1 1 148

Тема: Снежный хоровод 2021

https://i.imgur.com/2hvfM6J.png

Как маленькие снежинки кружат в диком танце, так и слова складываются друг с другом, рождая поистине великолепные повести, рассказы, притчи и новеллы, очерки и эссе, и многое, многое другое. Давайте ненадолго окунёмся в их хоровод, и создадим чарующую новогоднюю историю.

"Снежный хоровод" — литературный, но не конкурс. Здесь не будет ни победителей, ни проигравших, ведь каждый по-своему уникален и достоин награды. Здесь мы будем писать рассказы на тему нового года и Академии Морганы в любой интерпретации. Альтернативная вселенная и Академия в нашем реальном мире? Академия не в 14 веке, а в 18 или наоборот, античной эпохе? Какие-то особые события, которые хотелось бы отобразить в виде повести?

Условия до безобразия просты: написать литературное произведение от 2000 символов на тему, указанную выше, и опубликовать её вплоть до 7 января 2021 года.

В награду же каждому (принятому) участнику будут: наградка в профиль, 300 очков активности и 100 баллов. Написать можно только 1 рассказ.

Интересно? Тогда мы с нетерпением ждём ваших творений!

2 (изменено: Ivica Acinger, 24-12-2020 22:10:28) 2 333

Re: Снежный хоровод 2021

Посвящается нашей академии. И в особенности нашим старательным учителям. Вызов тому, кто не побоится — напиши посвящение ученикам!

На просторах Моризаммо

Как грибочек, вырос замок.

Приглашает самых-самых.

Можно приходить без мамы.

Крыши чёрны, в снежных шапках.

Вольфганг на пушистых лапках

Празднично кидая искры,

Обучает очень быстро.

Он умело разжигает

Вдохновение к учебе.

Все, от мала, до велика —

Еретическая Клика.

Под крылом ее вороньим

Даже тот не посторонний,

Кто очаг свой новогодний

Кормит колдовской душой.

Праздник предстоит большой!

Наше счастье — постоянно

Утку ешь и узвар пей.

В баню приглашай друзей.

Где неистово желанно

Все, что терпит невозбранно

Повелитель долгожданных

(Мист, да и не только) постов.

Чуду с нами очень просто.

Академия — как остров,

Обитаемый лишь теми

Кто смекает в этой теме.

Скажем, госпожа Октавя.

Едкий комментарий правя

По часам — по расписанью

К духам ходит на свиданья.

А за нею поспевает

Тот, кто кухней управляет

Хитрец-Дао —

Дегустатор юных девичьих

Сердец.

И нечаянно отчаянный

Многодетнейший отец.

Гуру перевоспитания

Дядь Фортуна-молодец.

Лихо-здорово сражается

Наша госпожа Бриём.

Кто не трусит — приглашается.

Отработаем приём.

Вот Ректор. С Ректором

Дружу. И Ректору принадлежу.

И в памяти своей держу я

Сон, вдвоем мы с ней в котором.

Силфа Фогнил прекрасна. Точка.

И вся в неё смутьянка-дочка.

Разят мужей наверняка.

В сердца. И в ноги в башмаках.

Матильда бук? Хороший друг!

И всякий знает — как без рук

Живет волшебник без чернил

И без пера. Без грамоты — могила.

Так и умрешь. От недостатка баллов.

И день, и ночь, учи без интервалов.

Стремись в волшебнический авангард

С защитной магией. Научит Кельвин Харт.

После такой учебы — хоть лечиться.

В самолечении поможет отличиться

Восточная краса Аиша Хачин.

Играть с ней в доктора... полно причин!

Причина номер раз — чертополох.

Безрукклера прогонит, в суп неплох.

Не только вскормит — новой жизни старт

Еретику подарит Дядь-Фростхарт!

А что? На праздник принято подарки.

Как куры вплавь и в облаках гагарки

Сей ночью праздничною насладиться,

Спешат учителя, ученики,

В большой, уютный черный замок славный.

Порыв у всех один. Он.. плавный?... Главный!

Триста очков активности, сто баллов.

Четверостишья. Восемнадцать интервалов.

Между ними...

Ой, эта рифма уж была.

Так я и... ну, выходит, умерла.

https://i.imgur.com/bAfuI8h.png

3 (изменено: Sebastian Corvus, 25-12-2020 15:33:27) 11 223

Re: Снежный хоровод 2021

Кошмар перед Новым Годом

Однажды Себастиану встретился лис. Обычный такой лис, пушистый, белого цвета, с темными любопытными глазками и округлыми ушами. От него веяло какой-то морозной энергетикой, морда его была по-странному дружелюбна, а глаза — по-человечески умными. Корвус покосился на него: вообще-то необычно было видеть, что дикое животное забралось так далеку в человеческую обитель. Лис сидел у кромки фонтана Внутреннего двора, не испытывая никакого дискомфорта от холодной воды совсем рядом, лишь лениво шевелил пушистым хвостом, смахивая снег с камня. И смотрел на дворянина. Не пристально, нет, но ощущение неправильности происходящего не покидало Корвуса, разглядывающего необычного гостя.

В первый раз, когда я увидел человека — я был еще совсем-совсем юным. — вдруг сказал лис, открыв пасть. Он не шевелил ею в такт звукам, энергичный голос просто лился из его розовой глотки. Себастиан застыл, во все глаза уставившись на такое чудо природы, — Раньше люди казались мне более... значительными. — лис закрыл пасть и застыл, очевидно в ожидании ответа. Но его не было.

- Однажды я вселился в одного человека. Мне понравилось. Я провел с ним долгие-долгие годы. Настолько привык к нему, что, лишившись тела, боялся за свою человечность. Мне пришлось покинуть его, вновь вернуться к бестелесной жизни. Забавно, да?

Себастиан молчал, слишком удивленный подобной неожиданностью. Впрочем, едва ли лису было до его реакции какое-то дело. Он снова открыл пасть, обнажая ряд маленьких беленьких зубок. Такое ощущение, что он издевательски ухмыляется.

Тебе бы поспать, парень. Выглядишь паршиво. - в ответ на это Корвус мог только кивнуть. Да, ему срочно нужно поспать. Потому что отныне ему видится всякое.

Однако, вместе с тем его настигла догадка. Быть может, это дух, что зашел на территорию Академии в преддверии праздника? Начало нового года было совсем скоро. Говорят, что некоторые духи обретают большие силы незадолго до этого самого дня. В таком случае, ему стоило быть осторожным с ним. А еще лучше — спросить об этом лисе у преподавателя.

А ты неразговорчивый. Ну ничего страшного. - лис поднялся на четыре лапы, приветливо взмахнув хвостом, - Я давно не был в физическом мире. Первое мое посещение Академии было... странным, да. Люди кружили хороводы вокруг ели, раздавали подарки и писали письма какому-то старику в северных землях. Но было весело.

Кто вы? — наконец-то выдавил из себя Корвус, думая, что к разумному существу, тем более, духу, стоит обращаться на "вы". Впрочем, его нельзя было назвать образцом вежливости сейчас — он банально забыл представиться самому. Однако лиса это не смущало. Кажется, дух был доволен тем, что этот молчаливый человек сказал хоть что-то.

Я дух, что приходит ко дню Нового Года. Точнее, прихожу сюда вот уже седьмой год. Раньше я занимался другими делами, не думаю, что тебе будет это интересно. — быстро заговорил лис, пытаясь обворожительно улыбаться своей узкой мордой. — Пойдем, я расскажу тебе о себе. Я люблю говорить о себе, да-да. — хихикнул он. Да. Себастиан заметил, что дух этот до крайности говорлив.

Я тот, кто разносит подарки. Смотря, кто чего заслуживает. - он чуть сумрачно хмыкнул. Соскочил на землю, повернул точеную голову к нему. — Хочешь знать, что заслужил ты?

Стоило Себастиану моргнуть, как перед ним вдруг оказался лоснящийся лошадиный бок. Белый конь насмешливо фыркнул, качнул сильной шеей.

