Персонажи в событии:

Ivica Acinger
Sebastian Corvus
Информация события
Смежные события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Завершён.
Время и дата:
29 Охдернейр, Месяц Расцвета, 308 год. Примерно 13:00 - 13:59 (полдень).
Погодные условия:
14°, без осадков.
Место действия:
Первый этаж Академии, Коридоры первого этажа [северное крыло].

Аннотация:

Ивица и Себастиан вновь случайно встречаются в патруле, в северном крыле. Видя маленькую "подружку", Себастиан хочет выяснить, что за заклятие Ивица на него наложила, и избавиться от чар. Завязывается диалог. Ивица придумывает способ. Попытку обезопасить себя от Себастиана. От его повадок, внушающих ей страх. И кое-что приходит ей на ум. Немного безумное.

Ритуал примирения. В ходе его Ив и Себастиан узнают друг-друга по-новому.

Ivica Acinger:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаНабедренная повязкаНагрудная повязкаПортянки

Sebastian Corvus:Деревянный башмакДеревянный башмакКороткие брэКороткие шоссыЛьняная рубахаМантия ученикаПерстеньПортянки

Заклинание Любви — Ivica Acinger, Sebastian Corvus.
Разочарование, дваочарование — Ivica Acinger, Sebastian Corvus.

2 3 300

Re: Разочарование, дваочарование

Вот и прошел почти месяц Охдернейр. Отгремели первые, самые звонкие в году грозы, словно знаменующие скорое окончание учебного сезона, для Ивицы уже второго по счету. С тех пор изменилось... Многое ли? Если раньше девочка назвала бы ответ на этот вопрос очевидным, то теперь, с привычкой к произошедшим в ее жизни перестановкам, былая уверенность в необратимости надвигающейся торжественной развязки давала слабину.

Все реже в памяти девочки возникали образы родом из пяти печальных дней и пяти ужасных ночей, проведенных в пути. Помощь соседки по комнате в борьбе с кошмарными снами все еще оказывала неоценимую поддержку. Однако, мотив скорой смерти, определяющий сумасбродную пляску образов в единую закономерность и служащий им вместо смысла, затих. Растворился в воздухе наступающего утра, горьком от дыма костров, славивших мрачную ночь, дикий кровавый хоровод варварского празднества. Бесформенные крики, что заменяли имена всем тем, кого славили ужасающие торжества, забылись — в их какофонии и так не за что было ухватиться ни слуху, ни памяти. Теперь же ветра времени, в погоне за грядущим и уходящим, смыли с земли последний остаточный пепел, последние крохи пиршества, пламенного и голодного.

Призраки прошлого насытились. Стали ленивей. Их места и роли в душе девочки занимали новые беспокойства. Из всех причин оставалась символом безнадежного постоянства одна лишь вера во встречу с мамой. Уже ясно было, что скоро состояться воссоединение не суждено. И что пытаться пойти против этого порядка вещей означало бы для Ивицы подвергнуть себя опасности и, скорее всего, попросту умереть, лишив мать, если та еще была жива и помнила ее, единственной надежды на возврат к старому укладу жизни.

Ивица часто думала обо всем. Эту часть ее не до конца сформированной личности треволнения новой жизни не изничтожили. Но больше прочих волновали девочку размышления о том, в каком положении они с мамой находятся. Положении, которому суждено оставаться неизменным ближайшие несколько лет. После всего, что они переживут прежде, чем вновь повстречаются, даже если чудо случится, смогут ли они жить как раньше?

Нет, наверное, не смогут. Ивица склонялась к этому ответу. Принимала его... уже спокойно. Не так, как раньше, когда пыталась отвергнуть вывод столь неутешительный, запретить себе рассматривать его иначе, как страх и неуверенность в собственных силах, наравне с принятием возможной смерти матери. Но время все расставило по своим местам.

И все-таки надежда еще была. Даже если мама страдала в плену, а дочь теперь колдунья-еретичка, наивное желание все отбросить и вернуться в старый дом то грело, то терзало чувства девочки.

