Персонажи в событии:

Ivica Acinger
Информация события
Смежные события
Одежда персонажей
О локации
Предметы на локации
Статус события:
Завершён.
Время и дата:
30 Охдернейр, Месяц Расцвета, 308 год. Примерно 04:00 - 05:59 (раннее утро).
Погодные условия:
14°, без осадков.
Место действия:
Первый этаж Академии, Коридоры первого этажа [южное крыло].

Аннотация:

Ивица встречает последнее утро месяца в патруле. Время проходит скудно, без особых происшествий, и дает вялотекущим мыслям время достичь берегов.

Ivica Acinger:Деревянный башмакДеревянный башмакЛьняная рубахаМантия ученикаНабедренная повязкаПортянкиХолстинные штаны для тренировок

2 10 537

Re: Последнее утро месяца расцвета

Последнее утро месяца расцвета Ивица встретила необычайной бодростью. Исследуя черный замок в основном по ночам, с момента прибытия сюда девочка редко вставала с постели до того, как поднимется над горизонтом солнце. Однако, вчерашняя встреча с Себастианом, как и другие события, наполнившие остаток дня, в один присест проглотили оставшиеся силы. Можно было сколько угодно называть себя "почти взрослой", но тело, все еще по-детски слабое, поддавалось измождению безнадежно. Не слушая никаких уговоров, оно прилипло к постели, стоило только краскам весеннего неба слегка потускнеть в едва наступающем сумраке вечера. Ощущение сытости, подаренное неспешно поглощенным ужином, довершило дело. Веки девочки опустились. И время помчалось вперед без оглядки. Один миг стер из памяти момент погружения. Перед глазами, когда они открылись вновь, мерцала на черных стенах жемчужная россыпь лунного света.

Ивица отодвинула створку окна. Полюбовалась, не издав ни звука, ни слова, тем, как грязный молочный цвет луны разливается по ясному безоблачному небу, и диск ее, ускользая в дальний край недосягаемого свода, становится прозрачным. Комок одуванчикового пуха в высыхающей луже, налитой сиянием сонной поры, луна истончалась, таяла. Впитывалась в картину, на которой утренний мир был изображен, вместо того, чтобы на ней остаться.

Оглушительную тишину, в компании которой маленькая Ивица занималась любимым делом, наблюдением за природой, ее причудами и картинами, прервалась, когда подала голос первая проснувшаяся птица. Девочка встрепенулась вместе с нею. Очнувшись с началом песни, как по призыву марша в бой, с неудовольствием, ибо выбора не было, приняла чувство озноба, прокатившееся между лопаток, от основания шеи к самому низу спины. Если бы там, как и на груди, были голубые цветы, им бы это омовение едва ли понравилось бы тоже. Теплая пора уже наступила, но стоять в одной рубашке у открытого окна, в час столь ранний, когда солнце с ветром еще отдыхали и воздух даже не начинал прогреваться, было ошибкой. Моризаммо — не самый ласковый к людям край. За прожитые годы Ив еще недостаточно привыкла к этому, чтобы не забывать всякий раз, когда зима окончательно отступает.

Последний день Охдернейра. Еще и последний день учебного сезона, второго для Ивицы. Такой день бывает разным у всех, но чаще выдается свободным. Пустым. Открытым для всяческого рода размышлений, добрым и спокойным.

Сейчас Ив прохаживалась по коридору южного крыла, на первом этаже, туда-сюда, заглядывая за двери пустых кабинетов, которые открывались, и прислушиваясь с закрытым. Патруль — вот, как это называлось. Хоть неурядица могла случиться в сих стенах в любой, даже столь ранний час, доныне люди спали и ничего не происходило.

Ивица остановилась ненадолго, чтобы оглядеть свою одежду. Захотела удостовериться, что сама не является главным безобразием Академии. Лохматым злом, с которым обещала бороться. Потрогала волосы...