Я конь. — словно бы представился он. И все-таки, у этого духа был неприятный голос. Словно скрежет металла, или треск льда. Что-то среднее, совершенно непонятное, — Залезай. — Однако Корвус и не думал взбираться на эту лошадь. Он, ну, пожалуй, не настолько любопытный, чтобы взбираться на незнакомого духа.

Зачем? - глухо поинтересовался он.

Я могу доставить тебя туда, куда ты захочешь. А потом верну на место.

Он... он не мог противостоять этому. Домой уже не хотелось, он знал, что посещение родных земель принесет ему лишь больше боли. Он знал, что ему туда категорически нельзя. Однако уйти куда-нибудь, увидеть что-нибудь кроме каменных стен темного и недружелюбного замка казалось ему неплохой идеей. Тело само по себе, в полнейшем отрыве от разуме, потянулось к духу.

Лошадь поскакала вперед так быстро, что он ничего не мог разглядеть толком. Себастиан вцепился в шелковую гриву, прижался к лошади всем телом. Он еще вернется, обязательно вернется. Но пока что можно было бы просто прогуляться где-нибудь, верно?

Тебя куда-нибудь отвести? Я могу пройти почти куда угодно. — Корвус подавил в себе желание прохрипеть тихое "домой". У него нет дома, его никуда не отвезут.

А еще у него просто не было возможности ничего сказать. Конь бежал так быстро, что воздух буквально бил ему в легкие, стоило только открыть рот. Это напрягало. Сам дух общался с ним свободно.

Если ты не можешь решить, решу я. — ветер трепал его волосы, бил в лицо и не давал дышать. Руки судорожно сжимали гриву, но коню это было безразлично. Бешенная тряска укачивала его, ему становилось плохо. Но дух, если и заметил это, не показывал виду.

Я решу... — задумчиво прогрохотало конское тело под ним.

Он не сразу понял, что конь перестал бежать. Теперь он летел. Не было никакой качки, Корвус получил возможность отлипнуть от мышц, обтянутых белой шкурой. Тошнота от качки заметно убавилась, но не исчезала насовсем. Вокруг них, безмятежно парящих в голубом небе, были прекрасные скопища пушистых облаков. Однако ослабшему Себастиану было плевать на великолепие природы вокруг.

Нужно было отказаться от поездки, нужно было отказаться.

Как я решил за многих других до тебя, парень.

В этот момент замерзший в воздухе Себастиан потерял сознание.

Ему снились люди. Сотни людей. Небо было салатовым, горячая земля под ногами — оранжевой, а люди вокруг — серой массой одинаковых нечетких лиц. А еще он видел бесчисленные водяные просторы лимонного желтого цвета, и белое лицо отца вместо солнца, перекошенное от ярости.

Я одолжу ненадолго твое тело, хорошо? — спросил у Корвуса конь, когда, наконец, приземлился. Не услышав ответа, он чуть фыркнул, притопнул копытцем. Наклонившись, убрал дворянина со спины. Тело духа расползлось на полупрозрачные, чуть поблескивающие лоскуты. Лоскуты эти с тихим тонким звоном впитались в Корвуса, захватывая оболочку.

Не могу войти сюда, не имея физического тела. Тут все в святой силе, она сковывает меня. - пояснил свои действия дух, хотя слушать его было некому.

Глаза у Себастиана были полностью черные, лицо — непривычно дружелюбным и улыбчивым.

Как ты живешь с такими слабыми губами, парень? Они быстро устают, когда я пытаюсь улыбаться. - он выглядел безумцем, разговаривая сам с собой. Благо, рядом никого не было.

Они вошли в пустующую церковь.

Она казалась окровавленной в свете быстротечного заката. Дух не стал сразу освобождать подконтрольное ему тело. С наслаждением прошелся вперед по залу, оглядывая строгие лица икон.

Почему они все смотрят на меня так осуждающе? — но он был совершенно один, некому было ответить на его вопрос. Спохватившись, он все-таки отпустил Себастиана из прочных витков своей духовной силы.

Корвус, очнувшись не сразу, смотрел на одну из икон заторможенно. Он стоял прямо напротив нее. Удивительно, но на изображенном святом были такие же одежды, как у него самого. И темные волосы. Только вот... Только вот лица не было видно. Его закрывало огромное зеленое яблоко, неприятно маячащее перед глазами. Хотелось немедленно сорвать, убрать его подальше.

Но он не посмел тронуть икону. Дух, снова принявший облик лиса, казалось, с усмешкой наблюдает за ним. Рядом с ним была белая статуя ангела, и тревожному разуму Себастиана показалось, что ангел этот имел крайне стыдливое выражение. Он закрывался тонкими крыльями, словно отгораживался от всего мирского.

Спасибо, что подбросил. — и долгое молчание. Корвус не хотел разговаривать с духом.

Я так давно не был в человеческом теле, что и вовсе позабыл, каково это. Я чувствовал жар твоей физической плоти, энергетику крови. Но снова все потерял. Какое знакомое чувство. — Корвус так и не понял, говорит ли лис о потере человечности в принципе, или же об ощущениях физической оболочки. В любом случае, этот дух нравился ему все меньше и меньше. Казалось, что он забрал из него что-то важное, существенное.

Лис пристально смотрел на него, ожидая ответа. Однако Себастиану нечего было сказать.

Ограниченность человеческого тела привлекает меня. — словно бы по секрету говорит дух, привнося в душу Себастиана все больше и больше сумятицы. Он чувствовал себя так, словно оказался в ловушке. Словно стыдливый ангел, стоящий в углу комнаты, был его мраморным двойником.

Дворянин не отрывался от иконы напротив него. Странное оцепенение овладело им.

Даже видя мир твоими глазами, он для меня никогда не меняется. И как бы я не пытался разглядеть что-либо, я часто не понимаю людей. Для чего они строят церкви? То, что влечет их к святости, совершенно мне непонятно. Не пояснишь мне?

Корвус молчал. Лис рядом начинал раздражаться.

Я знаю многое о тебе. - звучало угрожающе, — Знаю, что что-то загораживает твой взор. Точно это яблоко. Понимаешь?

Себастиан понимал. Он все понимал.

Знаешь ли ты, чего ты заслуживаешь? - отрицательное движение головы.

Дух снова расплылся на белесые лоскуты. Распавшись, он свивался в новую форму. Нечто совершенно новое, не ограниченное цепями физических законов. Перед ним предстал рогатый демон с белой кожей и волосами, чернильными глазами.

Меня зовут Крампус. Я дарю людям то, чего они заслуживают, незадолго до Новогодней Ночи. — представился наконец дух, — А раньше я был тем, кто истязает виновных.

Чего же заслуживаю я? — глухо спросил Корвус, не смея сдвинуться с места.

Ты влеком к смерти. Поэтому ты заслуживаешь именно ее.

За что? - совсем тихо, еле слышно. Шепот эхом отдавался от окровавленных стен церкви.

За то, что ты совершишь в будущем. Это и есть мой подарок тебе. То, чего ты заслуживаешь.

Боль пронзила его грудину. Демон внезапно достал меч, словно бы из ниоткуда. Себастиан перевел взгляд вниз и увидел, что острейшее лезвие с хрустом костей пробилось сквозь плоть. Кровь оглушающе стучала в ушах, жадно и омерзительно хлюпала в ране. Корвуса замутило, посеревшие глаза широко раскрылись в ошеломленным выражении.

Я... ничего... не.... сделал... — с скрежещущим хрипом просипел он. Руки компульсивно дергались, пытаясь то ли вытащить меч, то ли не растревожить рану. Видя его страдания, демон с совершенно спокойным выражением лица принялся проворачивать меч, раздирая, смешивая.

Но ты сделаешь. Ты и сам чувствуешь, что заслужил свою смерть. Ты же и сам понимаешь это, верно?

Верно. Он все понимал.

***

Корвус, покрытый хладным потом, резко вскочил в своей кровати. Дыхание его было сбитым, тяжелым, словно его что-то невероятно сильно ударило в грудь. Шрам на спине зудел фантомной болью. Он совершенно не помнил свой сон, но, кажется, ему приснилось что-то ужасное.

...