Но сегодня Ивица была даже спокойней обычного. То ли не выспалась, то ли слишком разнежилась в ласковых объятиях весенней теплоты. Она вышла, как обычно, в коридор, чтобы патрулировать. Выбрала северное крыло, то, в котором и библиотеки обе, и кабинеты, в их большинстве. И брела себе спокойным, размеренным шагом, глядя под ноги задумчиво, отрешенно. Если бы сейчас кто-нибудь прошел мимо не очень громко, или даже появился на другом конце коридора, к которому девочка шла, она могла бы и не заметить, что уже не одна. Вот какая она сегодня, нерадивая патрульная. Вся в себе. Такую небдительную Ивицу редко увидишь, и врасплох ее застать — дело пустяковое.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

3 3 465

Re: Разочарование, дваочарование

Конец месяца... Точнее, скорое начало нового месяца, предзнаменовало кое-что не слишком приятное для Корвуса. Зацикленный на своем прошлом, полностью ориентирующийся на него, вцепившийся в привычки своего существования, он, конечно же, чувствовал себя обязанным... почтить память о былом. Скоро первая годовщина с того момента, как он был вынужден бежать из дома.

Краски воспоминаний выцвели, потускнели. Но не забылись, нет. Оставались четкими, все еще достаточно яркими, чтобы возникать в ночных кошмарах. Воспоминания тех дней преследовали его и по сей день. Убийство, кровь, Искатель, небольшая передышка у ручья, снова путь, замок. Первая неделя в замке, когда он застыл в выделенной ему комнате и не мог сдвинуться с места. Первый месяц, когда он не мог нормально есть и спать. Первый сезон, когда он пытался смириться с новыми условиями, адаптироваться. И второй сезон, когда, казалось бы, все должно быть хорошо, потому что жизнь налаживалась, но он в противовес всему был погружен в еще более глубокую и темную меланхолию.

Он подготовился. Сохранил бутыль вина, выбрал место. Начал готовить себя внутренне, чтобы стойко вынести годовщину. О своем дне рождении он и не думал, никогда не видел в этом празднике смысла, да и вообще... Какое еще может быть празднования дня рождения, когда для него этот день был посвящен смерти. Смерти старшего брата, смерти своей первой любви и, наверное, смерти большей части человечности внутри него.

Это была необходимость. Обязанность, которую он навязал сам себе, потому что он знал совершенно точно, что, проигнорировав, сделает себе лишь хуже. Это как... извлечение нити из сшитой и подлеченной раны, чтобы нить эта не начала там разлагаться, гноиться, делая все лишь хуже.

Впрочем, сейчас Корвусу было не до этого. Сегодня он снова вышел в патруль. Оглядел Малую библиотеку — к его вящему удовольствию и одновременно неудовольствию, там все было тихо. Тихо, мирно, скучно. И прямо сейчас он находится на пути в Большую библиотеку, по дороге осматривая и северные коридоры. Впрочем, ничего интересного тут не...

Было. Кое-что интересное тут все-таки было. Ивица Эйсингер собственной персоной. И, да, у него было к ней дело. На самом деле ее было не так уж и просто поймать — но сейчас его определенно ждал успех. Он подошел к ней со спины, не особо-то и скрываясь, не пытаясь идти тише. Бесполезно пытаться сделать тише звонкий стук деревянных подошв ботинок о каменный пол.

Приятно видеть вас в добром здравии, студент Эйсингер. — хладный голос его прорезал тишину помещения. В этот раз он говорил много, не ограничиваясь короткими фразами, сухими кивками и разнообразием оттенков неприязненного выражения в глазах. — У меня к вам есть... небольшой вопрос. Касаемый того заклинания, что вы имели наглость на мне применить.

Лицо его, обычное малоподвижное и даже чуть ли не застывшее, сейчас приобрело по-особенному недоброе выражение. Хотя никакой злости в нем сейчас не было. Ивица, в общем-то, маленький ребенок, вызывала в нем иррациональную симпатию, которую он сначала подсознательно не замечал, а теперь отвергает, спихнув все на удобно подвернувшееся объяснение в виде "заклинания любви". Быть может, будь Корвус чуть более зрелым, чуть более сознательным и чуть более понимающим тонкости человеческих взаимоотношений, он бы понял, что дело здесь скорее в инстинктивном желании взрослого человека позаботиться о чем-то маленьком, беззащитном.

Однако Себастиан ничего не понимал. Как и всегда.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

4 3 475

Re: Разочарование, дваочарование

Ивица тоже не отличалась углубленным пониманием происходящего в ее жизни. Склонная к размышлениям о том и о сем, эта девочка, для своих лет не то что бы глупая, все-таки была ограничена своим кругозором. Ну каким опытом могла она обзавестись за минувший десяток лет жизни, посвященной маме с папой и небольшому хозяйству, части крохотной людской общины посреди глухого, дремучего ничего — настоящей глухомани? Даже самому острому уму нужна какая-то опора. Рука, его направляющая, подобно мечу, прежде всего должна быть напитана не столько силой, ведь именно для уравнения слабых с сильными оружие служит. Ее движения должны руководствоваться даже не знанием, а пониманием.