Вроде нормально, — первая за день частичка внутреннего диалога, мысль, облеченная в слова, а не состоящая целиком из образов, звучала в голове гулким протяжным эхом.

Девочка вспомнила, как одевалась с утра. Натянула на себя исподнее и тренировочные штаны, просто потому что хотела сегодня побыть в них. Заправила за пояс рубашку, да покрепче заправила. Потом, сноровито и наскоро, несмотря на сонливость, тяготящую руки, управилась с портянками и ремешками на обуви. На плечи, не застегивая пуговиц, набросила ученическую мантию. Получившийся в итоге наряд выглядел... Фривольно? Ивица не знала такого слова. И вообще не знала, как назвать то, как она сейчас выглядела. Как передать свои ощущения. Окинув свою тонкую фигурку, тонущую в ткани одеяний, взглядом, юная волшебница находила себя наряженной приятным глазу образом, и, одновременно вместе с тем, неопрятной ровно настолько, чтобы не вызывать желания скрыться с глаз и поправиться. Быть может, Ивица просто не осознавала, что предъявляет к себе заниженные требования, будучи деревенщиной. Или ее дикарская простолюдинская простота успела уже, под влиянием окружения, перевоспитаться в привычку соответствовать? Если и так, произошла сия метаморфоза слишком постепенно, чтобы девочка могла проследить различие между тем, что было, и получившимся в итоге. Так и вышло, что попытка взглянуть на себя со стороны не дала никакой определенной оценки.

Зря только останавливалась, — подумала Ивица, и продолжила путь.

Или, скорее, не путь, а так, ходьбу из стороны в сторону. Может, вновь задумавшись, задала себе вопрос девочка, в этом и заключается смысл странного слова? Глядеть по сторонам — это понятно. Но для ходьбы туда-сюда должно быть какое-то слово, более приличное, чем всем знакомое "шататься" или "слоняться". Вот и придумали №патрулировать". В таком случае Ивица могла только удивиться и зауважать хитреца, придумавшего себе такую отговорку. Прекрасный способ отлынивать от работы, но всем коротко и четко давать понять, что ты трудолюбив и прилежен. Конечно, маленькая Ивица все восприняла по-своему, с долей непонимания, проистекающей из искаженного детского взгляда на мир. А на деле патруль, несомненно являющийся работой, ответственной и требующей сил, просто оказался ей весьма по душе, и потому порой воспринимался как прогулка скорее, нежели за усердный труд.

И не то что бы трудиться девочка не любила. Гулять лучше, это вам скажет всякий ребенок, и на этот вопрос у Ивицы нет ответа, соответствующего расхожему впечатлению о странностях этой тихони. С удовольствием путешествуя по замку и ближайшей его округе, Ив, прилежная ученица в настоящем и послушная дочь в прошлом, не привыкла недооценивать все знаки одобрения, которые полагались за выслугу перед взрослыми. К тому же, простой ручной труд, выполнение которого дает незамедлительный и очевидный результат, давал девочке ощущение удовлетворения. Именно поэтому Ивица охотно бралась за всякие мелкие и не очень хозяйственные поручения. Помогала со стиркой, уборкой и готовкой, и не видела ничего зазорного в том, чтобы поспособствовать порядку в купальне и Люо. Мама приучила с ранних лет переносить невзгоды ради приятной глазу чистоты. А в дни былые, когда Ивица жила в деревне и учиться ей не приходилось, помощь по дому была основной ее работой.

Наверное, Ивица до сих пор соблюдала торговую договоренность со своей совестью и не могла, не прибравшись или не оказав иную помощь старшим, спокойно отправиться на прогулку, даже если эта прогулка, как и занимающая большую часть времени, раньше именно ей полагавшегося, в новом доме считается точно такой же ответственной работой, как остальные акты заботы о порядке в его стенах. Нет, если подумать, учеба была даже важнее. В конце концов, учеников Моргана набирала, а не уборщиков. Значит, Ивица должна была осваивать навыки, которые помогут ей, как и другим магам, выполнить свое предназначение. Побороть тьму, пропитавшую весь мир, от почвы под ногами до людских мыслей, и вернуть искусству магии ее былое место.