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/796448679027408976/HD-MphMYJ0w.png
https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047264420856133/Polish_20210208_013641072_polarr.jpg



I am drowning
There is no sign of land
You are coming down with me
Hand in unlovable hand
And I hope you die
I hope we both die

4 8 881

Re: Снежный хоровод 2021

Не судите строго. Получился вот такой микс из флуда и игровой части))

31 декабря, за несколько часов до нового года

Ночь выдалась снежная и безветренная. Лёгкий мороз украшал окна причудливыми узорами, а летящие с неба  снежинки мягкими хлопьями укрывали землю и припаркованные на улице автомобили, шаловливо  осыпая редких прохожих. Дорога, по которой неторопливо ехала Саббиа, в принципе не отличалась многолюдностью, как, впрочем, и большим количеством зданий. Дома по большей части здесь были большими и явно не дешёвыми, с ухоженной территорией и высокой изгородью. На стене одного из строений призывно мигал выложенный из огоньков дед Мороз с перекинутой через плечо Снегурочкой и вместо мешка с подарками держащий в руке бутылку чего-то явно горячительного. Рокк усмехнулась и резко крутанула руль вправо, чуть не пропустив поворот. Машину слегка занесло, вызвав такое знакомое тянущее чувство в районе солнечного сплетения. Лихачить девушка любила, но засыпанная снегом дорога явно намекала, что на сегодня от привычного стиля вождения лучше отказаться.  Призывно замигал навигатор, безразличным голосом оповещая, что совсем скоро она достигнет места назначения. И вот уже спустя пару минут Саббиа плавно остановилась, сквозь стекло недоверчиво оценивая  открывшуюся перед ней картину. «Неожиданный выбор» подумала она, накидывая на плечи пальто и подхватывая сложенные на соседнем сидении пакеты.  «Судя по размеру, людей сегодня ожидается не мало». Рокк предвкушающе улыбнулась, поудобнее перехватив свою ношу, и толкнула плечом любезно кем-то приоткрытые ворота. Дом был не просто большим, он напоминал уменьшенную копию древнего замка. Даже башни имелись, хоть и носили они скорее декоративный характер. Поднявшись на крыльцо, девушка опустила на деревянный пол пакеты и начала осматриваться в поисках звонка. В поле зрения ничего более-менее похожего не обнаружилось, зато глаза зацепились за весьма интересную конструкцию.

- Серьезно? – девушка недоверчиво покачала головой и взялась за дверной молоток, выполненный в форме черного ворона с раскрытыми крыльями. Звук удара получился неожиданно громким. В ожидании, пока ей откроют, Рокк проказливо улыбнулась и достала из пакетов огромную хлопушку, направив ее прямо перед собой и слегка вверх. Дверь наконец-то сдвинулась с места… БАБАХ!!! Мгновение, и на стоящего напротив светловолосого парня уже обрушивается дождь из блестящих конфети различной  формы. Высокий юноша сначала немного ошалел от такого приветствия, но, узнав гостью, расплылся в улыбке.

- А вот и пропажа – весело сообщил парень, пытаясь избавиться от блестящих украшений, а затем, плюнув на этот занятие, резко сграбастал девушку в объятия – рад тебя видеть.

Саббиа на это задорно рассмеялась и чмокнула Лео в щеку, оставляя там след от яркой помады. – Я тоже рада, что выбралась– сказала она, когда парень наконец выпустил ее из поистине медвежьей хватки и взялся за оставленные на пороге вещи. – Все уже собрались?

- Ждём семейство Инкслайтов. Остальные уже на месте – произнес Леонардо, ведя ее по довольно мрачному коридору. – Мист с Вольфом в этом году расщедрились. Такую домину сняли, что мне даже немного не по себе – непринужденно рассказывал парень, открывая одну из дверей. Кажется, это была гостиная. Более детально рассмотреть комнату не дал маленький ураган, который налетел на девушку  с криками «Сабби». Рокк с улыбкой потрепала вихрастую макушку обнявшей ее ногу девочки. Ивица застенчиво спрятала лицо в мягкой ткани, однако рыжеволосая успела заметить счастливо поднятые уголки губ.

- Привет, воробей. Сто лет не виделись – сказала она, присаживаясь и уже сама обнимая малышку. Затем, отстранившись и демонстративно осмотрев ту с головы до ног, хитро добавила — совсем взрослая стала, скоро женихов искать можно будет – и заметив, как Ивица страдальчески сморщила носик, весело рассмеялась. На плечо девочки бережно опустилась рука подошедшего следом мужчины. Саббиа встретилась взглядом с Ионом, который ограничился приветственным кивком.

- Салют, вояка, этот новый год с нами?? – задала она по-сути риторический вопрос. Мужчину частенько по службе срывали с места. Но в этот раз, видимо, повезло.

Обмениваясь приветствиями, подколками и ничего не значащими фразами, Рокк постепенно обходила одно помещение за другим. В гостиной у камина нашелся Вольфганг. Рано поседевший мужчина с каким-то задумчивым видом подбрасывал поленья в огонь. Кажется, ему безумно нравился этот процесс. «Интересно, о чем он думает, глядя на пламя?» пронеслось в голове у Сабби, после чего взгляд устремился к стоящему рядом с камином креслу. Там, подогнув под себя ноги, удобно расположилась Октавия с очередной книжкой. Казалось, она была полностью поглощена чтением, изредка прерывая свое занятие для словесных пикировок с находящимся неподалеку Вольфом.

В следующем помещении нашлись ещё двое знакомых. Мистофия с Фростом что-то активно обсуждали возле ноутбука. Видимо, мужчина вновь решил попробовать себя в IT-сфере и теперь заваливал девушку вопросами. Саббиа внимательно осмотрела комнату и ехидно улыбнулась.

- Так и знала, что выпивку стоит искать у вас.

Забирая под показательно недовольное бурчание бутылку вина, Рокк направилась дальше. Следующей остановкой был холл с ёлкой. К слову говоря, новогоднее дерево было в явной опасности. Несколько разбитых игрушек уже валялось на полу…вместе с рыжеволосой Ванессой. Кажется, это чудо каким-то образом умудрилось зацепиться за провод от гирлянды и теперь растерянно поправляла очки. К счастью, на помощь с немного страдальческим видом уже спешила Йотун, так что Рокк решила не вмешиваться.

Следующей на очереди оказалась небольшая кухонька. И она, ожидаемо, была оккупирована Аделаидой. Платиновая блондинка, надев на красивое платье фартук и напевая под нос песенку, полностью погрузилась в процесс приготовления пищи. Спросив для приличия, не нужна ли той помощь и получив в ответ отрицательное покачивание головой и теплую улыбку, Саббиа было двинулась назад, как вдруг дорогу ей преградил Себастиан. Парень сложил руки на груди и с презрительной миной посмотрел на девушку.

- Опять за старое, Рок? –он с укоризной глянул на зажатое в руке рыжеволосой аппетитное яблоко, которая та секундой ранее стащила со стола. Саббиа же на это обворожительно улыбнулась, медленно и как-то демонстративно откусывая кусочек.

- Ничего не могу с собой поделать – девушка пожала плечами и снова лукаво улыбнулась – Вкуснятина. Ты тоже попробуй, если хочешь – она сунула надкусанный фрукт рефлекторно принявшему его мужчине и ловко проскользнула мимо него в сторону выхода. Проворчав что-то в ответ про то, что некоторые вещи в этой жизни не меняются и брезгливо отложив яблоко на столешницу, Себ подошёл к Аделаиде, о чем-то с ней переговариваясь.

Саббиа же снова вернулась в общую гостиную, удобно устраиваясь на диванчике и примеряясь к принесённой бутылке. На кофейный столик с лёгким звоном опустились бокалы, а диван рядом прогнулся под весом мужского тела.

- Давай помогу – произнес Леонардо и с негромким хлопком вынул пробку из отобранной у девушки бутылки. Темно-красная жидкость наполнила хрусталь.