Вот, например, в голове у Ивицы скопилось множество всяких заметок. Но без личного опыта она оставалась непосвященным юнцом, в лучшем случае тщетно ищущим смысловое наполнение знаниям, переданным другими и полученным из наблюдений. В худшем же — даже не догадывалась о том, что у знаний должно быть таковое наполнение и предназначение, довольствуясь и гордясь одним их пустым наличием. 

Словом, личный опыт, или, вернее, почти полное его отсутствие — вот, что мешало девочке с живым умом и ярким воображением отличаться от запутавшегося в себе ученика постарше. Он читал много книг. Она глядела на картинки и символы, отраженные не на свитках, а на холсте самой окружающей действительности. Но что это меняло? Ничего, наверное. Никакой разницы?

Но с Себастианом у Ивицы был такой опыт. То, чего ей не хватало. Не пустое знание, а крупица понимания. Искра прозрения, высеченная резким сходом их доселе вольных и просторных путей к одной узкой тропе. Она резала глаза, эта искра. Дым, бегущий струйкой к наморщенному от испуга носику, пах тревожно и ничуть не нравился. И пусть струйка была тонка и искра совсем тусклой, кратко сверкала... Разница все-таки возникала.

Неприятная встреча. Ив сразу и не поняла, кто с ней разговаривает. Обернувшись же, девочка испуганно вздрогнула — едва на месте не подпрыгнула. Прижала кулачки к груди и отступила поспешно на почтительное расстояние, лицом к мальчику повернувшись. Держала его в поле зрения, хотя смотрела только на ноги. Что его лицо ей не понравится знала и так.

Ой. Это вы, — пикнула девочка, — Привет вам.

Пикнула... на удивление скоро. На удивление, потому что дыхание, что страхом перехватило, вернулось быстрее, чем она того ожидала. Себастиан начал говорить о прошлой встрече. Ужасный, пугающий... Опыт. Но теперь, когда об этом говорил он сам, картина произошедшего теплилась иными, незнакомыми цветами и красками. Оказывается, как утверждал мальчик, ее заклинание не было выпаленной в растерянности глупостью для него. Неужели, подумала Ив, Себастиан воспринял все всерьез? Это допущение, в сумме со спокойным и вдумчивым настроением странного весеннего дня, а также расстоянием, что Ивица ловко сохранила между ними, позволило ответу девочки, разглядевшей в выводе Себастиана ошибку, которую легко допустила бы сама, звучать внятно:

А... А какой у вас вопрос?

Ивица не спешила раскрывать правду. Потому как не знала, что за собой повлечет срыв покровов. Точно, она вспомнила, почему тогда крикнула... Что-то странное. Заклинание страсти? Нет. Магия любви? Кажется что-то такое! Придумала, чтобы не рассердить его. Не оскорбить значением слов, попавшихся на язык первыми в миг отчаяния и без задней мысли произнесенных.

Девочка навострила ушки и замерла, прислушиваясь. Готовая дать дёру, если вдруг что.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

5 (изменено: Sebastian Corvus, 20-03-2021 00:31:29) 1 606

Re: Разочарование, дваочарование

Себастиан видел ее страх перед своей персоной. Явный, не очень яркий, но вполне заметный. Заставляющий избегать, но не бежать. Подобное тешило его себялюбие, хотя, он это понимал, подобное чувство было глупым. Ну вот какой ему толк пугать маленького ребятенка? Какой смысл?

А все-таки приятно это. Когда человек, пусть такой маленький, побаивается тебя. Корвусу в принципе нравилось чуять чужой страх. Вызванным им же, или чем-то посторонним — не важно. Чем хуже чувствуют себя люди вокруг него, тем лучше становится ему самому. Странный, полный противоречий и нюансов, но факт.

Ивица обернулась, крупно вздрогнула, отдалилась и, как часто бывает, не смотрела ему в глаза. Зрительный контакт всегда был важен для Корвуса, потому как то был единственный канал невербального общения, который он хоть как-то воспринимал. Но, конечно же, он не станет говорить ничего вроде властного "смотри мне в лицо, когда общаешься со мной", как говаривали когда-то ему самому.

