Персонажи в событии:

Ivica Acinger
Информация события
Смежные события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Завершён.
Время и дата:
30 Фиарнейр, Месяц Оттепели, 308 год. Примерно 08:00 - 09:59 (утро).
Погодные условия:
2°, дождь.
Место действия:
Первый этаж Академии, Большая библиотека.

Аннотация:

Утро, часы сразу после завтрака. Дождливая погода. Голод, который не утолить пищей, сложно не замечать. Любопытство, тяга к знанию — глухо к предостережениям, сердце им отзывается. Ноет тоскливо. Невыносимо терпеть. Нужно пойти.

Нужно смотреть. Нужно читать.

Ivica Acinger:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаНабедренная повязкаНагрудная повязкаПортянки

Береста x30
Небольшой аккуратный кусочек верхнего слоя березовой коры. Самый дешёвый писчий материал.
Прочность: 1/1
Бумага x12
Тонкий писчий материал, похожий на пергамент.
Прочность: 1/1
Загадочная книга x10
Большая красивая книга на пергаменте, от которой исходят необычные волны.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 100/100 Заметка: Стоят в закрытых магически стеллажах большой библиотеки, открыть которые может кто-то из персонала.
Книга x50
Это может быть от тонкой книги на папирусе до толстой и массивной книги на пергаменте. Достаточно большая редкость в наши века.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 30/30
Набор для письма x5
В этот незамысловатый набор входит небольшая чернильница с чёрной тушью и длинное заострённое перо для письма.
Прочность: 50/50
Пергамент x5
Дорогой писчий материал из не дублёной сыромятной козьей кожи.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 2/2 Заметка: Лежат в закрытых магически стеллажах большой библиотеки, открыть которые может кто-то из персонала.
Свиток x99
Небольшой кусочек писчего материала (папирус, бумага, береста и многое другое) с рукописным текстом, свёрнутый в трубочку.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 10/10
Стопка деревянных дощечек x100
Эта стопка представляет из себя подобие книги — тонкие дощечки переплетены между собой толстыми нитями, а на "листках" написаны слова. Самый дешёвый и сердитый вид книг.
Предмет не восстанавливается. Прочность: 20/20

2 2 954

Re: Ивичьи Будни: Юный Ученый

Глаза открылись. И сию секунду к ним вернулся уж знакомый, старый друг. Полумрак уходящей зимы заглядывал навестить. Еще не спешил — словно подстроился в ритм бега тяжелых, лоснящихся сытостью и теплотой приходящего лета черных овец-облаков. Безветрие. Спящий пастух, и белой овчарьей собакой под боком ему, где-то там, лежала утренняя луна. Плоская, круглая. В высоком зените, как в высокой траве. Все знают, что волки отбегались за ночь. Отара бредет во все стороны, сонная, странная. Как водянистый деготь на хлопьях незрелого сыра. Снег сошел, не дождавшись травы, и только пыльные кудри, безрогие, коротконогие, остались чернеть над душой, что скоро родится.

Ивица постояла у окна. На скамейке. На носочках. Высунув наружу лицо и приоткрыв рот. Точно узвар, обветренный, высохший и загустевший, потому что забытый, свежий воздух никак не стекал по краю, по черной стене колдовского замка, прямо Ивице в рот. И досадно слегка. Хотелось попробовать. На вкус. Остается лишь нюхать, что поделать. Придется смириться с перерывом без легкого перекуса. Обойтись дождевой каплей. Впрочем, с удовольствием вспомнив, что в столовой ее не обделили, девочка успокоилась. Попятилась со скамейки. Спустив левую ножку, нащупала на полу деревянный башмак. Опустилась в него и второй тоже обула. Вальяжно вернулась к работе.

С завтраком давно кончено. Ив положила его в самое подходящее, самое надежное место. Туда, куда ветерок, почему-то, не хотел лезть. Однако, может, если девочка научится с ним разговаривать, в следующий раз, когда она высунется из окошка, это произойдет не зазря? Как знать. Можно только проверить. Снова придется запихивать в голову. Не еду. Знание о символах языка, на котором церковью людям говорить не велено. На столе ждут листочки, свитки с начертаниями. И с тяжелым текстом. Тяжелым для восприятия маленькой Ивицы. Маленькой, он старательной и чрезвычайно упрямой Ивицы. Упорство поможет, да не решит всех проблем. Когда-нибудь Ивица соберет достаточно храбрости, чтобы обратиться к учителю с вопросом не о его прошлых уроках, а о том, во что она сама столь отчаянно сует нос. Девочке почему-то представлялось, что рад Дао не будет. Ведь он говорил сам, предостерегал, что мчаться вперед, сломя голову, означает ею, этой самой головой, рисковать в самую первую очередь. А значит, до тех пор, пока это предубеждение сидит в вихрастой светло-серой голове, можно, наверное, сколько угодно смелости накопить. Ей останется только без дела плескаться в резервуаре души, хлестать через края, медленно таять и вновь наливаться.

Страшно. И Страшно интересно.

Но как же... непонятно! Непонятно везде и всюду. Это чувство с неуклонным постоянством присутствовало в новой жизни Ивицы. Она начинала привыкать к непонятному, страх перед неведомым ме-е-едленно притуплялся.

Наверное, сё не к добру, — то и дело думала девочка, силой держа себя за порогом библиотеки, чтобы не оставаться наедине с коварной беспечностью дольше положенного.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png