- Знаешь, не ожидал, что буду по всем так скучать – задумчиво произнес парень, откинувшись на спинку и глядя на постепенно заполняющуюся гостиную. Сабби проследила за его взглядом. Ивица сидела на коленях у Иона и весело болтала ножками, расспрашивая о чем-то стоявшую рядом Мистофию, которую по-хозяйски обнимал Вольф. Фрост с очень серьезным видом ставил на праздничный стол ведёрко со льдом. Аделаида вместе с Себастианом потихоньку перетаскивали из кухни блюда. Чуть в стороне о чем-то беседовали Йотун с Ванессой. От всей этой картины у Рокк приятно йокнуло сердце, а на лице появилась теплая, мало свойственная ей улыбка.

- Мы как семья – произнесла девушка, слегка покачивая бокал и делая небольшой глоток. Пусть у собравшихся людей не всегда все было гладко, случались и ссоры, и бурные выяснения отношений, пару раз доходящие до драки. Но всё-таки создавалось ощущение, что собравшихся под этой крышей людей объединяла невидимая нить, не давая им навсегда разбежаться и хотя бы раз в год собирая  всех вместе.

Громкий стук в дверь перекрыл царящий в гостиной гомон. На этот раз открывать направился Вольф. На пороге, в смешных кошачьих ушках и с тортом в руках стояла парочка светловолосых гостей. Все по-очереди начали приветствовать опоздавших брата и сестру. К Лафорте тут же с объятиями подлетела Ивица, а вот Лаймур получил по приветственному подзатыльнику от доброй половины присутствующих. До нового года оставалось всего ничего. Все начали рассаживаться за стол, а из колонок полилась довольно странная музыка, подозрительно напоминающая гачи-ремиксы. Кажется, сегодня вместо ди-джея Вольф. Чтож, вечер точно не будет скучным.

Деньги есть? А если найду?

тыц

https://cdn.discordapp.com/attachments/795238238155440139/795242434044755978/Polish_20210103_151746450_polarr.jpg

5 18 917

Re: Снежный хоровод 2021

- Подойди поближе, Несси.

Чья-то тонкая и совсем белая, цвета лишённая, будто бы вовсе обескровленная совсем рука качнулась в воздухе, подзывая к себе. Маленькая Ванесса, сдувая упавшую на лицо прядь, с которой посыпались снежинки, выпустила из совсем заледеневших, а потому плохо двигающихся пальцев ручку ведра с водой, которое, конечно, не могла никак унести полное, почему набирала лишь треть, приносила в дом, а потом бегала туда-сюда с кувшином, подливая водицы, пока то не будет полно. Но сейчас она выпрямилась и поправила уголочек тряпки, которой за неимением лучшего обматывала руки, дабы те не совсем замёрзли, после чего поспешила к одиноко стоящей в углу комнаты постели, на коленках забираясь на самый краешек и скидывая с волос шарф, выпуская запрятанные под ним волосы, которые прядями во все стороны без всякой причёски упали на красные с мороза щёки и нос. Даже не попытавшись сперва отогреть ладошки или снять с них ткань, девочка просто так пальчиками подрагивающими обхватила худую, но такую изящную ладонь.

- Да, мамочка?

- Иди сюда, — тяжело и хрипло дыша, явно сдерживая кашель, чтобы не пугать и без того каждый вечер в углу молящуюся дочурку, женщина сдвинулась в сторону немного, освобождая место, чтобы малышка могла прилечь подле. – Несси, моя маленькая Несси… там снег сейчас?

- Да, мамочка, — отвечала Ванесса часто очень односложно, повторяя одни и те же фразы, ибо казалось, начни она говорить больше, точно ненароком, словно птички непоседливые, с губ слетят фразы искренние о том, как страшно, как одиноко и тяжело, а вслед за ними и слёзы покатятся каплями крупными, тяжёлыми с рыжих ресниц, но плакать при маме девочке совсем не хотелось.

- Побудь со мной, — женщина уложила одну свою руку на холодные, местами немного влажные от тающего снега рыжие волосы, мягко-мягко их поглаживая. – Сегодня я расскажу тебе сказку. Зимнюю историю, которую мне когда-то ещё давным-давно рассказывала ещё моя бабушка. Закрывай глаза, моя маленькая Несси, закрывай… И представляй.

И нежный голос тихо-тихо, лишь с едва слышимыми хриплыми нотками, понёс с собой песню, уносящуюся вдаль, высоко к лесам, горам, облакам, нависающим, будто тяжёлый белоснежный купол, над землёй.

«Давным-давно в далёкой-предалекой стране скрывался в снегах замок…»

Ванесса резко вскинула голову, моргая пару раз, чтобы вновь видеть чётко, и поправила очки, опуская взор на собственные руки, лежащие на столе, которые покраснели, остались следы от дужек очков и даже складок ворота мантии. Опять уснула за столом… За окошком выла тихонько метель, кидая снежинки на покрытое ледяными узорами стекло, и Несси не смогла удержаться, приподнимаясь, одной рукой опираясь о стол, а другой раскрывая оконце, что вышло не с первого разу, ибо, видно, ставни тоже покрыла льда корочка, но вот морозный ветер ударяет в лицо, поднимая чёлку со лба, оставляя белоснежные снежинки не только на рыжих локонах, развеваемых ветром, но и на покрасневших щеках, и губах, растянутых в неожиданно нежной и ласковой улыбке.

«…Дабы никто не нашёл сокровище, спрятанное в этом замке среди снегов вечных, волшебница поселила во дворце для защиты его самых разных существ, были среди которых и прекрасные глазу, лёгкие и нежные, будто снежинка, парящая на ветру…»

Дверь в комнату за спиной почему-то без единого стука раскрывается столь резко, что ударивший в лицо сквозняк вынудил Ванессу поморщится, на что та быстро поставила одно колено на стол, приподнимаясь и захлопывая окно.

- Надо же, ветерок какой! Я всё думала, откуда же он. Ударь в лицо такой ветерок сильный, унесло бы далеко совсем… Так я бы и умерла.

Вставшую в комнате тишину разбивали тихие-тихие хлопки маленьких крылышек, словно сотканных из снежинок белых, переливающихся нежным блеском голубым, как иней на окошке. Маленькая феечка размером всего-то с ладошку, опустилась Несси на плечо, свесив ножки, а на её короткие светлые волосики с растрёпанных рыжих прядей выше упала снежинка.

- Прости, Иви… — Несси виновато наклонила голову, посильнее захлопывая окно. – Так вдруг захотелось ветер этот почувствовать холодный кожей… Совсем как в детстве, когда мороз колол щёки, делая их красными.

- В детстве? – малышка Ивица наклонилась немного вперёд, ручкой опираясь о плечо девушки. – А как это «в детстве»? Мы ведь всегда здесь жили. И наружу нельзя. Так что так и будем жить. Пока не умрём, так и будем.

- Разве? – Несси немного нахмурилась и отвела взгляд в сторону угла стола. Казалось, там должны были лежать… таблички? Деревянные таблички, свеча… Но ничего не было. А ещё воспоминания детские, казавшиеся столь чётким мгновение назад, все поплыли в голове, полетели куда-то, исчезая.

- Что-то не так? – малышка слетела с плеча, снова хлопая крылышками, с которых, как и с маленького ажурного платьица, осыпались искорки и совсем маленькие снежинки.

- Нет-нет, всё в порядке, — Ванесса качнула головой и даже улыбнулась, после чего взглядом провела по комнате, задумавшись. – А где Йотун?

«…Были там и духи водные, что жили некогда на глубинах морских, но среди снегов стали льдом прекрасным, отражающим свет звёзд, не страшась ни одного факела огня…»

На вопрос Ивица пожала плечами, но, не зная, чем бы сейчас ещё занять, Ванесса предложила соседку поискать вместе, выходя из комнаты и тихонечко закрывая дверь. Ботиночки стучали по полу, эхом отбиваясь от стен, на что Несси непроизвольно вздрагивала и оглядывалась повсюду, что делала и парящая рядом Иви, но у малышки на лице не было испуга, лишь интерес, что такое пытается углядеть Несси в стенах и коридорах, видимо, рождавший игривость в детской любопытной головушке. Но в замке было так пусто… лишь лёд поднимался красивыми и тонкими узорами по стенам, делая их в некоторых местах почти белыми, да снег небольшими горками собирался по углам, отчего-то не тая в тепле огня настенных факелов. Даже холодно вовсе не было, пусть и белые клубы пара срывались с губ, исчезая в воздухе так же быстро, как эхо собственных шагов. Заглядевшись на одно из окошек, на котором ледяные узоры нарисовали очертания какой-то птицы, Ванесса совсем не смотрела себе под ноги, не обратив внимание на лёд, покрывший полы и стены коридора, ведущего в сторону главного зала. Успела лишь охнуть, а кончиками пальцев едва-едва коснуться льда на стене, прежде чем поскользнулась, жмурясь, заранее готовая к падению, которое решительно точно мягким не будет, как вдруг чья-то рука давит на поясницу, останавливая падение и придерживая на весу.