Мой, хм, вопрос состоит в том, чтобы вы... объяснили мне, как действует то заклинание. — возникла небольшая пауза пока он, исключительно из желания наладить продуктивный диалог, присел перед ней на одно колена. Зрительный контакт важен, ровно как и рост. Высокий должен склониться к низкому, если хочет диалога. — И я вынужден попросить снять это заклинание. — он чуть нахмурился. — Это... недопустимо. Использовать нечто подобное, воздействовать на человека таким образом. — в какой-то степени, он осуждал ее за подобное коварство. Но мог бы он сказать, что точно не воспользовался бы чем-то таким при случае? Едва ли.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

6 2 837

Re: Разочарование, дваочарование

Молодой человек уже преклонял колено перед нею. Ив хорошо помнила обстоятельства, совпавшие с этим жестом, добрым и благосклонным, в прошлый раз. Тогда она восприняла это движение как наступление, сокращение расстояния. Он вытянул руку. Но сейчас его рука оставалась на безопасном расстоянии и не стремилась разрушить преграду между Ив и Себастианом.

Мое заклинание...

Взор Ивицы невольно коснулся лица Себастиана. Так получилось — прятать глаза еще ниже было неудобно. Потому, увиливая в сторону, к продолжению коридора, ведущего к большой библиотеке, взгляд девочки, чуть более мрачный и тяжелый, чем обычно, от блеска соленого, тревожного и печального, все-таки был пойман. На один краткий миг.

Оно призвано оградить меня от вас, — ее тонкая шейка вздрогнула, и было слышно, как девочка шумно сглотнула слюну в безуспешной попытке избавиться от кома в горле, — Вы меня пугаете. И я не хочу, чтобы вы на меня нападали.

Признание.

Что чувствовала Ивица теперь? Страх? Несомненно. Для человека, наслаждающегося чужим страданием и не способным чувствовать себя полноценным без воздействия на чужие эмоции эта кроха-сервка была настоящим подарком. Единственным нюансом, мешающим Ив соответствовать аппетитам садиста к эмоциональному насилию в полной мере, выступала привычка. Ив не умела избавляться от страхов и жила с ними бок о бок постоянно. Вместо смелости девочка обрела привычку к сосуществованию с тяжелым гнетущим чувством. В какой-то мере, можно сказать, она даже черпала из своей пугливости одну силу — умение почти всегда сохранять в уме спасительную толику недоверия, бдительности, не быть скованной страхом по рукам и ногам. Слушать его предупреждения.

Сомнительная сила, если учитывать все слабости и уязвимости, смирением с наличием которых приходится за нее расплачиваться. Словно призрак, страх ходит за девочкой всюду. Примеряет на себя лица окружающих. Сегодня он влез в шкуру Себастиана. А сам Себастиан что же? Может, не так уж он и плох без этого призрака внутри него. И внутри самой Ивицы.

Или нет? Помогло заклинание? Но ведь оно даже не настоящее. Тогда... как? Очень хотелось бы Ив понять. Как-нибудь разобраться. Но... сейчас бы разобраться хоть с тем, чего она такого наколдовала, и что сказать в оправдание. Короткая заминка миновала. Девочка собралась с силами и продолжила объяснять. Или, скорее, выдумывать на ходу.

Без заклинания любви вы ведь на меня опять обозлитесь. И прихлопнете. А я бы этого не хотела. Вот только и всего.

На этом она замолкла. Уже надолго. Маленькие пальчики смяли ткань мантии. Девочка медленно раскачивалась с пяток на носочки, не в силах более стерпеть одолевающей ее скованности, напряжения в прижатых к шее хрупких плечах. И неопределенности в мыслях. О том, должна ли она сказать еще что-то, или настала пора все-таки выслушать.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

7 1 250

Re: Разочарование, дваочарование

Девочка перед ним явно стала чуть... ну, не смелее, но, наверное, менее внушаемой. Заговорила даже. Раньше только отвечала что-то, односложно, высоким голосочком, да прятала глаза. И взгляд ее, наткнувшись наконец на взгляд Себастиана, переменился на краткое мгновение: стал темнее, тяжелее. Незначительно, но это даже изменило ее лицо, сделало его серьезным. И, пусть он не мог видеть этого в полной мере, но чувствовал, как страх перед ним... не угасает, нет, но отступает на задний план.

Человек, часто испытывающий боль, со временем становится менее чувствительным к ней. Работало ли так же со страхом? Вполне возможно. В любом случае, едва ли сейчас ему нужно как-то пугать ее. Сейчас ему нужно... настроить ее на диалог.

Не прихлопну. - сухо ответил Корвус спустя какое-время гнетущего молчания.

Прихлопнет. Совершенно точно прихлопнет.

Обещаю, что не... прихлопну. — повторил он, но вышло неубедительно.

Себастиан легко нарушает свои общения.