Звучит очень важно и замечательно. Только Ивица не совсем понимает пока, какое у магии место, как его возвращать и что для этого нужно делать. Зато девочка приложила достаточно усилий и оставалась усидчивой в мере, положенной более-менее успешному процессу познания. Помня голоса из прошлой жизни, описывающие магию, как зло, Ив уже владела более чем десятком различных волшебных заклинаний. Ничего серьезного она не умела, и по собственным навыкам не назвала бы колдовство таким уж страшным. Частенько перед сном Ивица представляла, лежа в постели, какие силы хотела бы получить от магии в будущем. Стихия ветра могуча, и если потерявшейся девочке доверится хотя бы толика этого могущества, она сможет, с помощью других одаренных, изменить этот мир. Сколь интригующе и тщеславно ни звучали бы возможности, что магия сулила, Ивица поддавалась совсем другой страсти. Желанию, выраженному в одном вопросе: а что она сможет изменить для себя, такой маленькой в сравнении с обещающим измениться миром? Для такой силы, как магия, мелкие перестановки, распространяющиеся на масштаб жизни одиннадцатилетней девочки, наверняка не будут проблемой. А для самой Ив они наполнены невероятным значением.

Мама — всего-лишь одна женщина из всех, кто оказался в беде, и это, увы, так. А вот если бы ее спасти? А если еще и папу?

В будущем многое может еще поменяться в характере и мировоззрении юной волшебницы. Но пока она ребенок, не больше и не меньше, спасение мира и мамы — свершения равноценные. Мир ребенка замкнут на нем самом. Ведь ребенок и есть сам себе мир. Даже самые близкие появляются в этом мире не сразу. Становятся его частью постепенно, и, на долгие годы вперед, родители остаются границами этого мира. Отца у Ивицы нет давно. Да и день расставания с мамой случился не вчера случился. У девочки появились друзья, и среди них очень близкие. Другие ученики, вроде Лафорты и Ки. Взрослые и учителя. Например, госпожа Ректор, на которую Ив смотрела со странным, незнакомым чувством обожания и благоговения. Но любовь к ним все-таки оставалась чем-то иным. И знакомые черты и имена родителей, память о том, каковы их прикосновения, объятия и поцелуи, как звучат их голоса и как сияют глаза от нежности или сверкают в любовном гневе — все это остается. Эти чувство лежат грузом на сердце. Невозможность ответить на них, ведь родителей рядом нет, не дает Ивице покоя.

Она все еще не осознала до конца своей судьбы. Совершенного путешествия в большой мир. Последнего шага за порог отчего дома. Отсутствия стен и преград на пути вперед. Девочка словно бы шла, окутанная сумраком ночного леса, по той старой заросшей тропе, и ноги ее делали вид, что спотыкаются о кочки и оступаются, потому что пальцы не чувствовали маминой руки, ведущей странницу вперед. Ивица не ведала правды, что сотворила собственными силами. В маленьком детском мире, замкнутом на мыслях, переживаниях, простом физическом ощущении присутствия нескольких самых близких людей, ее уже ничто не держало.

Ее ноги давно ждали этого момента. И он наступил. Первый шаг свершился, остановиться они уже не могли, также, как и следовать обратным путем. Но голова малышки еще долго будет занята мечтой о том, как магический дар подарит маме с папой спасение, и старый порядок вещей, невозможность возврата к которому она понимала уже сейчас, каким-нибудь чудом восстановится. Она проснется когда-нибудь в своей детской постели и увидит знакомые стены старого дома. Если только так и останется маленькой, по размеру кровати.

Ивица провела еще одно спокойное утро, последнее утро месяца, блуждая по академии сонно, почти бездумно.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png