- Если не будешь смотреть под ноги, то непременно разобьёшь свою головушку о лёд.

Медленно открывая глаза, не сразу находя в себе силы не жмуриться, Ванесса взглядом пересеклась с алыми очами, привычно холодными, грубыми, но более ничто не напоминало почти в облике Йотун тот, что был в голове… минуту назад? Стоило лишь задуматься об этом, как тут же перестали казаться странными и блеск льда на её щеках, иней, покрывший длинные ресницы, волосы белые, что ниспадали по плечам, но к концам своим блестели, словно тонкий хрусталь, застывшие, припорошённые снегом. Даже платье длинное и белоснежное, точно облегающее высокую и худую фигуру девушки, было усеяно множеством ледяных кристаллов у подола, что звенели едва-едва слышно при каждом шаге. Подлетевшая поближе к ледяной красавице Ивица смеялась тихонько, красиво так, словно колокольчиков перезвон, и Йотун даже улыбнулась ей в ответ, кивая, говоря что-то, но Ванесса не слушала, отступая на шаг назад. Почему-то всё вокруг казалось не таким, но, стоило подумать, а как же оно правильно, как мысли ускользали, не давая ничего понять.

«…Даже снежинки, в человеческий облик заточённые, кружиться вынуждены были без ветра, без вьюги завываний в тишине, где музыкой им станет треск камина…»

Тихонько обойдя сбоку Йотун и Ивицу, увлёкшиеся какой-то беседой до того, что прошедшую мимо девушку и не заметили, Ванесса прошла по коридору дальше, но звук собственных шагов пугал её своим эхом, почему наклонилась она, медленно снимая башмаки и чулки, босые тонкие ступни опуская на покрытый тонким слоем снега лёд, но опять же холод удивительно не коснулся кожи. Двигаясь теперь совсем бесшумно, лишь один раз оглянувшись, не пошли ли за ней, Несси всё же путь взяла в сторону главного зала, к которому подошла, но остановилась у самого входа, немного скрывшись за стеной, дабы внимания не привлечь. В пустом огромном зале, где не было ни столов, ни стульев, хотя Ванесса и тут же перестала понимать, почему ожидала их увидеть, всё пола пространство занимал голубоватый лёд, будто волнами поднявшийся к стенам, держащим потолок, с которого на тонких серебряных нитях, украшенных жемчугом, свисало множество звёзд, роняющих блеск по всему залу, в котором, разгоняя эти падающие искры и лёгкие хлопья снега, лежащие на полу, танцевала пара. Похожие друг на друга брат и сестра, в светлых волосах которых были перламутровые бусины, плавно-плавно кружились, будто действительно две прекрасные снежинки в порывах холодного ветра, взглядов глаз медных не сводя друг с друга. Ванесса даже постояла немного, не в силах отвести взора от того, с какой изящной грацией поднимал Лаймур сестру над полом, закруживая в очередном движении, прежде чем плавно опускал на ноги, позволяя Лафорте сделать пару шагов в сторону, а платье её длинное и пышное, с узорами, будто сделанными из крошки серебра, развевалось в сторону, взметая снег со льда. Так красиво, медленно, плавно, что не было слышно ни шагов, ни дыхания, а если смотреть слишком долго, появлялось чувство, будто наблюдаешь за музыкальной шкатулкой, на почти зеркальной поверхности которой медленно под беззвучную колыбельную кружится сама красота.

«… Даже холод сам и вьюга, поющая по ночам, спустились в тёмные стены, иногда шагами разнося эхо в пустоте…»

Наконец оторвав взгляд от великолепного танца, Ванесса всё так же беззвучно, удивительно ухитряясь не падать, когда не мешала обувь босые ступни переставлять по льду, холодным камням и мягким, но усеянным инеем коврам, шла дальше, мимо дверей в кабинеты, которые казались знакомыми, но не удавалось никак припомнить, ни что внутри, ни что когда-либо сама Несси там делала. Прижав тонкую ладонь, на которой не было сейчас ни одной тряпочки, бинта или даже царапинки, к двери, ведущей в кабинет аспектной магии обычно, девушка вздохнула громко, но этот шум дыхания, отбившись эхом ото льда, вдруг слился со звуком шагов. Они были разные… Чьи-то немного тяжёлые, гулкие и очень медленные, а чья-то поступь лёгкая, почти звонкая в тихом звоне каблуков о лёд.

Став двигаться ещё тише, даже стараясь почти не дышать, Ванесса касалась руками стены, выглядывая из-за угла, где уже почти дошли двое до двери, ведущей во внешний двор. Сперва Несси увидела лишь спины, заметив только высокую мужскую фигуру и то, как седые волосы почти единым целым в цвете становились с мехом, блестящим от инея, плащом, мягким, тоже белым, что далеко ещё за идущим тянулся по полу, а после каждого шага вслед за шорохом плаща на полу оставался снег, видимо, вот откуда наполнивший тонким слоем полы замка. Рядом с ним куда легче двигалась невысокая и тонкая фигурка в лёгком, многослойном платье из блестящей и к низу становящейся прозрачной ткани. Подол платья её тоже следовал ещё долго по полу, оставляя тонкие расписные инея узоры на каменной кладке. Каштановые волосы девушки были в сложной, немного странной, небрежной, но именно этим красивой причёске, украшенной снежинками и тонкими серебряными веточками, поддерживающими вьющиеся пряди. Кажется, идущие о чём-то говорили, не замечая наблюдения или делая лишь вид, что не замечают, но беседа их прервалась столь же резко, как и остановились они недалеко от двери, поворачиваясь боком. Но Ванесса не успела толком разглядеть ни белоснежный костюм на Вольфганге, ни то, как звёзды усеяли красиво корсет платья Октавии, ведь взгляды их – глаз серых и голубого с карим – с тенью некой странной эмоции остановились на лице Ванессы, которая тут же, как её заметили, охнула и дёрнулась назад, открывая первую попавшуюся дверь, даже не замечая, что залетела в библиотеку, лишь бы поскорее закрыть дверь. Следить за кем-то… поистине, ничего красивого в этом не было.

«…Снега таят в себе множество знаний и секретов, а где-то и говорят даже, что сама полярная звезда, мерцающая на небосклоне, хранит мыслей людских, которыми делятся с нею, больше, чем самые древние книги…».

- Неужели не учили стучаться, прежде чем заходить в библиотеку?

Чей-то голос раздаёт за спиной, как только Ванесса закрыла дверь, на что девушка дрогнула, разворачиваясь, вжимаясь как раз в дверь спиной и испуганно оглядываясь. Пришлось отчаянно щурить глаза, чтобы наконец разглядеть у книжных шкафов силуэт мужской в тёмно-синем богатом костюме с белыми, немного отливающими золотом пуговицами, нитями и узорами на рукавах и штанинах, едва уловимо напоминающими созвездия. На груди под воротом рубашки висела красивая звезда из серебра, покрытая голубыми узорами, а с плеч спадал плащ, край которого из полупрозрачной тёмной ткани, увитой десятками и сотнями звёзд, скрывался где-то среди лежащих на полу книг.

- Я… извините… случайно… — Несси зашептала взволнованно, водя ладонью по двери, чтобы открыть её и покинуть это место поскорее: осуждающий и тяжёлый взгляд голубых глаз Себастиана заставлял её стыдиться пуще прежнего наблюдения за преподавателями бестактности, с коей она влетела в библиотеку.

- Если здесь у тебя дела нет, не могла бы ты оставить меня наедине с книгами? – голос прозвучал холодно, пусть взгляд от неё и отвели, на что Ванесса закивала быстро и легко, вылетая из библиотеки так же быстро, как попала туда, стараясь хотя бы тихонько прикрыть дверь.