В конце-концов, при желании я вполне мог бы, хм, прихлопнуть вас прямо сейчас.. — он усмехнулся. Едва ли искусственно вызванная симпатия, достаточно тихая и малозаметная, способна остановить его. В конце-концов, Ивица, как он думал, поступила весьма и весьма коварно.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

8 3 342

Re: Разочарование, дваочарование

Недоверие, щит, которым Ивица ограждала себя от угроз внешнего мира, не мог вечно оставаться на страже. Продолжительной готовности отразить поползновения тьмы, людской или чудовищной, мешали закономерные силы. Ив — маленькая девочка с тонкими руками. И пусть в ней всего-ничего роста, чтобы полностью закрыться, с пяток до макушки, эти тонким рукам приходится влачить неподъемное бремя. Им нужен отдых от ноши, как и детскому сердцу, жаждущему признания и ласки, требуется передышка от ожесточения неизбежной борьбы. Вот почему Ив иногда позволяла себе быть беззащитной. Уговаривала въедливого червячка сомнений пойти на уступки. Тогда щит двигался в сторонку, чтобы из-за края его кованой кромки девочка могла улыбнуться всем тем, чьей доброты так жаждала. Красивой молодой женщине, заботливой старушке или прелестному ребенку, такой же малышке, как и она сама.

Не сказать, чтобы Ивица была совсем уж закрытой. Она часто давала послабление своей бдительности. Особенно, когда речь шла о красивом человеке — очарованию девочек Ив, сама того не замечая и не задумываясь, сдавала без боя все крепости на пути к своей душе. Так она, наверное, и погибнет когда-нибудь.

Однако, сию секунду, глядя на Себастиана и внимая его голосу, большими ушками старательно улавливая в его словах и интонациях все, что должно потревожить и потревожит, Ивица понимала, что должна оставаться на чеку.  Себастиан — мужчина, а Ивица просто маленькая девочка, не способная его остановить. И если есть хоть какая-то незначительная преграда, что попадется ему хоть камешком, хоть щебенкой под ногу, за нею стоит оставаться до поры. Нет, давать отпор с полной силой совсем неразумно, ведь тогда ситуация не только останется прежней, но и усугубится. Ведь он здесь, перед нею, а она перед ним. Он уже не ошеломлен, как прежде. Она не сможет убежать. Тогда следует что-нибудь придумать, чтобы себя обезопасить в любом случае.

И Ивица нахмурилась. Бровки-гусенички зашевелились у нее под пушистой челкой. Она пораскинула мозгами. И, кажется, кое-что придумала.

Я смогу снять такое заклятие только при одном условии. Его можно разрушить, если произвести один ритуал. Он несложный.

Нет, не придумала. Это же старинный мамин трюк.  Прежде, чем продолжить, Ивица прикусила нижнюю губу, чтобы та не слишком дрожала. Ее пальчики еще сильней вцепились в шерстяное полотно ученической мантии, а гусенички-бровки выгнулись вверх так тревожно, что аж затрепетали.

Ритуал примирения. Когда люди мирятся, они делают... поцелуй. И объятия.

Ивица сама испугалась своих слов. Только сейчас осознала, на что сама себя подписала. А если он ее схватит и задушит? Или вместо поцелуя съест ее губы или прокусит щеку? Почему Ивица вообще так сказала? Потому что обратилась за помощью к маме. К воспоминаниям о ней и ее привычках, если точнее. Даже если очень сильно разругались, с мамой нужно целоваться и обниматься. Без ласки, говорила мама, мир только на словах. А если заключить друг друга в объятия, то и душа и сердце могут запомнить и понять такое примирение лучше всяких объяснений.

Ив боролась с желанием закрыть глаза, зажмуриться покрепче. А то и вовсе убежать. Теперь она сама себя испугала и, понимая, что в возможной своей погибели виновата отчасти лично, тратила все свои моральные силы на примирение с судьбой и успокоение разбушевавшихся мыслей.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

9 2 458

Re: Разочарование, дваочарование

Себастиан как-то застыл весь. Моргнул. Еще раз моргнул, чуть склоняя голову к правому плечу. Попытался осмыслить сказанное девочке. На секунду даже захотелось рассмеяться. Громко, в лицо Ивице, с едкой такой насмешкой, потому что ну что это за ритуал такой. Но спустя миг смеяться перехотелось. Потому что, ну, а что, если такой ритуал действительно существует?

Ему-то откуда знать о существовании таких ритуалов, если никто не обнимал и, тем более, не целовал его? Откуда ему знать о существовании таких ритуалов, если он — всего-лишь несведущий ученик, и кто-то вроде Ивицы, блистающей на занятиях по стихийной магии, и в целом являющейся талантливой ученицей, может знать больше него?

