленькой Ивице предстоит очень сильно, возможно сильнее чем когда либо в своей жизни постараться. Чтобы найти маму.

Эпизод является прямым продолжением https://morgana.academy/viewtopic.php?pid=9000#p9000 и рассказывает о первом дне тренировок Ивицы под руководством Иона.

Методы учителя Иона оказываются слишком радикальны и стремительны для Ивицы. Девочка очень старается соответствовать, но напряжение и волнение от принудительной встречи с опасностью выматывает ее настолько, что Ив теряет сознание.

Ion Fortuna:БазелардБоевая мантия АкадемииБольшой шерстяной платокКожаный сапогКожаный сапогКороткие брэЛьняная рубахаМагический посохМечПерчаткаПерчаткаПортянкиХолстинные штаны для тренировок

Ivica Acinger:ЛапотьЛапотьЛьняная рубахаНабедренная повязкаПортянкиТренировочный мечХолстинные штаны для тренировок

Базелард x5
Длинный кинжал с рукояткой, напоминающей литеру «I». Клинок ромбовидного сечения с двумя долами. Деревянные детали рукоятки закреплены сквозными бронзовыми трубочками.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 10/10 Заметка: Несколько длинных кинжалов на специальной стойке в подсобном помещении.
Боевой топор x2
Боевой топор отличается широким и тонким футовым лезвием с краями-полумесяцами и довольно длинной рукоятью – около ярда, поэтому такой топор можно держать как одной, так и двумя руками.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 10/10 Заметка: Прикреплены к одной из стоек с оружием перевязью в подсобном помещении.
Гамбезон x5
Доспешная одежда из нескольких слоёв стёганной плотной ткани, вроде льна или хлопка. Часто носятся солдатами и наёмниками низкого статуса в качестве доспехов, в остальное время выполняет роль поддоспешников или наддоспешников.
Прочность: 15/15 Заметка: Сложенные в подсобке видавшие виды стёганые поддоспешники. Используются в качестве защиты при контактных тренировках.
Квилон x5
Повсеместно распространённый кинжал, напоминающий уменьшенную копию меча рыцарей. Общая длина составляет не более фута, где чуть меньше спэна приходится на лезвие.
Прочность: 10/10 Заметка: Несколько кинжалов на специальной стойке в подсобном помещении.
Квилон
Повсеместно распространённый кинжал, напоминающий уменьшенную копию меча рыцарей. Общая длина составляет не более фута, где чуть меньше спэна приходится на лезвие.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 10/10 Заметка: Оставил на локации другой персонаж. Обратите внимание на дату эпизода - до момента "появления" предмета с ним нельзя взаимодействовать.
Кожаный ремень
Тонкий кожаный ремень из плотной кожи с небольшой медной пряжкой.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 10/10 Заметка: Закрепляет на манер перевязи два боевых топора к стойке.
Колчан x3
Кожаный футляр для стрел (болтов и т. п.), предназначенный для носки за спиной.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 15/15 Заметка: Колчаны, предназначенные для хранения учебных или боевых стрел во время занятий. Хранятся на стойке с луками.
Лук x3
Небольшой (0.7м) и простой лук из цельного куска древесины. Предназначается для охоты, но можно использовать и для убийства двуногой дичи. Без стрел, однако, ничего не выйдет.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 15/15 Заметка: Несколько незамысловатых луков, закреплённых на стойках.
Меч x5
Стальной меч производства неизвестного мастера или подмастерья. Длина обоюдоострого лезвия составляет 70 сантиметров, гарда крестообразная.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 15/15 Заметка: Несколько мечей закреплены на стойке в подсобном помещении.
Пика x2
Подвид копья, состоящий из древка длиной в 3—5 ярдов и трёхгранного или четырёхгранного металлического наконечника длиной от 1 до 6 хендов.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 10/10 Заметка: Несколько длинных копий связкой сложены на полу в подсобном помещении.
Рондаш x4
Круглый щит из лёгкого дерева, обитый кожей и усиленный металлическими гвоздями, накладками и умбоном (металлическая бляха-накладка для защиты рук).
Предмет не восстанавливается. Прочность: 15/15 Заметка: Несколько щитов, закреплённых на специальных держателях на стенах зала.
Стрела x20
Метательный снаряд для лука. Это простая стрела железным наконечником и без претензий на искусную работу. Направлять заострённым концом в сторону врага.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 5/5 Заметка: Несколько пучков боевых стрел, сложенных в подсобном помещении.
Стрела для тренировок x45
Метательный снаряд для лука. Наконечник деревянный, без острия, но попадание может быть достаточно болезненным. Используется для тренировок с луком.
Прочность: 3/3 Заметка: Несколько пучков тренировочных стрел с неострым наконечником.
Тренировочный кинжал x10
Деревянный кинжал длиною в фут с утяжелённой рукоятью. Используется исключительно ради тренировок.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 5/5 Заметка: Находятся в тренировочном зале на специальной стойке.
Тренировочный меч x5
Грубовато вырезанный деревянный меч с обтянутой кожей рукоятью овального сечения. Используется в Академии для тренировок.
Прочность: 10/10
Тренировочный посох x10
Шестифутовая дубовая палка для отработки навыков обращения с посохом и копьём. Тоже можно больно стукнуть.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 10/10 Заметка: Учебные посохи прислонены к стенам зала.
Шапель x5
Металлическое наголовье с широкими и чуть опущенными вниз полями. Самый распространённый головной убор военных и стражников.
Прочность: 10/10 Заметка: Несколько шлемов, используемых для тренировок. Хранятся в подсобном помещении.
Чтобы найти маму — Ion Fortuna, Ivica Acinger.
Тренировка начинается! — Ivica Acinger, Ion Fortuna.

2 2 797

Re: Тренировка начинается!

Зимний холод отступал. Дни миновали, один за другим, чередуясь с ночами, по-особенному тихими в ожидании начала птичьих песен. Их крылья мерещились средь голых черных ветвей и, казалось, то и дело хлопки перьев доносились откуда-то издалека. От самого горизонта, застланного серостью. Ветер не унимался и все разгонял по небу похожие на дым клубы дождевых туч, и те, сталкиваясь с высотами черных каменных стен, орошали все вокруг влагой. Прямо как мыльный пузырь, такой большой, только родившийся и тут же лопнувший от собственной тяжести. Картина эта угнетала глаза ребенка, их созерцающего. Однако, дышать становилось легче. Холодный сумрак поры, чья ослепительная белизна подходила к концу медленно, но верно, растворялся во все нарастающем свете нового дня, обреченного на окончательную победу лишь в миге от полного краха.

