Персонажи в событии:

Ivica Acinger
Информация события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Завершён.
Время и дата:
7 Охдернейр, Месяц Расцвета, 308 год. Примерно 16:00 - 18:59 (день, вечер).
Погодные условия:
14°, без осадков.
Место действия:
Гора Валденмонд и подножие, Поля-террасы.

Аннотация:

Ивица отправляется на Терассы, чтобы помочь местным жителям с их важным честным трудом.

Ivica Acinger:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаНабедренная повязкаНагрудная повязкаПортянки

Описание локации:

https://i.imgur.com/aOG9EDr.jpgПри подъёме наверх можно увидеть тропы и в стороны, которые позволяют исследовать склоны Валденмонда. Хотя в большинстве случаев это старый лес разной степени целостности, можно обнаружить и своеобразные террасы, сделанные светлыми умами из Чёрного замка, чтобы выращивать овощи. Их количество и площадь крайне невелики, но и мелочью их вклад в желудки местных жителей назвать нельзя. В сезон сюда часто направляются жители Умостья и Академии, чтобы поработать и обеспечить себе разнообразие в продуктах. Охраной и защитой террас занимаются жители Академии и патрули учеников старших курсов.  Кроме того, это является местом своеобразной практики для магов земли (в расчистке места под новые поля) и травологов.

2 5 226

Re: Вот и все, никогда раньше я не заходила так далеко. Еще один шаг, и...

Вот и все. Остался позади черный замок. Мост через рану мученика. Умостье. Сегодня прогулка завела Ивицу, совсем как когда-то давным-давно, во времена попроще, далеко за порог родного дома. Только, в отличие от путешествий по окраине болота, на посещение которого налагался мамин запрет, здесь, в небольшом отдалении от ведьмачьего тракта, Ивице дозволялось находиться. Как и другим ученикам, впрочем — девочка не была совсем одна такая привилегированная особа. В полях местным жителям оказывали помощь и другие ученики. Особенно часто взгляду девочки, блуждающему неприкаянно и неугомонно, встречались лица представителей старших сезонов обучения.

Вообще-то, многих из них, своих неназванных соратников, маленькая Ив встречала и там, в черных стенах. Однако, только здесь на них представлялась возможность взглянуть совсем иначе. Вне плена стен, под открытым небом. Размашистый простор терасс принижал даже высокий свод главного зала, где ученики собирались вместе с учителями для приема пищи, прослушивания важных объявлений, а иногда и для проведения занятий по магии и смежным с ней темам. С недавнего времени, начавшегося более полугода назад, и до сих самых пор, новый мир, принявший Ивицу под свое крыло, кормивший, обеспечивающий теплом, безопасностью и необходимым вниманием к простеньким капризам, был весьма скромен по размерам. Его граница пролегала по одной линии вместе с границей Умостья, и выходила за пределы лишь для того, чтобы упасть на пьедестал сокрушенных гор. Где-то в глубине обители, словно выросшей из ее останков, как свежее юное деревце из перегнившей за весну лесной листвы, и находился скромный приют. То, что Ивице дали на время, позволили считать своим. Одна комната, с соседкой на двоих. С кроватью, сундучком, табуреткой, окошком, половинкой стола. И окно. За створкой его само небо, накрывающее собою недосягаемый мир из дней былых и времен, которым, возможно, настать было не суждено, казалось почти что ненастоящим. Но здесь...

Нет, здесь все было словно бы иначе. Вообще все. Спускавшийся с облаков ветерок говорил с Ивицей знакомыми словами. Девочке даже казалось, что она может вот-вот ответить, только не знает, какие подобрать слова, потому как отвыкла от разговоров на старом языке. Слишком долго не было его на устах. Томительное желание сойти с места, и идти... Уже перестать считать шаги. Оно вновь вернулось, раньше всяких, самых незамысловатых, слов.

Ив взглянула по сторонам. Обернулась — никого. Тогда она посмотрела вперед. И увидела только лица людей. И ученики, и крестьяне, и все другие, чьей работы и жизни девочка даже не знала. Все друг с другом перемешались. Держали в руках одни и те же инструменты. Выполняли приблизительно одинаковые действия, разве что кое-кто по-своему неуклюже. Или, напротив, ловко. Отличались одеждой. А вот лицами — не всегда. И среди лиц не было маминого.

Кто же тогда окликнет Ивицу, если она подчинится странному желанию и отправится вперед по первой выбранной дорожке, а потом, по старой привычке, и вовсе с нее свернет? Даже если никто не остановит, поступать так не стоит. Ни с собой, ни с другими. Госпожа Ректор не будет в восторге, да и саму Ивицу там, вдалеке, не ждет сейчас еще ничего хорошего. Только если мама. Та самая мама, что, будь она тут, ни за что и никогда бы не разрешила Ив идти. Так что, как ни крути, нет выбора. Да и кому, спрашивается, нужен такой выбор? Маленькой бродяге пришло время повзрослеть. Отъесть себе не только длинные ноги, выносливые, быстрые и тихие. Их не хватит с достатком. Чтобы спасти маму в будущем, понадобятся мозги. Хотя бы такие, чтобы сдержали Ивицу в стенах, которые кормят и оберегают.

Подумав так, Ивица решила, что довольно с нее размышлений, и что пора взяться за труд. Подтянув как следует портки и ремешки на башмачках, юная ученица академии впервые ступила на землю терасс с серьезной целью. Прогулка закончилась, началась работа. Девочка аккуратно, стараясь не задевать никаких грядок или растений на них, проследовала к старшим, скромно представилась и начала получать свои нехитрые задания. Крестьянской дочке все эти занятия были знакомы, даже до приятного. Не сказать, чтобы Ив разбиралась во всем, что делает. Многое девочка просто выполняла по указке, не задумываясь, стесняясь спросить или просто не желая побеспокоить взрослых своими вопросами. Так было и тогда, раньше. Вот, и теперь получалось по-прежнему неплохо. Кое-где сердобольный старший приходил малявке на выручку. А иной раз его сочувствие отдающей все свои силы малявке перерастало в недовольство или даже негодование. Не очень громкое, выраженное скорее в ворчании. Но Ивица не обижалась. Она прекрасно понимала, что маленькая и слабая, и с молчаливой благодарностью принимала помощь.

К наступлению вечера многие работающие на терассе стали прерываться на перекусы, разговоры и посиделки. Казалось, постепенно работа перетекала в вечернее общение, совсем как небольшое праздничное мероприятие. Такие случались в родной деревне по случаю дня юбилея какого-нибудь почтенного и важного представителя общины. Ивица приняла участие. Как всегда, тихое. Робкое, потому и недолгое. Вскоре она, уставшая, шагала домой, к черному замку. Она пообещала себе приходить в это место почаще.

Оно напоминало о старом доме.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png