Естественно, он не видел Ивицу выше себя. Но он не мог не признать того, что она проявляет недюжинный ум на занятиях. И то, что она была маленькой по возрасту... Ну, они учатся на одном курсе. Корвус быстро приучил себя к тому, что здесь стоит смотреть не на возраст, а на курс. Здесь были учителя ненамного старше его, были старшекурсники много раз младше его. И были те, котого он мог бы признать равным себе. Мог бы он признать Эйсингер равной себе? Возможно. Но точно не сейчас.

И вот как-то так вышло, что Ивица быстро стала для него авторитетом в вопросе ритуалов... примирений.

Все-таки, какие-то странные инструкции. Выполнять их он не имел совершенно никакого желания. Физический контакт был чужд ему, тем более — объятья, тем более... поцелуи. Ему ее надо в руку что ли поцеловать? Или в лоб? В щеку? Ну не в губы же... В губы, пожалуй, слишком — вот такого он точно делать не будет. А ведь нужно и обнимать при этом...

Но мы... не ссорились. Для того, чтобы помириться, нужно сначала поссориться. — в конце-коцнов, они и не общались даже еще ни разу. И поссориться у них точно не было никакой возможности. Именно так думал Корвус, для которого ссора всегда была процессом целенаправленным, ярким, сопровожденным руганью и, если повезет, насилием.

Корвус был... по-странному уязвимым в данный момент. Растерянным и запутанным. Этого не проглядывалось в его закаменевшем лице, но вполне было заметно в глазах. И в речи, пожалуй, тоже. Голос его стих и он явно испытывал трудности с подбором слов: паузы стали больше, сама речь стала чуть проще в своем строении.

Он не просто никогда не обнимался и не целовался. Он никогда и ни с кем не мирился. Он знает... так мало о человеческих взаимоотношениях, что, если честно, это даже начало пугать его.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

10 3 073

Re: Разочарование, дваочарование

Не ссорились?

Как это так — не сорились? — подумала Ивица, и начала в суматохе перебирать в своей голове вмиг закружившиеся в мысленном вихре клочки и обрывки воспоминаний обо всем, что объединяло их с Себастианом когда-либо.

Все, из чего состояли их... Отношения? Такое слово Ивице на ум не пришло. Она разрывалась между определениями знакомства и... Дружбы? Вот уж какое определение происходящему совершенно не было к лицу. К его мрачному, неприятно острому, как у самого господина Себастиана, лицу.  Но и враждой, если так подумать, назвать их тоже было нельзя. Хотя, безусловно, "студент Эйсингер", как Себастиан ее неоднократно называл, опасалась своего странного старшего знакомого больше любого другого человека, проживающего на территории черного замка. Страшнее казались только чудовища, обитающие в нечеловеческих потусторонних мирах госпожи Октавии, и те монстры, которые рассматривались на уроках и практических занятиях учителя Фремдера. Даже сам господин Вольфганг вызывал у Ивицы больше доверия. Она даже позволила себе принять участие в религиозном ритуале с его участием, будучи обеспокоенной своим случайно непочтительным поведением в отношении ритуальных традиций.

И потом, вкупе с мытьем купальни, тот ритуал, кажется, помог Ивице. Избавил от ночных наваждений о богине Льёрх. Может, вот и она — вторая причина прибегнуть к ритуалу, как к спасению, выходу из ситуации, чья суть лежит далеко за скромными рамками детского понимания?

Ивица от затруднения аж запыхтела тихонько. И голову опустила. Челка, длинная и пушистая, накрыла половину ее лица — под нею можно было разглядеть лишь маленький носик и дрожащие губы, приоткрывающиеся с каждой попыткой девочки что-то сказать, до тех пор, пока третья или четвертая не становятся... "успешными":

Коль так... А вдруг поссоримся потом? Я бы не хотела ссориться с вами. Да и чары иначе не снять. Нужен какой-то поцелуй. И какие-то объятия.

Какие-то. Тот еще успех. Да Ивица же мямлит так, что Себастиану податься вперед и прислушаться придется, чтоб что-то разобрать.

А не то вам так и ходить зачарованным. Или совершить ритуал. Чтобы мы отныне не могли друг друга прихлопнуть.

"Чтобы я не боялась". Вот, чего Ивица хотела на самом деле. И просила, даже прекрасно понимая, что все равно будет бояться, и больше всего именно в том случае, если он согласится и примет условия выдуманного заклинания. Но тогда, оказавшись в его руках, она бы смягчила его сердце, быть может. Также, как унимала тревоги и слезы своей маленькой Ивушки мама когда-то. Ив собиралась в этот страшный миг побыть ему мамой.