Мама рассказывала Ивице об этом. Обо всем. О том рассвете, что у всякого мудреца был на уме, потому что настигал отчаявшегося в момент наивысшего горя. И о том, что рассвет этот в жизни повсюду. Но Ивица воспринимала такой рассказ буквально. Она не была мудрецом и не понимала языка бородатых стариков. Может, не понимала и мама. Может, она просто повторяла за ними все то, что звучало красиво, и, к ее большому удобству, помогало дочери, тихой, но непоседливой, закрыть глаза и уснуть в положенный час. Очередная сказка, не добрая и не злая. Когда-нибудь юная волшебница повзрослеет и станет настоящей колдуньей. Найдет маму или нет — что-нибудь из этого. И задумается, на миг, после которого вновь все позабудет, что что-то в этой истории вдруг осмыслила. Истолковала по-своему, но верно, ведь вернее, чем по-своему, быть и не может на свете. А сейчас Ивица пока еще недостаточно смышленая. В голове, забитой магическим учением, переживаниями о близких, страхом перед вызовами дней грядущих, нет места, чтобы распалиться даже искорке прозрения, не то что стабильному и крепкому пламени понимания. Все, что ей нужно сейчас знать, там кое-как, да свалено.

Например, что в руке у Ивицы деревянный меч, и, сжимая его рукоять крепко, она пришла именно туда, куда и следует приходить с этим самым деревянным мечом. Этот, с позволения, "инструмент", также незамысловат, как все, что ее наполняет, от чувств до самых сокровенных мотивов. Игрушка, изображающая орудие убийства, в руках ребенка.

Дверь была открыта. Девочка сперва заглянула в зал, сунув за порог одну лишь любопытную макушку. И шагнула только потом, после того как отступила ненадолго, чтобы проверить, что все в порядке. Одежда в порядке. Прическа в порядке. И мысли.. в относительном порядке. Немного урчит в животе — она волновалась и не смогла поесть как следует. Но потом обязательно наверстает.

Господин Фортуна, — произнесла Ив тихонько, проходя в центр зала, — Я пришла. Вы где тут?

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

3 4 416

Re: Тренировка начинается!

-Доброе утро. — послышалось позади. Окончив ремонт одной из тренировочных кукол, Джин поднялся на ноги, отряхивая пыль с колен. Весь незамысловатый процесс взаимодействия с ярдом бечевки и парой грубых досок происходил со стороны петель входной двери, поэтому на какое то время Ион попал в слепую зону Ивицы, что дало ему время непринужденно понаблюдать за ученицей. Казалось, она и впрямь преисполнилась некой решимостью, движения ее обрели большую твердость, а голос уверенность. Но макет деревянного меча, который этот ребенок принес с собой по-прежнему выглядел в ее руках подобием нелепой игрушки. Единственной игрушки, что когда-то давно оставили Джину пыльные и одинокие улицы Шог-ма-Тура. Вот только обозленный и колючий взгляд маленького Иона в прошлом не имел ничего общего с чувствами ребенка, потерявшего маму здесь — в настоящем. Это были абсолютно противоположные образы, но мысль, которую Фортуну навело подобное сравнение, показалась тому весьма любопытной. Это можно было использовать. Приблизившись к ученице, внезапно гешеанец не останавливаясь начал обходить ее по кругу, будто рассматривая со всех сторон. Возможно столь пристальный и задумчивый взгляд действительно мог смутить Ивицу, но Иону было не до сантиментов. Теперь они, ровно как и надежда, выбор, сила, вера и даже смерть, потеряли свою силу, стали незначительными, остались где-то позади в рамках их первой встречи, аккурат в момент, когда детская ножка переступила порог тренировочного зала здесь и сейчас. Он действительно оценивал ее. Размышлял. Со всей серьезностью взвешивал сильные и слабые стороны. Ведь отныне Ивица перестала быть для него тем кротким образом, терзаемым душевными ранами, что столь неумело прятал печаль во взгляде под тяжестью дрожащих век. Больше не ребенком. Она была воином. Маленьким, тщедушным, не умеющим практически ничего. Тем, кому он однажды пообещал помочь. А значит, все прочее теряло значение.

-Ты обладаешь слабыми физическими показателями. — Ион остановился напротив глаз ученицы и сложил руки на груди, бросая на нее взгляд сверху вниз: -И не производишь впечатление сколь-нибудь значимой угрозы в силу этих самых показателей и собственного возраста. Скорее всего, на поле боя тебя попросту не заметят. Это то что нужно. — губы Джина растянулись в плотоядной улыбке, -Пренебрежение оппонентом зачастую играет с противником злую шутку, поэтому это станет одной из твоих сильных сторон. Вспомни, что я объяснял на уроке про эффект неожиданности. Используй его с умом, я же со временем обучу тебя бить так, чтобы оставлять противникам только сожаления и твои физические показатели в этом плане не будут играть решающей роли. Но, чтобы подобная комбинация работала, запомни еще одну вещь: любая деятельность — умственная, физическая или магическая требует определенного количества энергии твоего тела. Любая. И чтобы восполнять ее, ты должна хорошо питаться. И как следует высыпаться. Особенно перед уроками и нашими тренировками, особенно перед нашими тренировками. Ведь любая тренировка это не только получение новых знаний и навыков, еще это и усилие над собой. Достижение пусть крохотного, но результата, когда в конце ты становишься чуточку сильнее себя прежней. Только так, по крупицам, обретается сила. И для этого тебе потребуется максимум резервов собственной энергии. Никогда не пренебрегай пищей и сном.

Окончив свой спитч, шаг за шагом Ион начал медленно отступать от Ивицы. У гешеанина было совсем немного времени, чтобы оценить потенциал ученицы, выбрать среди многих прочих тот единственно верный вектор ее развития и определить общую концепцию ее образа, как потенциально боеспособной единицы. Конечно, Фортуна мог прибегнуть к общим данным, которыми располагала академия и немного упростить себе задачу, но сейчас для него было жизненно важно составить исключительно собственное мнение, ограничившись лишь общей информацией касательно успеваемости Ивицы. Именно поэтому от внимательного взгляда (как и слуха), Фортуны не ускользнул даже факт легкого голода Ивицы.

-Можешь считать это дружескими советами. А теперь перейдем к твоему обучению. — отступив ровно на семь шагов, Ион выжидающе смотрел на Эйсингер. -Я хочу знать, что может лучшая ученица первого сезона академии Морганы. Что угодно, на твое усмотрение. Удиви меня.

Неужели Джин опасался ее? Разумеется. Но сейчас ему было гораздо интереснее узнать чем же ответит Ивица.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

4 4 236

Re: Тренировка начинается!