«…И даже метель, порывами сильного ветра бьющая по верхушкам деревьев, поднимающая снега хлопья к небесам, где раскинулось севера сияние, рисующее красками красоту по небу, узниками сил таинственных в замке стали, охраняя его, как и все прочие, лишённые возможности вернуться домой и не пускающие никого за его пределы…»

Отшатнувшись от двери библиотеки, выдыхая, Ванесса решила, что лучше вернуться к Йотун и Ивице, с которыми было спокойнее, пусть и всё равно странное чувство, будто что-то не так, билось в сердце, взывало понять, но этого Несси сделать никак не могла. Ступая бесшумно по коридорам, иногда водя руками по стенам, где иней особенно красивые узоры рисовал на каменной кладке или льду, девушка добралась до того места, где оставила друзей ранее, но не увидела никого. Куда они могли отправиться? Оглядываясь в поисках зацепок, Ванесса даже дрогнула едва-едва, услышав летящую откуда-то издалека мелодию. Пойдя по следу её, она добрела до места, где перед арфой ледяной сидела девушка в серебряном платье, мягкими снега хлопьями спадающем к подолу, а множество тонких лент и тканей, почти не имеющих цвета, будто от дуновения ветра поднимались всякий раз, стоило пальцам чужим коснуться струн, рождая собою мелодию. Чуть наклонив голову, почему платиновые волосы упали с плеча на одно из колен, Мистофия опустила длинные светлые ресницы, напевая что-то тихо-тихо, а в такт ей красиво тянула несколько нот ещё одна девушка, стоящая по другую сторону от арфы, что отличалась разительно от первой смуглой кожей и цветом рыжим и насыщенным волос, убранных наверх украшением с разноцветными камнями. Платье её было простое, лишённое пышности, но ниспадало на пол, явно будучи значительно длиннее роста, а на плечах придерживала девушка длинную шаль, что почти на всю комнату раскинулась, переливаясь множеством оттенков, меняющихся постоянно. На чуть сменившийся тон музыки, Саббия едва-едва качнула головой, на что блеск отразился красиво в снежинке, висящей с пирсинга на ухе, и взгляд карих глаз без всякой злобы поднялся в сторону Ванессы, будто зовя подойти ближе, сделать шаг… Но Несси наоборот отступила назад.

«…Зима, заточённая в стенах, не чувствуя ни холода, ни тоски, потеряна в воспоминаниях своих так же, как и остальные, кто живёт в пределах замка величественного, не зная, не в силах вспомнить, что за сокровище защищают они, какой секрет под поверхностью своей скрыл лёд, снега, морозы, ведь опасность в себе таило знание это…»

Забыв уже даже, кого хотела найти в коридорах, Ванесса просто медленно шла, ведомая едва слышным завыванием вьюги, скрежетом холода, рисующего на окнах. Под вновь выставленной вперёд ногой разошлись по тёмному ковру ледяные стрелы, устремившись к стенам, ударяясь о них, поднимаясь вверх и заполняя льдом и снегом стены, не давая увидеть даже каменной их кладки. В волнении резко качнув в сторону головой, девушка застыла, смотря в заледеневшее окно, в отражении которого видела собственную фигуру. Но не было ни мантии, ни рубашки, в которых она покинула комнату. Лишь бело-голубое, словно сотканное из инея платье обвивало стан, а в рыжих волосах, собранных ажурной белоснежной лентой, искрился снег. Вытянув к стеклу ладонь в такой же белой и ажурной, как лента, перчатке, Ванесса, кажется, почти поняла, что же в стенах этих спрятано, скрытое под завесою тайны, как вдруг треснуло стекло, рассыпаясь с грохотом, а голову заполнил страшный грохот метели и вьюги, треска чёрных веток, страдающих под силою ветра.

- Ох, опять дверь отворилась… — женщина закашлялась тихонько, проводя дрожащей ладонью по волосам дочери, что в испуге от хлопка двери прижалась к материнской груди. – Не бойся, моя маленькая Несси… Затвори дверь… Я ведь не могу встать.

Кивнув и подняв голову, стерев рукавом старой и грязной рубашки выбежавшую от испуга на глазах слезу, Ванесса осторожно спустилась с кровати, проходя мимо оставленного ранее в сенях ведра. Вода в нём уже начала замерзать… Печь натопить было нечем, как и не было кому нарубить дров, надо ещё и из кладовой под полом достать шкуры овечьей тот маленький кусок. Маленький, да всяко лучше матери на грудь положить, чтобы перенесла она ещё одну эту тяжёлую ночь. Подойдя к двери, жмуря глаза от снега, которые в лицо сыпал ветер, маленькая Несси изо всех сил ручками надавила на дверь.

Раздался хлопок закрываемой двери.

- Ты ещё не ела? Несс, холодрыга такая, а ты опять за столом спишь. Если простудишься, пеняй на себя. На, вот. Я для тебя хлеб с кухни вынесла, — после хлопка двери подойдя ближе, Йотун и впрямь рядом с рукой только проснувшейся, а потому совсем ничего не понимающей Ванессы положила ломоть хлеба, снимая с кровати плед и накидывая его девушке на плечи.

А за окном и впрямь выла вьюга. Только вот интересно… чем же закончилась сказка, которую так и не удалось припомнить вновь?

И немного прекрасного

https://media.discordapp.net/attachments/778965622942990368/795756601663160350/91Ns-GEGFo.png?width=575&height=575https://media.discordapp.net/attachments/778965622942990368/795756640648953896/5skeXYT3AiE.png?width=575&height=575

Самое прекрасное

https://cdn.discordapp.com/attachments/778965622942990368/795685805032734750/06sL4ls8N2k.jpg


With love

https://cdn.discordapp.com/attachments/725005327828779100/808047263649234964/Polish_20210208_014404341_polarr.jpg

6 77

Re: Снежный хоровод 2021

Хоровод продлевается до 10.01.2021 включительно.

7 (изменено: Randish Frosthart, 10-01-2021 23:24:10) 4 428

Re: Снежный хоровод 2021

"Вестимо правду говорят, что под конец года в голову приходят самые странные идеи".

Рандиш скептически осматривал зеленое колючее создание, возвышающееся из горшка на табуретке. Вопреки ожиданиям, это даже был не любимый преподавателем чертополох, а представитель рода деревьев, которых Фростхарт окрестил как "хвойные". Длинный пепельный ствол, покрытый жесткой корой, торчащие под углом ветви, усеянные ломкими зелеными иголочками, которые, объединившись вместе в сплошной зеленый узор, придавали деревцу сходство с платьем великосветской дамы.

Иными словами, это была обыкновенная елка. Рандиш сам до конца не мог понять, что сподвигло его, наткнувшегося на этот зеленый веник в лесу, выкопать елочку и притащить в свою комнату в Академии, бережно усадив в горшок. При тщательном осмотре деревца никаких болезней или паразитов выявлено не было, а значит причиной точно не была внезапная вспышка милосердия и желание спасти растение от неминуемой гибели. Возможно, росшая чуть в стороне от других деревьев и почти незаметная из-за снежного наста, ель напомнила Фростхарту  его самого, особенно в те годы когда он остался совершенно один и без поддержки, почувствовав себя совершенно маленьким и потерянным в огромном лесу человеческих судеб. Возможно, это было подсознательное понимание того, что даже сейчас, окруженный другими "деревцами" взращенными в Академии, он все еще одинок...

"Да, сомнений быть не может. Это все работа какого-нибудь мелкого лесного духа", — немедленно отбросил предыдущую безумную идею Фростхарт, усаживаясь на кровать и разглядывая колючие зеленые ветви. — "Можно будет попробовать провести исследование и понять что это за проказливый дух такой. Больше всего о духах знает Октавия... Но я точно не пойду к ней, ведь мне НЕ ОДИНОКО. Да и неважно это, важнее понять, что дальше мне делать с елью".

Мужчина почесал подбородок, призадумался. Поборол желание откинуться на кровати и наверняка заснуть, отложив решение проблемы на завтра. Выглянул в окно — снег валил хлопьями, явно давая понять, что начало нового года не обещает быть теплым.