Или нет. Может, лучше пусть откажется? Тогда не придется переживать такой ужас. Можно дождаться, пока Себастиан, вновь смущенный и озадаченный, растеряется достаточно, чтобы она смогла сбежать. Чтобы понять и уловить приближение сего момента, Ивица вновь мельком коснулась его глаз своим печальным взором. Вот, кажется, он уже почти растерял всю свою бдительность...

Только смутно догадываясь, что вечно бежать невозможно, она все еще стояла здесь в ожидании. Чего-то.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

11 2 230

Re: Разочарование, дваочарование

Чем больше длился этот странный диалог, тем более запутанным и растерянным становился Себастиан. Область человеческих взаимоотношений была для чем-то очень сложным, не понятным. На стороне Ивицы в данном вопросе был опыт родительской опеки над ней, природная чувствительность, детская открытость в той мере, в которой она ее проявляла. На стороне Себастиана были... Почти двадцать один год, проведенный в одном доме, где жил он практически в одиночку, где не было ничего кроме холода, сдержанности, принципов и раздутой гордыни всех ее обитателей.

История семьи Эрвестов и ее маленького бастардика вся состоит из непомерной гордыни, привычки усложнять простое и, будем честны, тихой, едва заметной ненависти друг к другу. Они все были научены лишь ненавидеть. И не знали они никаких ритуалов примирений, и не обнимались они, и не целовались. Себастиан не был одним-единственным изгоем на отшибе теплого семейного костра, нет... Они все были такими. По-своему несчастными.

Я тоже не нахожу в себе желания ссориться с вами. — сказал он, преодолевая длинные паузы между словами. Возможно, он даже не солгал сейчас.

И все-таки что-то глубинное в нем, совершенно слепое и глухое, лежащее беспомощно и жалко на месте, сломанное и умирающее медленно-медленно, но вместе с тем все ще способное осязать, обнять и ощущать, почувствовало это тихое "Чтобы я не боялась". Конечно же, не сознательно — он просто не смог бы оформить подобную мысль, но вот бессознательно, интуитивно...

Он тихо вздохнул и кивнул.

Придвинулся ближе. Протянул руки вперед, медленно, словно бы давая девочке время на то, чтобы бежать прочь. Возложил свои руки на ее плечики, хрупкие, маленькие. Кажется, что если он сожмет пальцы, то кости под его ладонями сломаются, рассыпятся вдребезги. Но в нем не было какого-либо желания причинять боль. Не сейчас, по крайней мере, когда он стоит на пороге какого-то... открытия. И едва ли оно возникнет в ближайшем будущем.

Так он и застыл. Весьма неловко. Что-то в нем затрепыхалось жалобно от мысли, что ему нужно притянуть ее к себе ближе, прижать. Быть может, этого достаточно? Того, что он держит ее за плечи? Ему казалось, что достаточно. В какой-то степени, это и был допустимый аналог объятий для него.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

12 3 582

Re: Разочарование, дваочарование

Хорошо, что не находит. Если бы не слова Себастиана, если бы не признание, чью трогательность несмышленой Ивице не требовалось объяснять, она, быть может, и сбежала бы. Как тогда, она могла податься назад, завалиться на спину, упасть — сделать самый опасный, самый неловкий и необдуманный шаг назад, лишь бы оказаться вне досягаемости черных пальцев-ветвей. Но вместо этого девочка почувствовала единственный уместный ответ.

Может, перемены в нем, в голосе и в лице, просто уловка. Может, все закончится прямо сейчас. Он возьмет ее, и из этих "объятий" Ивица уже не выйдет. Так и оставит в его руках свой последний мучительный миг. Но почему-то, по причине, которую Ив не может облечь в слова, ее страх перед этими длинными узловатыми пальцами иной. Он не гонит ее прочь, не наливает ноги томительной тягой прийти в движение — странной тяжестью, что обращается окрыленной легкостью, стоит только оттолкнуться от земли. Ив кажется, что все еще может обойтись сейчас. В ином случае, сбеги она, всякое может случиться тоже...

Что же страшнее? Она не смогла понять, потому что закрыла глаза. Поняла не сразу. Только потом, когда ощутила его руки. Поняла, что через ладони мальчика, через ткань ее одежды, по коже ее струится человеческая теплота. Неожиданное чувство. Обман ожиданий. Вместо цепкой вероломной силы лишь знакомая тяжесть большой руки взрослого человека. Только он, Себастиан, не очень уверенный мальчик. Он не может обнять Ивицу, как мама. Но Ивица может обнять, как мама. Девочка не ведает, что в отличие от Себастиана обладает знанием о том, как это делается и для чего.