Сперва Ивице никто не отозвался, и она начала уже обнаруживать в себе сомнения. Одна мысль, особенно проказливая, пробежала по потолку внутри головы Ивицы, опрокидывая все свечи, поджигая ковры и гобелены, пронзительно повизгивая, как поросенок, одновременно испуганный и радостный:

Это все была шутка! Жестокая, гадкая, насмешливая шутка! Кто в здравом уме всерьез возьмется сделать воина из карапуза? Из девки? Посмотри на себя!

Мысль отплясывала, постукивая каблуком по темечку, лихой и безудержный танец злорадства. Ритм, в котором двигались ее крохотные ножки, злил Ивицу. Досада взяла ее. Оттого, что повод к разочарованию мог оказаться не уловкой, чтобы ее подразнить. И по причине невыносимой, правдивой колкости. Девочка хотела сжать меч покрепче и отлупить эту обиду, но как только поняла, что не знает даже приблизительного направления, в котором оружием следует размахивать, напротив, ослабила хватку. В следующее мгновение она чуть было не выронила меч. Но уже не от тревожного отчаяния, успевшего отразиться на ее личике, стать маской и прикрыть утихающий, беспомощный гнев. Нет. От неожиданности, которой стало появление учителя.

Ох, — малышка вздрогнула и издала нелепый, совсем не воинственный звук.

Дружелюбные приветственные слова помогли ложным предчувствиям утихнуть. Пристальное внимание Фортуны заставило девчонку насторожиться. До самого начала долгой напутственной речи, полной подробностей, она следила за ногами мужчины. Присматривалась и прислушивалась к каждому шагу так, словно бой уже начался, будто следующее его движение грозило обернуться выпадом. Он успел лишь поздороваться с нею, а она уже не знала, как и что воспринимать, и потому восприняла исключительно серьезно. Молчала. Молчала и слушала.

Сперва слова учителя могли показаться обидными и оскорбительными. Он был прав. Ивица беспомощная. Маленькая. Но зачем такое говорить? Как та мысль — хочет раззадорить ее? Даже сердитая Ивица ничего не сделает учителю. Ей остается только смириться с правдой и принять ее. И... Такой подход, за который она уже думала начинать корить себя, внезапно оказался верным хотя бы отчасти.

Теперь... Теперь понятно. Она подняла взгляд. От его ног к устам. Чтобы видеть их. И лучше слышать слова. Нужно использовать все. Еду и сон. Силу и слабость. Уши и глаза — вместе. Ведь так? Не пренебречь ничем.

Ивица развязала застежки на воротнике мантии. Стягивая ее через голову и волей-неволей взъерошивая светло-серые волосы, она на какое-то время застряла там. Вместе с запутавшимся в ткани деревянным мечом. И наедине с мыслями. Учитель назвал ее лучшей ученицей, и Ив не знала, почему. Это выбило ее из колеи. Как сбило с толку и требование продемонстрировать... Что-то. Но что она должна была сделать? Произнести самое свое могучее волшебное заклинание? Или, может быть, напасть на Фортуну? Что значит быть лучшей ученицей? И как показать то, о чем впервые слышишь?

Ив никогда ни с кем не сражалась. Но все-таки застрять навечно головою в тканном мешке, служившем ей одеждой, девочка не могла, сколь усердно ни притворялась бы неловкой. Если учитель понял как-то, что она не ела, то уж проворству Ивицы точно не ускользнуть от его внимания. Однако, лучшее, что Ив могла сделать, используя свои таланты по привычному назначению, так это убежать. Едва ли побег с тренировки похож на успешное ее завершение. Она отложила в сторонку мантию, кое-как высвободив из ее плена деревянный меч. Резко, волнительно одернула рубашку, безобразно широкую в плечах и потому свободно болтавшуюся на тонком, еще даже не девичьем, а совсем детском теле. Взялась обеими руками за рукоять и несмело выступила вперед.

Сколько времени прошло прежде, чем она решилась? Наверное, слишком много. Ивица не знала, как долго она мешкала, готовилась мысленно, перебарывала растерянность и страз. Момент, который она хотела бы откладывать целую вечность, даже понимая его бесконечную важность, неумолимо наступил, в восприятии девочки сократив минуты сомнений до мановения ока. Белые веки опустились и крепко сомкнулись. Меч со свистом взмахнул куда-то по в сторону ног учителя. Вопреки назиданию использовать все что есть, Ивица так испугалась своего первого удара, что даже не смотрела, куда тренировочное орудие ведет ее.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

5 3 293

Re: Тренировка начинается!

Внезапно что-то остановило ее. Как легкий толчок, преграда, стена, с которой столкнулся девичий лоб, узкая, тонкая, размером чуть более точки. Теплой точки. И голова Ивицы отшатнулась назад. Ион прищурился. Потенциально удар был неплох. Хорошая скорость, более-меняя внятный хват с учетом пары детских ладошей, уместившихся на рукояти одноручного макета и легкий доворот корпусом, что, скорее, явилось следствием низкой амплитуды движения деревянного лезвия, нежели осознанным приемом. Просто ей было так удобнее. Но ведь он никогда не показывал ученикам подобного. Нет, пока еще нет.

-Я же сказал удиви меня. — слова Иона были наполнены плохо скрываемой досадой. Возможно подсознательно Ивица и понимала как наносить удар, действуя мечем в большей степени как обычной палкой, но вот что делать с самой энергией удара удара и каким образом гасить ее не знала. В итоге девчонку едва не развернуло, когда Джин отступил на шаг назад, пропуская перед собой нацеленный в голень удар. И чтобы Ивица окончательно не потеряла равновесие, ему пришлось стабилизировать ее положение грубым, но действенным тычком указательного пальца в лоб. Именно его касание она почувствовала в самом начале.

-Мы едва знакомы, а ты уже пытаешься меня убить. Это... навевает воспоминания. — горько усмехнувшись чему-то, Ион разогнул руку в локте, отталкивая пальцем Эйсингер на шаг назад. Из всех доступных способов демонстрации собственных навыков она отчего то выбрала наименее действенный, пытаясь применить то, чему ее еще не обучали. Это было странно. И своим тоном, ровно как и движением, Джин дал ясно понять Ивице, что ждал от нее совсем иного. Она либо намеренно пыталась впечатлить его приемом из стези боевой подготовки, либо слишком буквально восприняла "отступление" Фортуны, как знак к приглашению "потанцевать", а, быть может, действительно не умела ничего. Но Фортуна не верил в подобный исход. Быть может боевая подготовка и не была самым популярным предметом, а Джин самым активным преподавателем, но в данной ситуации это не значило ровным счетом ничего. Уж Дао и Октавия должны были чему то научить учеников. У них был на это целый сезон. Так или иначе, но нужный момент был упущен, поэтому гешеанин попытался вытянуть максимум из сложившейся ситуации. Развить. Задушить ее свободу.