"Что мы знаем о ели?" — размышляя, Рандиш неспешно расхаживал кругами вокруг дерева. - "Растение, несомненно, полезное, но не настолько чтобы засаживать ими целый участок в Академии. Ель очень распространена в северных провинциях, там недостатка в еловой древесине нет... Из еловых шишек можно получить масла, сделать отвар для лечения заболеваний дыхательных путей. Что еще? Ванна из молодых побегов поможет при радикулите и нервных расстройствах. Побеги этой ели вполне подойдут, но ванна — дорогое удовольствие... Также вместе с хвоей их можно попросту сжечь, это здорово обеззараживает помещение. Да и запах привлекательный."

Однако, сжигать ель не хотелось. Остановившись, Рандиш присел за свой рабочий стол, в задумчивости перебирая оставленные на нем предметы.

"Вообще-то из измельченной хвои еще можно готовить дешевый отвар, помогающий при ревматизме и бронхите. А из коры так вовсе получается настой, который облегчает болезни сердца... Не любовные, конечно же, от этих-то и при помощи магии не всегда избавишься. Кстати, говоря о мистических свойствах — это дерево символизирует вечность и бессмертие. И в то же время, по слухам, служит проводником в мир мертвых. Загадочности и неоднозначности у елей хватает..."

Рандиш еще некоторое время покопался в своей памяти, после чего с удручением отметил, что о елках он знает не так уж и много. Где-то он слышал или читал, что ель способна гасить любую магию и колдовство, но правдой это было или нет — сказать не мог. Этот факт, на самом деле, разжег в маге любопытство, и он некоторое время созерцал растение в горшке, подумывая, что возможно его истинное значение появления здесь — заполнить пробелы в багаже знаний Искателя. Как объект исследования елка выглядела очень свежей и интересной. В итоге, решив оставить у себя деревце ненадолго, прежде чем вернуть его в лес (убедившись еще раз, что ничем не болеет), довольный принятым решением Фростхарт подошел поближе, нацепляя на еловую ветвь украшенный перышком рыболовный крючок.

- А еще оно топорщится, и на него можно вешать всякие штуки! Хе-хе. Неплохая вышла бы традиция...

"Да ну, ерунда какая-то!"

Потирая немного озябшие руки, Рандиш засеменил к кровати — спать. Крючок с ярким перышком остался висеть на ели, иногда весело качаясь, задетый редким пробегающим по комнате сквозняком.

8 12 710

Re: Снежный хоровод 2021

Звездной и морозной ночью   по улице шел ребенок. Совсем один, без сопровождения родителей или других взрослых. Дитя было одето в шерстяное  пальто, на светлых волосах болталась небрежно надвинутая  вязаная шапочка с помпоном. Но ни пальто, ни шапочка  не грели ребенка в той мере, как грел детскую  душу стеклянный шарик, зажатый в чуть подрагивающих красных ладошках. Тоненькие бесполезные варежки были небрежно засунуты в широкий карман пальто, потому что дитя не любило ощущение скованных пальцев. А еще дитя боялось уронить свое маленькое сокровище. Сокровище в его ручках было  довольно большим и тяжелым, круглым, стеклянным, блестящим и невероятно хрупким. И интересным. Дитя  шевелило бровками гусеничками и  не могло отвести  взгляда от блестящего искусственного снега, что разлетался от малейшего движения шарика.

    Дитя топало по щиколотку в снегу, оставляя следы своей обувки на его белоснежной глади. Новый снег выпал совсем недавно, обновляя мягкий холодный ковер, укрывающий газоны, дороги, тротуары. И снег шел до сих пор. Ребенок ненадолго остановился, поднял руку вверх, смотря на сверкающие разноцветные яркие гирлянды ближайшего дома сквозь стекло. Искусственный снег внутри блестел еще ярче, подсвеченный желтыми и красными огоньками. И дитя завороженно осматривало улицу сквозь хрупкую сферу. Небольшой оркестр играл нежные  или торжественные рождественские песни и хоралы, переходя от дома к дому,  и дитя наполнило ощущение волшебства.  Далекого и неведомого снежного волшебства.

Чуть поежившись от мороза, дитя пошло по улице дальше.   По улице то и дело сновали люди, семьи.  Почти у всех в руках были свертки с подарками, яркие пакеты, украшенные лентами.  Взрослые и дети лучились счастьем и предвкушением праздника, но спешили покинуть холодную улицу. И никто, совсем никто не замечал бредущее дитя.

Дитя  при каждой возможности заглядывало в окна ближайших домов, где люди обнимались, пели, веселились. И дитя радовалось вместе с ними, зараженное царящим торжеством мелодий, гирлянд, снеговиков и сугробов. Дитя шло и шло дальше, не желая останавливаться. Оно хотело увидеть больше домов, больше окон, больше людей. И  в итоге ребенок дошел до самого конца квартала, испещренного богатыми домами, населенного состоятельными людьми. Он и сам не заметил, как дошел сюда, так далеко.

    Дома городка заканчивались, но не дорога. Она, извиваясь и петляя через парк заснеженных деревьев, широкобокой змеей взбиралась на самый верх холма, у подножья которого стоял городок.  И там находился  не просто дом. И даже не особняк. Скорее уж — замок, сейчас, во время самой сказочной ночи года еще более волшебный чем в обычные дни.  Ярко освещенные  огромные окна так и  манили любопытного ребенка, заглянуть в них, хотя бы одним глазком. Узнать, какое торжество происходит внутри. На огромной территории тут и там виднелись зажженные факелы,  окаймляющие расчищенные дорожки. Высокая  ограда, и та была украшена гирляндами из хвойника. Добравшись по дороге почти на самую вершину холма. дитя чуть постояло рядом с  коваными воротами,  подумало. В сторожке  у ворот пьяно храпел охранник. Никто не заметит, если дитя пролезет своим худеньким тельцем сквозь широко поставленные прутья. Сама ограда была здесь словно не для охраны, а для красоты. Изящная, темная, полная завитушек. Дитя, засопев, просунуло руку с шариком через ограду, аккуратно положило хрупкую драгоценность на снег. Затем пролезло само, чуть не оставив на месте проникновения пару пуговиц и карман.

Страшно не было. Было интересно, немного забавно.  Однако ребенок понимал, что ему нет смысла стучаться в  двери. И потому придумал невероятно хитрый план. пробраться к дальнему фасаду дома, и оттуда, с большой террасы, вдосталь налюбоваться происходящим внутри особняка.  Аккуратно шагая по нерасчищенному снегу, бережно прижимая стеклянную безделушку к сердцу, дитя подходило к окнам. Окна тут были огромные, в несколько ростов. Их было невероятно много, они были ярко освещены изнутри, и все происходящее в особняке было прекрасно видно жадному любопытному взгляду маленького нежного ребенка. Дитя зашло на террасу. Затем начало неспешное продвижение от угла вдоль дома, разглядывая комнаты первого этажа.

    В первой комнате был стол, длинный, празднично сервированный, ломящийся от невероятных яств на нем. Часть блюд скрывались под серебряными крышками. Но и доступного взгляду хватило, чтобы у ребенка выделилась слюна. Экзотические фрукты и засахаренные цукаты  в вазах.  Фазаны с ярким оперением, словно живые, и  румяные поросята с яблоками во рту.  Многоэтажный торт по середине стола особо привлек внимание ребенка, завороженно рассматривающего его чуть не четверть часа, пытаясь угадать его начинку. Прозрачный хрусталь, на золотистых гранях которого гарцевали блики огней вокруг, ожидал напитков и вин. Полупрозрачный  фарфор  в обрамлении золотых столовых приборов  добавлял торжественности  к обстановке.  Вот-вот здесь начнется праздник, широкие двери зала скоро распахнутся словно сами по себе. И ребенку казалось, что посуда закружится в воздухе  сама собой, что чайник и бутылки вина уделят внимание каждой чашке-красавице. еще немного повздыхав  возле окон столовой, ребенок пошел вперед, лаская светлым и чуть тоскливым взглядом безлюдную комнату сквозь четыре больших окна.