Не открывая глаза, Ив сделала шаг вперед, и руки Себастиана, лежащие на ее плечах, она почувствовала, мягко согнулись в локтях. По крайней мере от неожиданности они еще не начали сопротивляться. Ивица не стала дожидаться, когда начнут. Она просто наклонилась вперед и протянула свои ручки к нему. Положила ладони на грудь, но без силы. Не отталкивая. Принимая. Сближая их. Пушистая светлая челка коснулась плеча Себастиана, когда Ивица склонила к нему свою голову, и локоны-пружинки, взвихрившись слегка от такого движения, заструились по его одежде.

Девочка замерла. И стояла так несколько секунд, замерев, чуть дыша. Она не знала, сработало ли. Не знала, жива ли еще, а если и жива, если все это ей не кажется, не последний ли это миг, за который ловушка явит свою суть. Но грохот сердца в груди обрел гулкую тяжесть. Сердце Ивицы хорошо понимало, что происходит между двумя людьми. И подсказывало, что следует завершить начатое. Тогда она открыла глаза, чтобы отыскать взглядом его лицо. Но не вглядываться. Ив все еще боялась того, что может увидеть в его глазах. Она только определила, в каком направлении нужно двигаться, чтобы ритуал закрепил свое действие и выдуманные чары были разрушены. Или, напротив, только сотворены?

Дрожащие губы девочки легко коснулись щеки Себастиана. Около его уха. Раздалось тихое невинное "чмок".

Ивица отступила. Буквально отскочила. Смотрела теперь на мир широко раскрытыми глазами, но ничего, кроме растерянности, смущения и остаточной доли страха, в них не читалось.

Ча.. Чары теперь развеяны! — провозгласил тонкий голосок, сломавшись, — А теперь... Теперь мне пора! Мне нужно проследить за порядком... Эм, там!

Ивица взмахнула пальчиком в случайном направлении, ведущем, как случилось, к внутреннему двору, и тут же сорвалась с места. Она бежала со всех ног, так сосредоточенно чередуя легкие, скорые шаги, что забывала даже дышать. Ив не знала, получилось ли, и что будет, когда они увидятся вновь. Ив... Ничего сейчас не знала.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

13 1 968

Re: Разочарование, дваочарование

На мгновение он и сам почувствовал не страх, но... некоторое боязливое напряжение. На секунду внутри него вспыхнула мысль, что сейчас вот она возьмет, да ударит его. Прямо в лицо, которое он по собственной безалаберности опустил так низко, спустившись на один уровень к ней. Потому что люди, если дать им шанс, обязательно пинают, бьют и режут.

Если ты покажешь человеку спину, не удивляйся, обнаружив нож, прорезающий плоть, вкушающий кровь. Не удивляйся, когда на месте плохо залеченной раны появится длинный и большой шрам, жгущий в моменты душевной тьмы фантомной болью. Не удивляйся и не будь наивным, иначе бесславно помрешь где-нибудь на задворках общественности.

Но Ивица — всего лишь девочка. Такая же напуганная, так же покинувшая свой дом, такая же ученица Академии. Все ученики пережили что-то, прошли через испытания, отказались от прошлого, дабы ступить на территорию Морганы. Она не казалась ему опасной. Но и, конечно же, не была ему ни другом, ни союзником.

Но она не была ему врагом, да и вряд-ли когда-нибудь станет — это он понимал точно. Поэтому не сопротивлялся, не отодвинулся, когда она приблизилась к нему. Было неловко, но почему-то тепло. В душевном смысле тепло, светло, даже, наверное, уютно. Он не впервые испытывает что-то подобное. Это ощущение было ему... знакомым.

Не отодвинулся он и тогда, когда она ткнулась в его щеку своими губами, клюнула несмело, как птичка. Потом посидела тихо несколько долгих секунд. Встрепенулась чуть нервно, прощебетала что-то, да улетела.

И остался Себастиан в коридоре, один, неловко застывший на пару минут, не понимающий, как ему реагировать на случившееся.

И понял он, что все стало лишь еще хуже. Иррациональная симпатия к ребенку никуда не исчезла, но укрепилась в его сознании с чем-то родственным, не свойственным ему, но и не невозможному самому по себе. И напомнила ему эта симпатия о той, кого он, совсем тихо, но по-настоящему и по-светлому любил. Мелисса.

Его дорогая младшая сестра.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die