-Чтож, если таков твой выбор, то я не против. Но для этого тебе придется воспользоваться настоящим оружием. — Ион кивнул на расположенную неподалеку у стены стойку. -Мечи, топоры, выбирай что нравится. Но я рекомендую присмотреться к базеларду. Тот, что похож на меч, но гораздо меньше его по размеру. Да, именно он.

И казалось бы, выдать не имеющего опыта обращения с боевым оружием это самое боевое оружие человеку, что пару минут не мог совладать с собственной одеждой, было по меньшей мере противоречивой практикой, однако на этот счет у Джина имелось собственное мнение: именно это и было самой действенной практикой. Оружие, в отличие от одежды, причиняло боль и смерть. Ивица понимала это. И понимание это заставит ее предельно собраться и вновь пройти через барьер, который она не без усилий, но преодолела минутами ранее. Только на этот раз ставки в их "игре" несколько возрастут:

-Возьми базелард и попробуй еще раз. Так, как если бы действительно хотела меня убить.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

6 3 565

Re: Тренировка начинается!

Только Ивица осмелилась открыть глаза, как поняла, что рукоять меча выскальзывает у нее из рук, и деревянное орудие устремляется в полет. Но она никак не могла этого допустить! Нельзя ведь выпустить из рук оружие, правда? Даже если ты, как тогда девочке показалось, ударилось лбом с размаху во что-то твердое, но не слишком — наверное, в бедро или коленку. Какая-то неведомая сила отпихнула Ив в сторону, и только благодаря ей она не только смогла устоять на ногах на протяжении еще пяти шагов, но и успела угнаться за мечом.

И, оступившись, кувырком полетела с ним в обнимку в угол у входной двери.

Упала она не сильно. И даже смогла мгновенно оказаться на своих двоих. Ноги подкашивались. От стремительного импульса вскруженная голова сама собою клонилась вперед. Тяжелая! Не понятно, в какую сторону прикладывать усилие, чтобы держать ее в равновесии. Перед глазами ненадолго потемнело, и в полумраке этом, как над костром в тревожной тиши ночного леса, вздымались искорки от только что подброшенного в пламя полена. Да так ярко и обильно, будто бы сама юная волшебница вдруг оказалась этим самым поленом. Страшная мысль заставила девочку мотнуть головой. Чудо — одно движение, и все странности как рукой сняло. Вес тела упал, куда надо, и в ноги прилила сила. Только сердце еще бешено билось в костяную клеть испуганной птицей, словно забывшей открыть глаза и не успевшей прознать о вступлении нового дня в права.

Испаряясь в дымке мрачной реальности, лес огрызнулся в последний раз. Показалось, будто увидела волчий оскал. Но то был, на самом деле, всего-лишь ответ учителя. Девочка повела плечами и хотела уж было повторить попытку, пока учитель заболтался, но... Внезапно, вздохнув, опустила деревянный меч. И подчинилась. Быстро и легко перескакивая с носка на носок, она домчалась до стойки с оружием. И застыла перед нею.

Похожий на меч! — буркнула она странно, одновременно ликуя, но и тихонько, себе под нос.

А потом схватила... Совсем не базелард. Потому что Ивица всего-лишь десятилетняя девочка-крестьянка. Куда ей базелард отличить от квилона. Она настолько проста, что не представляет, насколько смехотворны ее умения в бою. Отец Ивицы был солдатом, но даже если собирался когда-нибудь научить ее обращаться с каким-нибудь оружием, то делать этого не спешил. Скорее всего, он не стал бы. Все-таки, она... Да, девочка. Добрая, нежная дочь, невеста и мать.

Твердое. Холодное. Тяжелое. Рука сама собой сжимается со всей силы. До дрожи. Мускулы сводит и пальцы хрустят, белея, хоть кажется, что белее уж некуда.

Похожий... на меч!

Сделанный выбор не озадачил Ивицу. Она просто схватила первое, что, в ее представлении, отдаленно напоминало маленький меч, и помчалась, быстрее ветра, на учителя. Так решительно. Можно подумать, что слишком решительно для ребенка, которому предложили убить человека. Особенно для робкой Ивицы. Может ли это дать Фортуне то удивление, которого он так просил? Наверное? Но правда прозаична. Ив не маньяк-убийца во плоти ребенка, дорвавшийся до ножа. Просто "столкновение с воображаемой коленкой" навело ее на мысли задолго до того, как деревянный меч был заменен настоящим. Настоящее оружие причиняет боль и смерть. Особенно когда висит на полке. Когда дремлет, еще не выкованное, в каменном лоне земли. В руках Ивицы железо не выглядит грозно, и все-таки она завела его за спину, готовясь с размаху пронзить человека клинком.

Ноги девочки с каждым шагом вперед все больше напоминали пружинки. Зажмурившись, она мягко и прытко прокладывала свой путь. Прямиком к ноге учителя. Теперь нужно только...

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

7 91

Мастер игры:

Заявка на взаимодействие с:

Квилон в количестве x1 (взятие);

была одобрена.

Внимание! Не пишите на этот аккаунт, администрация на него не заходит. Он создан лишь в технических целях для добавления Мастера в события.
Game Master

8 (изменено: Ion Fortuna, 27-01-2021 11:22:18) 2 413

Re: Тренировка начинается!

Ион не ответил ей ничего. Быстро осмотрелся. По двадцать ярдов пустого пространства со сторон и не менее дюжины до стены за спиной. Достаточно. Попрыгав слегка на носках, Джин внезапно отставил назад одну из ног, перенося большую часть веса тела на вторую и низко склонился вперед. Значительно ниже, сильнее, чем того требовала базовая стойка, как будто бы собрался сцепиться с плечами противника в крепкой рукопашной хватке. И дело здесь было отнюдь не в том, что Ивица уступала в росте наемнику, нет, — так ему было значительно проще маневрировать, ровно как и дотянуться до торчащей из голенища сапога рукояти базеларда. Ведь он на полном серьезе приготовился защищаться. А был ли у него выбор? Пусть квилон, пусть и в неумелых руках слабого ребенка, но это было оружие. Самое что ни на есть настоящее и при определенных условиях Ивица имела все шансы ранить и даже убить Иона. Пренебрегать этим ой как не стоило, даже в рамках тренировочного боя. Да и был ли он тренировочным? У Джина имелось собственное видение индивидуальных тренировок и оно не имело ничего общего с базовой программой обучения. Сервка уже могла понять это по их предварительному диалогу, могла понять и сейчас, сжимая в руках смертоносную сталь, могла понять и в момент стремительного сближения, в момент, отбросивший всякую двусмысленность. Или нет?