А вот в бальной зале были люди. Они наблюдали за бесконечным танцем молодоженов в центре зала. Прелестная  грациозная пара платиновых блондинов, на пальцах которых нежно блестели обручальные кольца. Они сплетались руками в трепетном выражении, они притягивались друг к другу в страстным порывах, они кружились в любви. Девушка легко танцевала под влюбленным взглядом молодого мужчины. Дитя не могло знать их имен, но отчего-то в голову ему пришла двойная литера "Л". Изящная, белая, с завитушками на концах линий. Щеки ребенка совсем уж раскраснелись: от холода, и от непонятного смущения, одолевавшего его при взгляде на пару. Поэтому дитя пошло дальше.

    В следующей комнате, оказавшейся гостиной,   стены  были  украшены множество венков из еловых ветвей, перевитых яркими алыми и золотыми лентами, и канделябрами с бесчисленными свечами. Все это праздничное великолепие множилось в отражениях зеркал. Сама комната была большой, но она казалась совсем маленькой из-за столпотворения основной массы гостей.   Бесконечное кружение,  общение всех со всеми, перемежаемое чередой громких приветствий и крепких мужских рукопожатий,  женскими поцелуями в щеки, улыбками, тихим смехом и раскатами звонкого хохота.  Настоящий сказочный карнавал, каждый участник которого мог сохранить свое инкогнито и одновременно быть узнанным.   Меж прелестными дамами в вечерних туалетах и пышных бальных платьях, меж кавалеров в бархатных камзолах и атласных смокингах, скользили Загадочные Гости в масках и плащах, и красотки-вертихвостки в бикини.  Кажется, кто-то из мужчин гостей загадал свое нескромное желание немного раньше времени, а оно взяло, да и сбылось.  Впрочем, никто не придавал сей оплошности ни малейшего внимания, ведь буквально поголовно все гости были молоды и прекрасны, а праздник только начинался. Шампанское, коктейли и иные  напитки разной степени крепости и сладости лились нескончаемой рекой, и к концу вечера многие из самых загадочных  и одетых  гостей наверняка окажутся в столь же интригующем неглиже.   

Смущенное и заинтригованное дитя  рассматривало гостей.  Почти по центру комнаты стояла Мистическая Красавица с крайне женственными формами, в окружении  толпы воздыхателей.  Поодаль, возле стола с напитками, беловолосый  Инквизитор устраивал  сравнительную дегустацию  прохладительных и горячительнх напитков, подробно  объясняя их плюсы и минусы завороженным слушательницам.  Вне всяких сомнений, самым шикарным мужчиной вечера был жгучий брюнет с глазами синими, как море.  Его талант Искателя привел   к нему в объятия  роскошную  загорелую красотку, воплощение мужского вожделения и женской зависти.  Голову Сладкой грезы венчали настоящие, пушистые  заячьи ушки.  Весьма  фривольный наряд девицы, состоящий из золотого корсета,  туго затянутого на тонкой талии алой подарочной лентой с пышным бантом, и крохотных золотых шортиков,  с белоснежным воротничком и манжетками, не скрывал ни умопомрачительно длинных стройных ног красотки, ни ее  пышного бюста, ни  прелестного пушистого заячьего хвостика.  Молодой мужчина-домино, одновременно черный и белый,  не только нарядом, но и кожей лица и рук, с  увлечением обсуждал  стратегии  ведения боя с Вороном.  Девушка с маской Лисицы, сдвинутой  ближе к затылку уделяла  повышенное внимание юноше в наряде, до неприличия напоминающем Банан.  Празднично наряженная толпа не стояла на месте, постоянно двигаясь, общаясь в группках, которые то распадались, то собирались снова.  Здесь можно было увидеть Волков и Сов,  Фей с серебряными волосами, и Монахов,  Степняков и Великанов, был даже Человек  в Железной Маске....

Дитя,  утомленное  и ошеломленное сменой образов, поспешило по снегу пробраться к окнам  следующего зала.

В последней  комнате стояла елка, делящая пространство на две неровные части.  Ель  такая громадная и пушистая, что у ребенка просто дух перехватило. Елка была настолько высокой, что звезда, горделиво возвышающаяся над остальными украшениями, царапала своим острым кончиком светлый потолок. И гирлянды, многоцветные, нескончаемые, казалось они  укрывают зеленую красавицу в несколько слоёв, настолько гирлянд было много. Они не мигали, лишь аккуратно и нежно тлели. И пусть от гирлянд не исходило тепла, дитя чувствовало его сердцем. Вокруг было множество разнообразных украшений, хлопушек и золоченых орехов, и бесчисленные пузатые яркие игрушки и шарики.  А под елкой в изобилии дожидались своего часа  коробки с пышными бантами. 

Между дверями гостиной и елкой  мельтешила ватага ребятни, затевая шумные игры. Мальчики зайчики и девочки белочки играли в догонялки и шарады. Громко требовал к себе внимания  парнишка в  золотом наряде, отороченном фиолетовым мехом, отчаянно завидуя истинному королю песочницы. Темноволосый мальчишка заразительно смеялся и рассказывал байки и небылицы рыжеволосой белочке и  белоснежной  красноглазой зайке.  Стоящий за окном ребенок заметил странное.  Шедшая из гостиной  с парой бокалов шампанского Карамельная красавица  при входе в комнату с елкой превратилась в Медяшку, а шампанское в ее руках —  в шипучий лимонад. Девочка со смехом подбежала к светловолосому мальчику, который в углу успел  выстроить целый замок из игрушек.  Другие дети, выходя из зала с елкой в гостиную, так же  становились взрослыми, и это было волшебство в чистом виде.

    Чуть в отдалении был камин, большой и жаркий. И рядом  в кресле качалке, укутав ноги пледом, дремала старая женщина, глядя на которую,  подсматривающий в окно ребенок почему-то подумал об иве, тонком деревце с ветками-лентами.  И никто из гомонящей малышни, никто из зайчиков-белочек, лисичек и мышек, не переходил незримую грань, дабы  не беспокоить Бабушку Ивушку. Она была слишком стара для всей этой праздничной суеты, пусть и принимала в ней посильное участие.

Ребенку вдруг хотелось присоединиться к торжеству, но... но он не мог войти в эти большие окна. И у дитя не было костюма.  Вспышка света за спиной заставила дитя обернуться.  Перед ним возникло ангельское существо, сотканное из сияния звезд, душевного тепла и парящих  искристых снежинок.

—  Хочешь попасть внутрь? — спросило оно, склонившись, сев перед одиноким ребенком.

- Да!  Конечно! —   в предвкушении, воскликнул малыш. И его желание сбылось.  Стена гостиной будто растворилась, и ничто не мешало  ребенку присоединиться к  праздничной круговерти. К тому же, его здесь уже ждали, встречали.

—  Джин! Где же ты был? Мы тебя потеряли! —  воскликнул вышедший вперед Ион, он определенно был рад видеть своего гешеанского друга-колдуна, входящего в зал. И никто не обратил внимания, как стена снова стала целой, словно чуда и не было.  Дитя в один момент забыло об Нежном Ангеле, с головой ринувшись в водоворот развлечений.

На нетронутом снегу террасы, размеченном лишь детскими следами, осталась валяться хрупкая стеклянная игрушка. Яркие искусственные снежинки покрывали плечи и крылья нежного ангела, а падавший с неба снег — сам хрустальный шар.

Веселье же внутри волшебного замка лишь  начиналось. Было и пиршество с бесконечными здравицами и тостами. Был фейерверк, расцветивший небо  яркими огнями и шутихами.  А потом все дарили друг другу подарки и  радовались, поздравляли друг друга. И бал длился  бесконечно долго, ведь в стране грез и фантазий сбываются самые невероятные мечты.

Светлый ангел темной ночи

https://i.pinimg.com/originals/3a/49/48/3a494878a6d4a4154216fdf84e2e2f64.jpg

9 118

Re: Снежный хоровод 2021

Всем спасибо за участие! ♥

Награда за хоровод будет зачислена в течении сегодняшнего дня.

10 50

Re: Снежный хоровод 2021

Все награды выданы. ♥