Вытянув свой базелард на свет, Ион совершил два длинных шага назад, вытягивая дистанцию и тем самым добавляя еще пару мгновений Ивице на проверку прочности собственной решимости. А вот это было ключевым моментом. В действительности сейчас не имело совершенно никакого значения чем Эйсингер пытается атаковать гешеанина. Кулаком, базелардом, квилоном или даже магией. Не важно. Не важно как именно — технично, неуклюже, грубо, сильно, слабо или открыто. Важен был сам факт действия. Настоящего, искреннего в своей ужасной правде, а не подделки. Истинное, холодное намерение идти до самого конца. Это он и пытался уловить, вглядываясь в ее лицо и движения. Потому что знал насколько это может быть трудным, потому что понимал, что однажды это может стоить жизни даже самому искусному в мече и магии бойцу. Именно поэтому он будет тренировать ее фактически в боевых условиях, где противником выступит сам, где макеты оружия будут выброшены прочь, уступив место настоящим образцам, где пот, боль и кровь станут обыденностью, а главным наставником Ивицы — она сама. Ион лишь укажет ей путь.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

9 3 501

Re: Тренировка начинается!

Несмотря на все слова и ожидания учителя, Ивица не была воином и не могла им быть. Может, когда-нибудь в будущем, если ею как следует заняться, но сейчас — пока нет. Ей всего-навсего десять лет. Она всего-навсего маленькая простолюдинка. Всю свою жизнь она помогала маме по дому и немножко в полях, гуляла, лазала по деревьям, утешала одиноких стариков своим присутствием и держалась ближе к природе, в стороне от людей, кроме самых родных. И даже будучи в академии зловещих магов, дни она проводила, помимо обучения волшебным заклинаниям, за игрой в кораблики, в мечтах о поездке на лошадке, и обнимая маленьких и больших подружек, которым радовалась, наверное, больше всего, что у нее осталось. Нож, что девочка держала теперь в своей тоненькой белой руке, дрожал от силы, с которой она его сжимала. И все-таки сила эта была направлена не так и не туда, и исходила из неправильного места. Сила хватки проистекала из страха, что кто-нибудь, по вине Ивицы, от острого и жуткого ножа испытает боль. Не говоря уже о страхе лишить кого-нибудь жизни. В особенности человека. Нет, не просто человека. Наставника. За это ее казнят, уж точно. А как же он научит Ив и других учеников, если просто окажется мертвым? Или если он убьет ее? Кого он будет учить? Только других, кого не убьет. Понимание, что нужно уничтожить врага, чтобы спасти маму, не делает врага из единственного, кто этому может научить.

Нет. Нет-нет-нет. И еще раз нет. Юная Эйсингер не собиралась никого убивать и не верила в это. Даже мчась с ножом в руках на вооруженного человека, она думала лишь о том, как показать себя и не навредить ему. У нее был план. Такой глупый и беспомощный план, что стоило учителю лишь изменить положение тела, как план этот перестало быть возможным воплотить в жизнь. Но все-таки он стал плодом ее мысленных усилий. Ее заботы об учителе. Средоточием намерений. Она бы сделала все так, чтобы он удивился и впечатлился, и не стала бы его ранить.

Он бы ее похвалил.

Разумеется, он не позволил. Она мельком увидела его глаза. Глаза убийцы. И этого было достаточно.

И все равно. Он ведь...

Ивица остановилась. На бегу выбросила обе ноги вперед, и, как в пружинку, уперлась ими в пол, сбавляя набранную скорость до нулевой в один короткий миг. Это произошло, на удивление, почти что совершенно бесшумно. Она легка, как перышко. Но и также слаба, хрупка и чиста. Легкость детеныша. Не убийцы.

С той же беззвучной легкостью Ив отставила левую ножку немного назад и вбок. Так она обрела телесное равновесие. Но не душевное. Не эмоциональное. От перенапряжения рука заболела и пальцы ослабли. Разжались. Нож выпал из ее рук.

Я... Не понимаю, — шепнула она, глядя в пол.

Белая челка скрывала глаза, переполнившиеся влагой, но струйка, бегущая по щеке, сверкнула, вбирая в себя весь слабый свет, окрасивший комнату.

Если я вас убью, мне конец. Если вы меня... То мне конец. Что вы хотите?

Девочка пищала навзрыд. Через силу. Очевиднее всего было ее нежелание говорить что-либо. Она бы с радостью стояла здесь и молчала целую вечность, если бы только голова не болела от отчаяния и досадных противоречий. Но она даже не знала, как выразить все мысли и обстоятельства, которые не позволяют маленькой девочке в одночасье стать кровожадным убийцей. Не знала их и не осознавала. Думала, что виновата. Думала, что подвела и себя, и учителя. И была готова реветь и реветь. Даже коленки уже задрожали. Скоро она не сможет стоять.

Ивица подвела маму. Вот, что ужасней всего.

Вот каково... Себя ненавидеть.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

10 (изменено: Ion Fortuna, 31-01-2021 19:02:28) 5 552

Re: Тренировка начинается!

-В чем дело? Почему остановилась? — чрезмерно воодушевившись многообещающим началом, Ион напустил на собственный взгляд досады даже больше, чем того требовала ситуация и голос гешеанина не смог удержать весь струящийся изнутри холод разочарования. Но в лязге падающего на камень металла он различил слабый девичий писк, приоткрывшие гешеанину дверцу истинных сомнений юной ученицы. Ведь первоначально он истолковал их природу совершенно иначе. Ах, это...

Как давно это было? Сон назад? А, может, жизнь? И было ли вообще? Джин никогда не задумывался о подобном, ровно как и не помнил, чтобы то, что столь бесстыдно и со вкусом терзало в данный момент душу Эйсингер касалось хотя бы пальцем своей грязной руки Фортуну. О, эта впитанная с молоком матери забота о ближнем своем, остервенело вещаемая духовенством так называемая священность и неприкосновенность жизни, что одних вгоняла в праведный ужас одним лишь упоминанием сознательного насилия и, упаси Боже, — убийства, а других заставляла открыто смеяться над этими заблудшими братьями, как прокаженными. Но Джин не смеялся. Даже не улыбался. Он понимал. Понимал, что сколь бы ни была сильна мотивация этой девчонки, источник ее решимости проистекал исключительно из любви к матери, где в свое время маленький Ион сломал подобный психологический барьер одной лишь чистой ненавистью и жаждой насилия к источнику боли и страданий, что причинял оное его собственной. Любовь и ненависть. Как две диаметрально противоположные вещи, как когда то давно разлученные сестры, где одна из них сохранила чистоту, нежность и трепет любящей жены до сих пор, в то время как вторая всегда была порченной алкоголем, насилием и жизнью шлюхой, порицаемая цивилизованным обществом, при виде которой принято лишь стыдливо отворачивать взгляд, но с одной общей матерью — страстью. И Джин всем сердцем был предан второй. Когда край повозки, на которой насиловали его мать, оказался залит смесью алкоголя, крови и спермы, когда стоны умирающих угасли в ночи и в воздухе не осталось ничего, кроче пьяного воодушевления банды, "по-братски" делящую в том числе еще добычу, когда взгляд умирающей женщины случайно коснулся маленького Иона, прячущегося за соседней повозкой, любви в нем уже не осталось. Была только немая мольба: "пожалуйста, убей меня". Кто-то ласково положил ладонь на плечо и Джин быстро обернулся. Но никого не было. Казалось, голос шел изнутри: "хочешь, я дам тебе силу остановить это?" Он без колебаний ответил: "да." И когда ненависть дала ему свою сущностью, импульс этот был такой силы, что ребенок, которому было еще далеко до десяти, стер с лица этой земли вспышкой пробужденной магии около тридцати человек, полностью уничтожив банду налетчиков, добив случайных выживших соотечественников и подарив избавление от святой и неприкосновенной жизни собственной матери. С тех самых пор она всегда была с ним, нежно обнимая за шею ледяной хваткой каждый раз, когда гешеанец снимал голову с плеч очередного противника острой сталью. Именно с ней он довел процесс убийства до автоматизма, не чувствуя при этом абсолютно ничего, кроме их собственных уз — прочны и взаимных, что не оставили тому психологическому, собственному барьеру Джина ни единого шанса. Он пал так и не успев взрасти еще в далеком детстве. И если бы его избранница хотя бы раз прошла рядом с Ивицей, удостоив ту мимолетным взглядом, их долгая прелюдия сократилась до одного лишь краткого вопроса и не менее краткого ответа. Но сейчас Эйсингер управляла ее сестра. Добрая и нежная. Невероятно лицемерная, сковывающая по рукам и ногам, манящая сладкой зависимостью и негой в слабости, настоящая мразь, истинный лик которой раскрывается лишь по прошествии времени — любовь. Вот что заставляло колени Ивицы дрожать.

Впринципе, ничего иного Джин и не ожидал. Только показал насколько слаба ее вера в собственную мечту единственным методом, который она сама же и выбрала. Но это было нормальным. Ведь для многих людей подобный психологический барьер мог оказаться чрезвычайно силен, чтобы сломать который мог потребоваться сильный стресс, либо крайне неторопливое, щадящее обучение с постепенным наращиванием давления через многочисленные спарринги. Привыкание. Но у нее не было этого времени. И у ее мамы — тоже. В этом и заключалась суть их первой тренировки. Попытка сломать подобный барьер. Ведь Иону не было никакого смысла учить Эйсингер владению оружием и магией, если она не сможет в нужный момент применить ее по прямому назначению. Тогда все происходящее стало бы попросту бесполезной тратой времени. И втайне гешеанин был рад подобному развитию событий. Теперь эта маленькая сервка действительно понимает, осознает самостоятельно, что одного желания найти и спасти маму недостаточно. Все гораздо сложнее. Но заслуживала ли подобная ситуация некоторого снисхождения и понимания со стороны Иона? Все таки Ивица совсем еще ребенок. Воспитанный в тепле и заботе настоящей семьи, а не как он, — сходу брошенный в яму холода, злобы и металла. И у нее действительно была мечта.

-Ну а тебе и не нужно ничего понимать. Делай что говорю. — недвусмысленно намекнув Ивице тоном и взглядом, что вытирать ее сопли он не намерен, Джин бескомпромиссно опустил взгляд на квилон подле ног Эйсингер: -Еще раз. Но, — гешеанин повысил голос, выдерживая непродолжительную паузу, словно акцентируя внимание на ничем не примечательной на первой взгляд, однако имеющей большое значение в первую очередь для самой Ивицы, детали:

-На этот раз бей строго в мой клинок. Твоя задача выбить его у меня из рук.

Посмотрим.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

11 2 920

Re: Тренировка начинается!

Нет. Реветь — едва ли. У Ивицы, с ее тихим голосом, глухим, словно отзвук заблудшего ветра, чье тело разбилось, изрезалось о стволы густого леса, и обратилось из гулкой волны во вкрадчивый шепот, не могло получиться такого. Выражение себя, яркое, громкое и сиятельное, как сама гроза, перед которой девочка трепетно благоговела, ей самой недоступно. Оставалось лишь хныкать. Плечи вздрагивали в такт движению губ, сходящихся и расходящихся, мокрых от соленой и горькой воды, то и дело попадающей на язык. Малютка сделала шаг назад. Только один. И склонилась к полу.

Кинжал снова оказался в руке. Тяжелый. Держать больно. Смотрится глупо. Картинно-преувеличенный в ее руке, трясущейся, такой тонкой, что кажется, будто ее можно переломить одним только тяжелым взглядом, осуждающим и смеющимся. Жалкая, смехотворная, хнычущая сопля. Достаточно будет пинка, и отсюда, почти от центра тренировочной комнаты, "Ивица Эйсингер" вылетит за порог. Только прицелься как следует и размахнись. Она даже сопротивляться не будет. Просто брякнется в дверь, распластается по полу, похнычет и уползет в свой тихий угол. Даже не к мамочке, потому что не заслужила ее попыткой что-нибудь изменить. Трусиха. Тихоня. Плакса.

Или все-таки будет бороться?

Можно? Можно...?

Учитель разрешил хотя бы не целиться по нему. И пусть Ив совершенно точно уверена, что не попадет в цель, она все-таки постарается. Едва ли она ранит его, но если ранит — это ведь совсем... Другое. Он выбрал другие слова. Не те, что заставляют страшные картинки мелькать перед глазами. Не те, что погружают ребенка в глубины непостижимого ужаса. Не те, что предлагают ее детской руке эти ужасы сотворить здесь и сейчас, вот так, ни с того ни с сего. Полностью осознавая возможность иного пути, посмеяться в лицо благосклонной судьбе, в отместку за обиду прошлого. Так надо бороться? Мстить? Ненавидеть?

На этот раз побороться можно.

Не будь первое слово столь строгим и страшным, согласилась бы Ив на второе?

Это ведь совсем другое дело, да? — Она все еще спорила сама с собою в мыслях.

Но ноги уже сгибались в слабых коленях, а рукоять Квилона легла на бедро и повела за собою слабую руку, словно знала сама, куда хлынет сила.

Голова бурлила, как переполненный котелок. Рубленый картофель вместо мыслей, пузыри вместо намерений. Ив боялась таких котелков. Они горячие. Они плюются и пышут паром. Но больше всего волнует громко шипящий бульон. Чтобы его не слышать, девочка взяла воображаемую крышку и изо всех сил, всем весом навалилась на котелок. Сорвала его с подставки и вместе с ним упала в самый жар пламени, в звездную россыпь красных углей. К глазам поднялась взвесь искр, черная и кроваво-алая.

Но Ивица не зажмурилась. Только прикрыла лицо рукавом рубашки, марая белый лён слезами. Глянула из-за него, прыгнула и махнула клинком. Нелепо и неумело. Так, что чуть не упала, запнувшись и не долетев до цели. И все-таки сделала шаг вперед.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

12 4 316

Re: Тренировка начинается!

Говорят, можно многое понять о противнике в битве. В момент соприкосновения клинка с клинком противника. Так, как это сейчас делали они. Буквально заглянуть тому в душу. Правда? Признаться, Джин никогда не задумывался о подобной чуши и в целом стремился контактировать с оружием врага как можно реже, уклоняясь от него, уводя в сторону собственным, либо отбивая по касательной, но никогда не принимая энергию удара на себя прямым блоком. Причина этому была проста: это сильно изматывало. Именно поэтому никогда не обретал подобную духовную связь, ничего не знал о противнике, чем он живет, чем дышит, не забивал голову и эфемерным воинским кодексом, без колебаний добивая раненых противников. А зачем? Даже правила так называемой цивилизованной войны в отношении гражданских работали ровно до тех пор, пока не был отдан приказ на истребление местного населения. А бывало и такое. В процессе же схватки насмерть только одно имеет значение — уничтожить противника быстрее, чем это сделает он. Любыми методами. Бесчестно колоть в горло скрытым оружием, забивать до смерти лежачего поломанным древком копья — не важно. Важно только одно — выжить. И желательно получить за проделанную работу достойную оплату. Утолить жажду мести. Крови. Ну или найти маму.

И она выбила базелард из его рук. О, да. Чтобы Ивица не рубанула Иона по пальцам, последнему пришлось резко опустить руку, подставляя лезвие, но даже в этом случае ее удар навряд ли смог бы причинить значительный ущерб. Глубокие порезы, отбитые суставы. Возможно. Но кость бы не перерубила, несмотря на уровень заточки оружия тренировочной комнаты, которому Джин периодически уделял самое пристальное внимание. Настолько слабым оказался выпад. Однако проверять подобное на деле Фортуна, разумеется, не собирался. "Тинь-тинь-тинь-тинь-тинь" — мелко подрагивала каленая сталь двух скрещенных клинков, едва касаясь друг друга. Ведь на этот раз Джин изменил своим привычкам, полностью останавливая удар. Читая намерения и решимость этого ребенка, что она передала через энергию удара клинком своего квилона. И казалось бы, ничего. Ни внятной скорости и силы удара, лишь слепое повиновение и слезы. Вдобавок, она едва не упала. Джин прищурился. Но не упала. Как и в тот раз, когда шарахнулась от него как от прокаженного, быстро сбрасывая скорость до нуля. Ловко.

-Хорошо. — неожиданно заключил Ион. Развернув базелард плоской стороной, гешеанец нанес легкий удар по лезвию ее вооружения. Еще один. Сильнее. Наблюдая за тем как руки Ивицы дергаются, но она не выпускает оружие из ладоней, он переключил внимание на ее ее плечи, обласкав и их похожими ударами. Наблюдая как тело девочки раскачивается их стороны в сторону подобно молодому деревцу на крепком ветру, он опустил взгляд ниже, припечатывая сталь к тонкому бедру. Уже гораздо ощутимее. Грубее. Обжигая кожу ударом, чтобы миг сказанных далее слов отпечатался в ее памяти болезненным воспоминанием.

-Что это? Где твои ноги? — гешеанец был недоволен. Но отступив на шаг назад, принял исходное положение, касаясь острием базеларда лезвия ее квилона.

-Второй урок. — подсказал он. -Пробуй с места. Кисть мягче. Держи спину. Еще раз.

Несомненно, Ион обладал слабыми педагогическими навыками. И наиболее остро это прослеживалось в моментах, подобных этому. Ведь будь на месте Ивицы с лихвой вкусивший дерьма этой жизни более крепкий сверстник, их диалог сократился бы буквально до пары фраз, а пространство тренировочного зала уже давно рассекал свист оружия и выкрики аспектов боевых заклинаний. Они бы поняли друг друга моментально. Но на этот раз все оказалось сложнее. Либо сам Ион слишком поверил в ее мечту, либо сама Эйсингер испугалась ее, но вставший на пути маленькой сервки психологический барьер гасил все ее начинания, заставляя Джина неуверенно разводить руками. А как еще? Чему еще он может научить ее? Возможно здесь требовался некий психологический подход. Она же маленькая слабая девочка, верно? Своеобразная игра, самообман. Прививка лжи. Лжи, за которой она будет прятаться всю свою жизнь, скрывать собственную слабость и ничтожность. Улыбаться окружающим и говорить что все хорошо. Сделает ожидание помощи образом своего существования. А саможалость самым верным спутником жизни. Вот только за этим к кому-нибудь другому. Пиететы они не проходили — прогуливал.

На мой последний вздох.
Ко мне явился бог.
И он мне сказал: стыдно кем ты стал.
И дьявол вслед за ним, рассеяв едкий дым,
Мне мораль прочел, что он ни причем.

13 4 742

Re: Тренировка начинается!

Руки Ивицы мотало из стороны в сторону. Неспособные противостоять весу удара взрослого мужчины, они, тем не менее, упрямо держались за оружие. Встречали, и сию же секунду следовали в направлении, заданном ударом. Малявка моталась, как старая рваная кукла из тряпья, и ее волосы, приведенные в беспорядок всей этой встряской, торчали беспорядочно. Так глупо, словно остались единственным наполнением маленькой головы. Клинки звенели в ушах, как перелетные птицы, собравшиеся самой большой стаей в мире, дабы прихватить Ивицу с собой, при этом громко вопя. Точно их цепкие коготки, прошивая до костей, шли по телу колышки. То больно кусали, то заставляли кожу зудеть или ныть мышцы, то вышибали капельку пота. И не только от напряжения, но и от волнения. Комок в груди вскрикивал что есть мочи. Бил по тонкому стебельку, которым слезливая Ивушка держалась за землю под собой, с такой силой, что казался уже и не сердцем вовсе, а тяжелым орудием в крепких руках лесоруба. С ним, с учителем и с собственной усталостью на плечах девочка вступила в противостояние. Ради мамы готова была упасть, и уже не только готова, а почти вынуждена. Как вдруг напор прекратился.

Воздух пронзил пересохшее горло непрошенным гостем. Воцарился недолгий штиль. Улеглись волны, коими удары учителя поднимались и неустанно давили мягкий песок страха Ивицы и хрупкие раковинки да ракушки надежд. Потрескавшиеся, блеклые, выцветшие в жаре лета, в горьком от мерзлой соли прибое штормовой поры.

Ивица не поверила в то, что почувствовала в то мгновение. Ей стало не по себе без этих ударов. И, вместе с тем, страшно, когда вспоминала себя, только что ловившую взглядом движение настоящего, острого лезвия. Маленькую девочку, будто забывшую, что этой штукой убивают. Вот, лезвие и вовсе шлепнуло плашмя по бедру, что в толщине лишь ненамного его превосходило. Больно, с порицанием. А Ивица... А Ивица что? А Ивица и ничего. Только вскрикнула немного, сжала зубы... И все? Как странно. И неожиданно страшно. Еще и оттого, что напугалась она не тогда. А потом, чуть погодя в себя пришла. Снова стала ребенком. Увидела почти точно такую же острую штуку в своей руке, недвусмысленно вытянутой вперед.

Сама не своя.

И учитель похвалил ее за это. А Ивица, словно во сне, себе не хозяйка, кажется, кивнула и промялила что-то, похожее на согласие, то ли "Ага", то ли "Угу". Вполголоса. Устало, но... почти спокойно.

Или... Нет, это было потом. Сперва он ее похвалил, только после ругал. Все перемешалось. Перевернулось. В мире, вздернутом вверх-тормашками, как смогла маленькая девочка не остаться без опоры?

Язык крепко прижался к нёбу и задрожал. Руки болели, но оружия не отпустили. Разъезжались, силясь послушаться учительского замечания, ноги. Тело боялось, однако, больше не плакало. И не давало, что есть сил мешало себя уронить. Удивительно, даже если удары понарошковые. Даже если и они так выбили ее из сил и почти победили. Но то ведь почти.

В-вот. Мои ноги.

Она слышала свой голос, когда лезвия вновь друг друга коснулись. Но не поняла его. Не поняла, почему в нем еще слышалась плаксивая дрожь. Поняла... Мысленно. Но не сердцем. Сердце било сильней, чем базелард, и с каждым новым ударом все беспощадней.

Что это такое? Такой сильный испуг?

Что-то мне нехорошо.

Закружившаяся голова заставила подать голос. Но рука не остановилась. Новый взмах. Медленнее, мягче. Как тогда, на уроке, кисть старается исполнить завершающее движение. А ноги вдруг чувствуют невидимую веревочку, что хочет по ним хлестнуть, и гарцуют, как шпильки копыт молодого козленка. Едва уже держатся вместе. Пол кажется острыми кольями битых речных камней, и все равно их не останавливает. До последнего шага. До последней ошибки.

Щека Ивицы прижимается к полу, стоит потерять себя, лишь на миг отлучив всю себя от безумного исступления. Она даже не почувствовала падения. Квилон все еще в руке, отдыхающей на полу. Поцарапанные пальцы щиплет. Но Ивица поднимается, еле дыша. Усталость и страх берут свое, но еще не все. Откуда у нее силы стоять? Это странно, но Ивице кажется, что держаться на ногах ей легче всего остального, словно для этого почти никаких сил ей, такой маленькой, и не нужно. За все это время она упала по-настоящему впервые. Конечно, учитель легко заставил бы ее упасть, если бы захотел, но до тех пор, пока его рука давала ученице хоть сколько спуску, малявка качалась, моталась, летала и кубарем катилась по полу. А потом снова и снова поднимала перед собою страшное лезвие и выпрямляла спину.

Мне... Мне страшно. И больно, — вновь, сам собою, взмолился тоненький голосок.

Ивица не видела своего лица. Усталости и страха во взгляде. Все, что она сейчас различала — два лезвия, свое и учителя. И дрожь в коленях, медленно но верно подводящих.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

14 1 654

Re: Тренировка начинается!

Ноги все-таки подвели Ивицу. Подвела девочку и ее незакаленность, неподготовленность к такому испытанию. Слишком маленькая и слабая, слишком боязливая и робкая, она не могла себе представить, что возьмется за настоящее оружие, как только сюда придет.

Разговоры об убийстве, даже не всамделишном, а только воображаемом, подкосили и без того зыбкую уверенность девочки во всей этой затее еще больше. Ведь оружие в ее руках было настоящим, а не какой-то деревянной игрушкой. Такой можно было отлупить больно и даже разбить коленки. Может, и пару пальцев сломать. Но отсветы утра в зеркалах остро наточенных клинков, соприкасающихся во взмахе с оглушительны звоном и скрипом металла — вот, в чем совсем другое дело. Крестьянской девочке, даже дочери солдата, никогда раньше не доверяли даже приближаться к оружию без присмотра, не то что прикасаться к нему. А вообразить себя размахивающей клинком в сторону другого человека, хоть и учителя боя, вот так сходу, да еще и пытающейся противостоять его ответным движениям... Ну и что, что они несерьезные?

Да, Ив мысленно утешала себя именно этим. Все происходящее у мужчины под контролем. Вот только места для мыслей в голове скоро не осталось. Все заполнила собою паника. У страха глаза воистину велики.

Девочка думала, что готова продолжить, но не нашла в себе сил поднять руку. Пальцы разжались и клинок со звоном упал на пол. Спустя миг обмякла и сама ученица. Волнение достигло предела, который Ивица способна была выдержать. В глазах потемнело. Когда тело накренило к полу, сил испугаться падения уже не осталось.

Скоро Ивица придет в себя. Но едва ли она будет способна сразу продолжить упражнения.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

15 106

Мастер игры:

Заявка на взаимодействие с:

Квилон в количестве x1 (оставление на локации);

была одобрена.

Внимание! Не пишите на этот аккаунт, администрация на него не заходит. Он создан лишь в технических целях для добавления Мастера в события.
Game Master